2019 March
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

Архивы за March, 2019

postheadericon “НАДЕЖДА СТАЛА РЕАЛЬНОСТЬЮ” – газета ЗАПОЛЯРНАЯ ПРАВДА. Специальный выпуск, 1981 год.

Время чтения статьи, примерно 2 мин.

СЛАВА СТРОИТЕЛЯМ И МОНТАЖНИКАМ НАДЕЖДЫ!

ЗАПОЛЯРНАЯ ПРАВДА Специальный выпуск, 1981 год на строительстве Надеждинского металлургического завода

НАДЕЖДА СТАЛА РЕАЛЬНОСТЬЮ 

2bb5c4f4845b8d12dc1

Сегодня коллектив строителей и монтажников специального управления строительства «Таймырэнергострой» Минэнерго СССР совместно с субподрядными организациями, эксплуатационниками НМЗ, проектировщиками, организациями и предприятиями Норильска сдал Государственной комиссии Надеждинский металлургический завод!

НАДЕЖДА-МОЙ КОМПАС ЗЕМНОЙ, А ПОБЕДА – НАГРАДА ЗА СТОЙКОСТЬ.

Сегодня стройка-гигант стала предприятием – гигантом, Надеждинский металлургический завод начал работать на коммунизм!

Завершен многолетний самоотверженный труд строителей, монтажников, пусконаладчиков «ТАЙМЫРЭНЕРГОСТРОЯ» и субподрядных организаций  НАДЕЖДИНСКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД, уникальное заполярное предприятие по выпуску меди, никеля, серы  ВСТУПИЛО СЕГОДНЯ В СТРОЙ.

   Сотни и тысячи дней и бессонных ночей отдали надежде тысячи рабочих, инженеров, служащих «ТАЙМЫРЭНЕРГОСТРОЯ» из управлений СМУ-1, СМУ-2, «МЕТАЛЛУРГСТРОЙ», «ТЭЦСТРОЙ», «ПРОММОНТАЖ», АТУ, УСМР, «ОТДЕЛСТРОЙ», МКЛЭП220, УПП, УПТК, ПОТС, ЭНТУС.

   Плечом к плечу рядом с ними трудились работники «СИБТЕХМОНТАЖА», «ВОСТОКЭНЕРГОМОНТАЖА», «ГИДРОМОНТАЖА», «НОРИЛЬСКЭНЕРГОМОНТАЖИЗОЛЯЦИИ», «СЕВЕРОВОСТОКЭЛЕКТРОМОНТАЖА», «ГИДРОСПЕЦСТРОЯ», «ГИДРОЭЛЕКТРОМОНТАЖА», УПРАВЛЕНИЯ МАЛОЙ МЕХАНИЗАЦИИ, ССУ7, ГЛАВЗАВОДСПЕЦСТРОЯ, «ВОСТОКХИМЗАЩИТЫ». «СИБМОНТАЖАВТОМАТИКИ», «ВОСТОКСАНТЕХМОНТАЖА», «ТЕПЛОМОНТАЖА», «СОЮЗШАХТООСУШЕНИЯ», «ВОСТОКПРОМСВЯЗЬМОНТАЖА», «СОЮЗЛИФТМОНТАЖА», «СОЮЗКИСЛОРОДМОНТАЖА», «СПЕЦЖЕЛЕЗОБЕТОНСТРОЯ», СМП-381, УПРАВЛЕНИЯ ПРОТИВОПОЖАРНОЙ АВТОМАТИКИ.

   Большой вклад в сооружение надежды внесли труженики НОРИЛЬСКСНАБА, УПРАВЛЕНИЯ ТОРГОВЛИ, Дудинского порта, УПРАВЛЕНИЯ НОРИЛЬСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ, МЕХАНИЧЕСКОГО ЗАВОДА, ПРЕДПРИЯТИЙ СТРОЙИНДУСТРИИ И СТРОЙМАТЕРИАЛОВ КОМБИНАТА, десятков других организаций города, края, всей нашей страны.

   Отлично поработали на завершающем этапе ЭКСПЛУАТАЦИОННИКИ НАДЕЖДЫ. ВЫ ПОСТРОИЛИ ЗАВОД, КОТОРЫЙ СТАНЕТ ГОРДОСТЬЮ СОВЕТСКОЙ ИНДУСТРИИ!

Огромное вам спасибо, товарищи!

46280b40e8a+

2bb5c4f4845b8d12dc127e8b0f6d4728
46280b40e8a1fcee525f7a043abf9b04

 

 

postheadericon Газета “Evening Post” от 9 августа 1938 года стр. 17. Статья “Промышленная Арктика – новый туристический центр”

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

EP19380809.1.1-c2566

statia-igarka

ЧТО ОСВАИВАЕТ РОССИЯ

В качестве дополнительного проекта к своей кампании по освоению Арктики, Советская Россия создает летние и зимние туры по тундре и организует круизы по недавно проложенному на карте СССР Северо-Восточному пути, соединяющему, через Северный Ледовитый океан, города Мурманск и Владивосток, пишет Дрил Браун (Dril Brown) корреспондент газеты «Нью-Йорк Таймс». Вместе с захватывающими полетами русских летчиков над полярными просторами Арктики, открывается возможность освоения новых живописных мест для путешественников и туристов на Севере России.

В горах Кольского полуострова расположился шахтерский город им. Кирова, в котором наряду с промышленным освоением территорий делается дополнительный упор на туризм и в этом направлении там ведется серьезная деятельность. Восемь лет назад это был небольшой железнодорожный поселок, сегодня город стал одним из ведущих горнолыжных центров России. В котором проходит ежегодная, шестинедельная встреча чемпионов страны. Новый Дом Туристов принимает в летнее время множество гостей, для которых проводятся экскурсии по рудникам и организовываются походы в горы. Ночные клубы, придорожные кафе, джаз и другие “западные увеселительные заведения”, которые теперь снова процветают в Москве и Ленинграде, были адаптированы и к Арктике. В современной гостинице, в Мурманске, в летнее время можно поужинать и неплохо отдохнуть или потанцевать под открытым небом, под джазовую музыку похожую на Tin Pan Alley (дословно «улица жестяных сковородок» (или «жестяных кастрюль») — собирательное название американской коммерческой музыкальной индустрии прим. – 31marta.ru) это превосходные достижения для удаленного арктического города. Мурманск – современный рыбацкий городок с траловым флотом, который является одним из самых механизированных в мире, и следовательно, гордостью машинно-ориентированной новой России. Проводимые экскурсии по корабельному флоту и круизы по Баренцеву морю являются популярными достопримечательностями.

НА САМОЛЕТЕ ИЛИ НА ПАРУ.

В Азиатской Арктике теперь можно путешествовать на самолете или на пароходе в Игарку, посетить шестилетний арктический порт в устье Енисея или одно из близлежащих местных поселений вдоль Енисея, или на побывать на острове Диксон, по пути посетить Северо-Восточный научный и радиоцентр. Здесь действует регулярное воздушное сообщение. Оно открыто вдоль всех четырех великих рек, проходящих по территории Сибири, с местами дислокации и отправления из Омске, где Обь и Иртыш, из Красноярска для полетов вдоль Енисея, а также из Иркутска и Якутска для полетов вдоль Лены.

Игарка, наряду с подобными промышленными городами, возникающими в настоящее время в голой тундре, является также туристическим центром региона. До Игарки можно добраться на судне зафрахтованном у Енисейского флота, такие суда оборудованы для перевозки небольших групп туристов, желающих насыщенно провести отпуск.

Летом большинство лучших драматических и оперных спектаклей в России ставятся в Игарке и других полярных городах. В этот город часто приезжают труппы из МХАТ, Камерного, Вахтанговского театров, из Большого государственного оперного и Ленинградского балета, а также организовываются просмотры в кинотеатрах города классических или современных кинокартин, шедевров Советской кинематографии.

Наряду с этим присутствует в Арктике и побочная, не совсем героическая, для Советской индустриализации деятельность – это туземные племена, которые до освоения северных территорий Советским Союзом в этом регионе, несколько лет назад, были почти первобытными народами. Самоеды, тунгусы, остяки, гиляки (люди на веслах), голдлы, ламуты, юраки, чукчи и эскимосы веками вели кочевой образ жизни на полярных просторах. Сегодня, все еще одетые в свои яркие старинные костюмы, они трудятся на заводах и фабриках простыми рабочими, или занимаются фермерскими хозяйствами, остаются рыбаками и оленеводами в этой современной индустриальной Арктике.

Поездка в Арктику не отягощается особыми денежными тратами и не является дорогостоящей, но поскольку в населенных пунктах и городах все еще отсутствуют дома отдыха или санатории для рабочих и крестьян Советской России, то основную часть туристов составляют художники, писатели, ученые, изобретатели, «стахановские рабочие» – наиболее высокооплачиваемые группы населения.

 Иностранные граждане, путешествующие туда, должны иметь консульскую визу и специальную арктическую визу, выданную Министерством иностранных дел Моссовета. Стоимость поездки в Советскую Арктику, без учета стоимости проезда в Россию, колеблется от 25 до 250 фунтов.

Новозеландская газета “Вечерняя почта”

igarka_090811_03_std

Современная Игарка. Вид с протоки Губинской. Слева белое здание диспетчерская порта ЛПК. В центре на берегу территория комбината.

postheadericon Статья “Российские ледоколы в Арктическом море” из газеты “Dunstan Times” от 22 февраля 1937 год (страница 2)

Время чтения статьи, примерно 6 мин.

s-l1600 (96)ДОСТОЯНИЕ СИБИРИ ЛЕСНЫЕ РЕСУРСЫ.

Катастрофа российского парохода «Челюскин» в 1934 году, когда он был зажат во льдах, и последующее, захватывающее спасение пассажиров и экипажа, с помощью самолета, привлекло внимание мировой общественности на то, как Советское правительство всеми силами пытается освоить Арктические ледяные пространства вдоль северного побережья Ледовитого океана.
В течение последних нескольких лет правительство СССР тратит большие суммы на строительство ледоколов и самолетов для непрерывного освоения Арктики, и результаты побуждают полагать, что СССР сможет транспортировать различное сырье через северный морской путь.
У русских отлично получается строить ледоколы, они научились производить свои собственные суда, а когда-то Россия приобретала их у британских судостроителей. Ленинградский порт теперь открыт зимой (круглогодичная навигация), а на востоке СССР ледоколы содержат чистыми ото льда проходы от самого Владивостока, чтобы не было риска утопления флота, подводных лодок и эсминцев в зимнее время.
В последние годы великий Северный морской путь из Архангельска и Мурманска во Владивосток несколько раз выпадал на конец лета, и ледоколы сопровождали множество грузовых судов от устья великих рек, впадающих в воды Северного Ледовитого океана, нагруженные пиломатериалами и ценным сырьём Северной Сибири.

ПОГОДНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ.

Советская Арктика раскинулась на огромную территорию. Из-за того, что длина Арктического побережья страны составляет 18 000 миль, изучение полярных регионов стало одной из главных задач правительства СССР.
Знаменитый исследователь Нансен однажды сказал: «Мы не планируем открыть Северный полюс во второй раз, но здесь, на крайнем севере, где рождается погода Европы и Северной Америки, мы соберем достаточное количество метеорологических данных для преобразования метеорологии из искусство в науку».
Советский Союз находится рядом с резервуарами холодного Арктического воздуха, где Великие моря навсегда покрыты ледяными полями. Поэтому, чтобы гарантировать правильность прогнозов погоды, необходимо в первую очередь изучить всю сложную систему, которая регулирует атмосферу в Арктических регионах.
В последние годы под руководством известного полярного специалиста, профессора О. Ю. Шмидт, администрация Северного морского побережья, был основан и занимался завоеванием Севера, изучением его богатств и открытием воздушных, морских и речных маршрутов. Эта работа проводится систематически с 1929 года. Ледокол “Седов” под командованием капитана Воронина совершил ряд успешных экспедиций на Землю Франца-Иосифа и Новую Землю. Советские и иностранные лесные корабли регулярно отправляются в Карское море и в процветающий город-Порт Игарка, драг устья реки Енисей, чтобы взять ценные продукты великих северосибирских лесных массивов.

s-l1600 (100)

Река Енисей – “levee dressee par la glace” Ледяное восхождение

Исторические плавания ледокола «Сибиряков», который впервые за один сезон преодолел огромное расстояние от Архангельска до Владивостока, и ледокола «Садко», совершившего то же путешествие в противоположном направлении, показали, что Северный морской путь будет и есть надежный транспортный проход. Путь из Ленинграда во Владивосток, через Индийский океан, составляет 12 705 миль, а морской путь вдоль Арктического побережья сокращает это расстояние до 8 385 миль.
Именно поэтому администрация Северного морского пути уделяет большое внимание техническому оснащению этого маршрута. За пять лет число полярных радиостанций было увеличено с одной до 55, вдоль всего побережья были созданы авиационные базы, что позволило самолетам совершать полеты для определения состояния ледяных полей и сопровождать составы коммерческих судов. Кроме того, введен в эксплуатацию большой парк ледоколов.
«Территория» Администрации Северного морского пути простирается от 62 градуса северной широты над огромной территорией площадью 3 750 000 квадратных миль, на которой проживает 218 000 человек, из которых 102 000 являются эскимосами.
Прошлый год был ознаменован значительными успехами в завоевании Арктики, и количество судов, перевозивших грузы в северные порты, было почти вдвое больше, чем в предыдущем году.
Авиация стала бесценным средством транспорта и связи на севере. Полярная авиация – в 1936 году утроилась по количеству летных часов, по пассажирским перевозкам, перевозке грузов и почты.

ЗНАКОВЫЕ РЕЙСЫ.

Несколько замечательных полетов были совершены советскими арктическими летчиками в прошлом году. Наиболее заметными были беспосадочный перелет Чкалова на большие расстояния из Москвы на остров Кейп Айленд (Канада) через Землю Франца-Иосифа, зимний перелет совершил Водопьянов и Махоткин из Москвы до побережья Земля Франца-Иосифа и обратно, зимний полет Фариха на тяжелом двухмоторном самолете из Москвы в Архангельск и Амдерму по побережью Карского моря; Круговой рейс Молокова из Красноярска, достигший Якутска, Петропавловска (Камчатки), Wellen, острова Врангеля, Архангельска, Москвы и обратно в Красноярск, общий перелет почти 19600 миль и, наконец, полет, совершенный Леваневским из Сан-Франциско в Москву через Сиэтл, Джуно, Фэрбенкс, Ном, Wellen, Мыс Шмидт, Залив Тикси. Якутск, Красноярск и Москву.
В прошлом году ледовые условия были исключительно суровыми. Конвои грузовых судов, несмотря на их сопровождение мощных ледоколов, были вынуждены плыть по ранее не использовавшемуся маршруту, через архипелаг Норденшельд. Они были вынуждены ждать почти два месяца в восточном регионе Карского моря, окруженном твердым, непоколебимым льдом. К счастью, летчикам удалось установить, что в проливе Вилькицкого имелась полоса чистой воды, отделяющая Новую Землю от материка. В это время ветер неожиданно повернул и сдвинул тяжелый лед. В сопровождении ледоколов “Литке” и “Ермака” пароходы успешно прошли через проливы. Это решило судьбу полярного судоходства 1936 года, и, несмотря на то, что зимние морозы уже начались в Арктике, всем
судам удалось добраться до пункта назначения, не будучи уловленными льдом на зиму.

s-l1600 (99)99ПОСТАВЛЯЕМЫЕ ПЕРЕВОЗКИ.

Это была большая победа советского арктического флота, который доставлял грузы на все охотничьи станции, оленеводческие совхозы и национальные колхозы, угольные шахты, золотые поля, радиостанции, авиационные базы, научные экспедиции и разбросанных местных жителей вдоль всего побережья Северного Ледовитого океана.
Пароходы «Искра» и «Ванцетти», следовавшие по прямому маршруту через Северный Ледовитый океан от Владивостока до Мурманска, а также Крестянин, Сталинград и Анадырь, которые по тому же маршруту совершили рейс из Архангельска до Владивостока, успешно выполнили свои задачи.
Одной из важнейших задач этого года была перевозка пятью пароходами целого города – людей, домов, лодок и скота – в точку в Северной Сибири, где геологи, прикрепленные к полярной станции на мысе Нордвик, обнаружили, что земля содержит соль и нефть, и что в нескольких милях от него большие по величины, прямо на поверхности, лежат горы антрацитового угля. Так был основан город с населением 40000 человек. Все спланировано заранее. Соляные отложения находятся на глубине 120 футов от поверхности, и в 1938 году выработка должна составить 150 000 тонн. Для добычи нефти используются бурильные машины.

СУРОВЫЙ КЛИМАТ.

Климат, конечно, ужасно суров, и эскимосы – единственные люди, которые действительно способны постоянно жить в регионе. В своем раннем энтузиазме Советское правительство пыталось слишком быстро цивилизовать этих аборигенов, и в результате они были вынуждены жить в деревянных домах, и их здоровье серьезно ухудшалось. Теперь им разрешено жить по-своему, пока они отправляют своих детей в школы, где их обучают в утвержденном московском стиле. Говорят, что радиоприемники интригуют местных жителей, и некоторые более предприимчивы, чем другие, научились джазу!
Одним из новых центров в Арктике является порт Игарка, на Енисее, в 100 милях от Полярного круга. Шесть лет назад поселение состояло из нескольких хижин; сейчас его население составляет 14 000 человек, здесь только деревянные дома, а улицы вымощены бревнами. В течение короткого теплого сезона почва становится по-настоящему болотистой, и такие деревянные улицы сильно необходимы.
По суше порт Игарка находится далеко от транссибирской магистрали. Из Красноярска курсирует гидросамолет от железной дороги и до порта Игарка, расстояние между Красноярском и Игаркой – 1500 миль.
В прошлом году 500 000 деревьев были вырублены зимой в порту Игарка и отправлены в Европу или на склад в Архангельске, в течение двух с половиной месяцев навигации. В этом году нужно вырубить миллион деревьев. Огромный запас доступной древесины подтверждается заявлением о том, что на миллион деревьев приходится только 2 процента от числа, которое можно вырубать каждый год без необходимости лесовосстановления. На лесозаводах работа прекращается, когда температура наружного воздуха опускается ниже 76 градусов мороза!
Продовольственная проблема трудна: крупный рогатый скот, свиньи и птица выращиваются в специально отапливаемых помещениях, а овощи выращиваются под стеклом. Основные магазины доставляют продукты в город с Транссибирской железной дороги или спускаются кораблями по рекам, когда они открыты для навигации в течение трех месяцев в году. Существуют огромные стада оленей, которые дают пищу, шкуры и кожу.
На острове Диксон, у устья Енисея, есть прекрасная гавань, в которой могут найти укрытие более 100 пароходов. Там также имеется беспроводная станция входящая в состав 55 арктических радиостанций и главный метеорологический центр. Здесь прячутся пароходы как внутрь, так и наружу, в то время как ледоколы идут на пути, где они могут раздавить или проложить маршрут сквозь ледяные барьеры. В этом им помогают (подготовленные летчики, которые могут выбрать с воздуха наиболее выгодные места для прохождения ледоколов).
На многих ледоколах работают ученые. Во время исследовательского рейса из Архангельска, в июле прошлого года, ледокол “Малыгин” проследовал в залив Вилькицкого, самый трудный район на всем Северном морском пути, и к восточному побережью Новой Земли. Научный персонал состоял из пяти гидрографов, пяти гидрологов, астронома, геолога, специалиста по магнетике и пяти студентов. Позже, из-за плохой погоды, Малыгин был вынужден взять на себя новую задачу – конвоировать 36 пароходов через лед в Карском море. Когда погода улучшилась, Малыгин возобновил свою исследовательскую работу, прояснив основные черты енисейского течения, проходящего вдоль северного побережья. Исследователи на борту провели в общей сложности 1000 анализов морской воды в ходе своей работы.
Таким образом, советская битва против арктического льда пытается найти пути и средства для навигации по всему маршруту в любых условиях. Обширные районы севера могут дать гораздо более ценные продукты, чем массивы древесины, которые сейчас составляют ее основной товарный запас. Но трудности климата и транспорта делают плавания опасными, испытывая в максимальной степени выносливость и энтузиазм экипажей ледоколов.

postheadericon Н. Н. Урванцев. Два года на северной земле. Книга полный текст + иллюстрации и фото

Время чтения статьи, примерно 1 мин.

История открытия и исследования Северной Земли. Организация нашей экспедиции. Состав. План работ. Снаряжение в Ленинграде. Формирование партии. Поездка в Архангельск.

Скачать (DOCX, 5.41MB)

postheadericon Города-порты: Игарка. Фотографии из британской газеты “THE TIMES” вторник 3 ноября 1936 год

Время чтения статьи, примерно 24 мин.
Фотографии и текст под ними из британской газеты “THE TIMES” вторник 3 ноября 1936 год “ПОРТ ИГАРКА: НОВЫЙ ГОРОД ЗА ПОЛЯРНЫМ КРУГОМ

 1Есть множество причин, по которым Игарка в своем развитии остановилась на рубеже 80-х годов. На судьбе этого города самым негативным образом неоднократно сказывались общегосударственные реформы. Игарка зародилась в 1929 году, когда еще действовали базировавшиеся на рыночных принципах экономические механизмы НЭПа. Она была создана Северо-Сибирским государственным акционерным обществом промышленности и торговли, входившим в систему внешней торговли и имевшим название “Комсеверопуть”, организованным на основе привлечения иностранного капитала, обладающим правом экономической самостоятельности и функционирующим на основе прибыльности. Кроме торговли лесом, общество “Комсеверопуть” обладало правами на добычу курейского графита и разработку медно-никелевых руд, найденных в районе речки Норилки. Еще одной характерной чертой подобных предприятий, кроме экономической самостоятельности, было единство управления всем комплексом производств и отраслей. Не успев встать на ноги, Игарка испытывает серьезнейший удар, связанный с ликвидацией в 1930-1932 г.г. акционерного общества “Комсеверопуть”. Именно в эти годы из Игарки наблюдается не просто отток, а повальное бегство рабочих, на смену которым доставляется спецконтингент. 
      Но к прошлому Игарки нельзя подходить однозначно, ее начало, ее развитие связывать только с историей игарской ссылки нельзя. 
    Лесоматериалы были в числе первых товаров внешнеторгового оборота русского государства. 
     Еще в 16-17 веках мачтовый лес и такие продукты древесины, как смола и деготь, постоянно через Белое море вывозились из России в страны Западной Европы. С начала 18 века русский лес стал систематически экспортироваться через Архангельск, Петербург, Ригу, Выборг и другие порты Балтийского моря. Вывоз мелких лесных товаров резко увеличился в конце второй половины 19 века и особенно в начале 20-го. Если в 1805 году лесной экспорт составлял 1,3 миллиона рублей, в 1900 году – 54,2 миллиона, то в 1913 году он составил уже 164,9 миллиона рублей. Накануне Первой мировой войны Россия как лесоэкспортер заняла первое место в мире, обогнав США и Швецию. Но деревообрабатывающая промышленность страны оставалась при этом крайне отсталой по сравнению с западноевропейскими странами и состояла в основном из лесопиления и фанерного производства. Около трех четвертей русского лесного экспорта приходилось на Германию и Англию. Особенно велика была доля Германии, куда уходило свыше 40 процентов российского лесного экспорта. Например, в Восточной Пруссии, на русском лесном сырье работало около 700 деревообрабатывающих предприятий. 
      Основная масса лесоэкспортных товаров России вывозилась за границу морским путем из выходных морских пунктов, количество которых было довольно ограниченным, и располагались они преимущественно на побережье Балтийского моря. 
      В 1906 году несколько депутатов 1-й Государственной думы – энтузиастов освоения богатств Сибири с использованием Северного морского пути – подняли соответствующий вопрос перед правительством и получили ответ, что “министерство финансов не решается возлагать надежды на экспорт леса за границу Северным морским путем и могущие произойти из сего выгоды для Сибири”. При этом приводились заключения экспертов о низком качестве сибирского леса, который не может конкурировать ни с архангельским, ни с канадским и шведским, поскольку, дескать, “континентальный климат Сибири губительно сказывается на росте деревьев, от сильных морозов древесина растрескивается”. Отчасти, такое, может быть, наблюдается, но не настолько же, чтобы уж совсем не составлять конкуренцию лесу, произрастающему в странах с более мягким климатом. И время подтвердило абсурдность подобных заключений. Более того, как оказалось, ангарская сосна, отличающаяся высоким качеством мелкослойной и особо плотной древесины, малым количеством сучьев и красивой текстурой, проявляющейся даже после простейших видов обработки, быстро завоевала первое место на мировом рынке и по спросу до сих пор находится вне конкуренции. 
      
      Начало советскому лесному экспорту было положено в октябре 1921 года продажей в Англию одного пароходного груза пиломатериалов из Архангельска. 
     При этом размер клеймсов (рекламаций и прочих претензий покупателя по поводу несоответствия товара договорным условиям), уплаченных по этому первому пароходному грузу, составил 37 шиллингов на стандарт, что явилось совершенно беспрецедентным случаем невероятно высокого размера штрафа, установленного английским арбитражем. 
     Наибольшего развития лесной экспорт СССР достиг в годы первой и второй пятилеток. В 1930 году было экспортировано 13026 тысяч кубометров леса, что равнялось объему всего советского лесоэкспорта за период с 1922 по 1926 годы. При этом доля экспорта лесных товаров в общем экспорте СССР составляла 16,5 процента, к 1937 году она увеличилась до 25,3. Лесной экспорт СССР в мировой лесной торговле в 1930 году составлял 21,2 процента против 20(!) процентов российского экспорта в 1913 году. Весьма красноречивое свидетельство о том, что один из довоенных показателей по экспорту наша страна смогла вернуть себе только через девять лет после возобновления поставок леса за границу. До 84 процентов всех экспортных лесных товаров в этот период отправлялось морским путем. В 1930 году в СССР насчитывалось 54 морских выходных пункта в виде портов и бухт. Быстрый рост экспорта древесины, обусловленный получением столь необходимой для индустриализации страны валюты, потребовал строительства новых лесоперерабатывающих предприятий, складов лесных экспортных товаров и новых выходных лесоэкспортных пунктов и портов. На базе развития сибирского лесного экспорта по Енисею началось активное освоение Крайнего севера Сибири, развитие Северного морского пути. В это время и возникла Игарка. 
      
      Игарскую протоку и Игарское зимовье впервые на карту в 1740 году положил штурман А.Ф. Минин. 
     Вывоз сибирского леса на экспорт по Енисею начал осуществляться в 1924 году так называемыми Карскими операциями. Первая партия сибирских пиломатериалов была вывезена в Англию через Усть-Порт (ниже Игарки по Енисею на 373 км) на небольшом морском пароходе “Л. Красин”. Пиломатериалы с барж перегружались непосредственно на морские суда. Всего за 1924 -26 гг. за границу было вывезено 14740 кубометров. 
      Усть-Порт для проведения погрузочных операций оказался весьма неудачным местом: открытый, незащищенный от господствующих ветров рейд, короткое лето. Участок Енисея вверх по реке на 300 километров оказался труднопроходимым для речных барж и плотов с круглым лесом. Эти обстоятельства вынудили искать более удобное место для морского порта. С этой целью в 1927 году руководство Томского округа водопути направило на Енисей изыскательскую партию во главе с инженером Л.Н.Смирновым. Экспедиция базировалась на обстановочном пароходе “Тобол”, капитаном которого был Петр Филиппович Очеретько. Осенью того же года против рыбачьего стана Игарского была обнаружена глубоководная протока, отделяющая остров Самоедский от правого берега, удобная для отстоя морских судов. Так состоялось второе открытие Игарской протоки. 
      В 1927 году после проведения в протоке промерных работ и положительного заключения изыскателей здесь было решено сделать пробную загрузку трех морских пароходов. Летом 1928 года эта операция успешно осуществилась, и уже на следующий год в Самоедскую (Игарскую протоку) вошел пароход “Полярный” с караваном барж, на которых находились первые строители нового порта и комбината. 
      
      Строительство началось с выгрузки оборудования, корчевки леса, рытья котлованов под здания цехов. Одновременно с этим возводилось жилье, и велась обработка морских судов. 
     В тот год из Игарки ушли 13 лесовозов, вывезшие за границу 30 тысяч кубометров круглого и пиленого леса. 7 ноября 1929 года был пущен первый временный двухрамный лесозавод, оснащенный оборудованием шведской фирмы “Болиндерс”. На следующий год, когда предназначенный для выпуска лесоэкспортной продукции лесозавод № 2 не успели ввести в строй, этот первый и во многом еще несовершенный завод, основной задачей которого было снабжение пиломатериалами самого строительства, перешел на экспортную продукцию, отгруженную в навигацию 1930 года. В то лето из Игарки ушли 12 лесовозов, взявшие в свои трюмы 63,2 тысячи кубометров продукции верхних комбинатов и 9,8 тысячи – игарского товара. В конце 1930 года в строй вступил двухрамный, также облегченного типа, лесозавод № 3, а к лету 1931 года был построен лесозавод № 2. С пуском нового завода Игарский ЛПК резко увеличивает выпуск экспортной продукции. В 1931 году собственного товара отправлено уже 55 тысяч кубометров, а перевалено только 46 тысяч. При этом новая советская лесопилка не только наращивала свою мощь, но и успешно завоевывала рынки сбыта, продавая свою продукцию в Англию, Германию и Нидерланды. 
      +4Строительство Игарского комбината начинало акционерное общество Наркомвнешторга “Комсеверопуть”. Помимо лесопиления комбинат должен был заниматься производством разного рода мебели, изготовлением стандартных оконных и дверных блоков, бондарной и ящичной клепки. В дальнейшем, в целях создания безотходного производства, предполагалось строительство лесохимического завода. К первому пятилетнему юбилею, в 1934 году, когда комбинат уже находился в ведении Таймырского лесоэкспортного треста, в Игарке была 200-метровая причальная стенка из свай, обшитых лиственничными плахами. С этого же года морские суда стали загружаться с берега, в порту появились отечественные (Соломбальского завода) автолесовозы, постепенно пришедшие на смену лошадям и “медведкам”. Ровно через год причальная стенка увеличилась еще более чем на 150 метров, а выпуск собственной продукции по сравнению с первым годом работы заполярной лесопилки вырос в 14 раз. В 1935 году за высокие производственные показатели по экспорту пиломатериалов Игарский ЛПК был занесен на Всесоюзную доску почета. К концу навигации 1936 г. протяженность причала достигла 800 метров, что позволило увеличить количество одновременно обрабатываемых пароходов до пяти и тем самым сократить штрафы за простой судов. 
      
      В довоенные годы погрузочные операции заканчивались, как правило, до 1 октября, навигация длилась максимум 92 дня. Морские суда, преимущественно – иностранные, не имеющие усиленного ледового корпуса, вынуждены были покидать игарский порт по чистой воде. 
     И связано это было еще и с тем, что по условиям страхования страховой сбор для иностранных судов после этого срока оплачивался в два раза больше, а это было невыгодно государству. Но темпы роста лесоэкспортных операций на Енисее все равно впечатляют. Если в 1933 году на 25 судах было вывезено 150 тысяч кубометров, то в 1936 году на 41 пароход отгрузили 221 тысячу. И уже в 1938 году, когда в Игарский порт за лето пришло более 60 пароходов,- 243 тысячи. Навигация в тот год началась 30 июня и закончилась 30 сентября, среднесуточный объем погрузочных работ достиг величины 3920 кубометров. К такой производительности Игарский ЛПК вернется только лишь в 1956 году. 
      С начала 60-х годов Игарский ЛПК начинает устойчиво наращивать как объемы лесопиления, так и темпы отгрузки переваливаемых пиломатериалов. В это время ледокольный флот страны пополнился новыми единицами, а торговый флот – специализированными морскими теплоходами – лесовозами – ледового класса плавания, оборудованными современной грузоподъемной техникой, что позволило значительно сократить сроки обработки судов. В 1963 году навигация продлилась 113 дней. За это время на суда было погружено 157800 стандартов экспортных пиломатериалов (почти 750 тысяч кубометров), среднесуточный объем отгрузки составил 6583 кубометра. В последующие годы Игарский морской порт устойчиво приближается к заветной цифре – миллиону кубометров древесины, отгруженной за одну навигацию. В 1967 году за 115 суток на 129 морских лесовозов было уложено 939700 кубометров пиломатериалов. Еще в 1962 году в Игарке впервые произвели опытную загрузку морского судна плотными транспортными пакетами. На теплоход “Волга” уложили 4680 кубометров пиломатериалов. В 1963 году жесткими транспортными пакетами было отгружено судно “Алатырьлес”. Но из-за отсутствия средств механизации производство пакетов было прекращено, и только с 1970 года жесткий транспортный пакет становится основной единицей при отгрузке отправляемых на экспорт пиломатериалов. 
      
      +2Игарку когда-то славили как мать городов сибирских. В 30-х годах О. Ю. Шмидт назвал этот город форпостом культуры на Севере, маяком, который виден издалека. 
     И на самом деле, такое было. Ровесница индустриальных гигантов первых пятилеток, ставшая примером героического энтузиазма и выживания в самых, как тогда казалось, суровых условиях Заполярья, вложившая немало сил и средств в строительство не только на севере Красноярского края, но и в освоении Арктики, Игарка к началу 60-х годов безнадежно отстала и от своих ровесников, и от соседнего Норильска, появившегося на картах страны шестью годами позже. 
     В городе всегда складывалось трудное положение с обеспечением водой, электроэнергией, медицинской помощью, ощущалась острая нехватка жилья. В 1962 году весь жилой фонд Игарки насчитывал 22936 квадратных метров. Из них 9014 квадратных метров – постройки до 1935 года. Большинство жилых домов были построены в конце 30-х – начале 40-х годов, многие из них с тех пор не ремонтировались. В эксплуатации имелось несколько каркасно-засыпных бараков, построенных в 1949 году сроком на три года. Медицинские учреждения размещались в не предназначенных и с трудом приспособленных для обслуживания населения помещениях, ощущалась острая нехватка врачей и среднего медицинского персонала. В городе не было прачечной, развернутой сети предприятий бытового обслуживания, кинотеатра, существовала очередь в детские сады и ясли. 
      
      Нельзя сказать, что страна Игарку не ценила, позабыла и совсем, с конца 30-х годов, перестала уделять ей внимание. 
     В 1956 году по распоряжению Совета Министров СССР была начата разработка первого плана генеральной реконструкции Игарки. При этом использовались данные, полученные в процессе изыскательских работ, которые велись в районе Игарки в момент строительства объекта №503. Проектировщики видели город крупным центром лесообрабатывающей промышленности, большим портом на Енисее, доступным для крупнотоннажных морских судов. В связи с предполагаемым более чем в 1,5 раза увеличением лесного экспорта предусматривалось значительное усовершенствование производственных мощностей комбината, строительство нового склада готовой продукции и причальных сооружений. Генплан учитывал перспективную возможность строительства железной дороги, отмечалось, что в ближайшем будущем Игарка может стать центром по добыче угля, нефти и других рудных полезных ископаемых. Поэтому план реконструкции был рассчитан на строительство города с населением 30 тысяч человек. 
      В 1958-1962 годах принимались решения о строительстве в Игарке жилых домов, водопровода, больницы, нескольких детских дошкольных учреждений. Красноярский крайисполком, совнархоз Красноярского экономического района специально по Игарке принимали 17 постановлений и решений, но ни одно из них не было выполнено до конца. Министерство коммунального хозяйства РСФСР и Красноярский крайисполком обязывались в 1959-1961 годах построить в Игарке водопровод, Министерство здравоохранения РСФСР и крайисполком – больницу на 120 коек, совнархоз и крайисполком завершить к 1964 -1965 годам строительство жилых домов общей площадью 30 тысяч квадратных метров, школы на 960 учащихся, дошкольных учреждений на 140 мест, широкоэкранного кинотеатра, а кроме того, выполнить большой объем работ по канализации, теплофикации и электрификации города. Для этого Госплан РСФСР обязан был обеспечивать целевым назначением необходимые Игарке капитальные вложения, выделять материалы и оборудование, а Главкрасноярскстрой – укомплектовать строительное управление “Игарстрой” квалифицированными кадрами, машинами, механизмами, транспортными средствами. 

Порт и стенд

Общий вид порта Игарки. Порт лежит в 100 милях (180 км) от Полярного круга ниже по Енисею, а в гавани находятся пароходы, которые берут древесину с лесопильных заводов Игарки и везут её через Карское море. В этом, 1936  году, было вырублено 500 000 деревьев зимой и отправлено в Европу в течение летнего сезона. Правая картинка показывает стенд с главами из статей Советской конституции на английском языке. Стенд установлен в порту Игарке в качестве пропаганды для британских моряков, служащих на судах и посещающих этот порт.

      
      27 июля 1962 года Большой игарский пожар полностью уничтожил склад готовой продукции комбината и 159,2 тысячи кубометров экспортных пиломатериалов, хранившихся на нем. 
     В огне пожара, перекинувшегося на город, сгорели 65 жилых и административных зданий – два магазина и контора рыбкоопа, родильный дом, аптека, ясли, два только что отстроенных общежития Северного городка, сгорел даже деревянный мост через Медвежий лог. Кроме жилья, город понес невосполнимые утраты – огонь уничтожил двухэтажные здания музея и интерклуба. Дальнейшее развитие Игарки уже не вписывалось в планы генеральной застройки 1956 года. 
      16 августа 1962 года состоялся шестой пленум Игарского горкома КПСС, на котором основной темой стало обсуждение проблем противопожарных мероприятий и ликвидации последствий большого пожара. На пленуме было объявлено, что решением бюро крайкома партии 1-й секретарь Игарского горкома К. А. Ахаев снят с работы. И здесь же, на пленуме, 1-м секретарем Игарского ГК КПСС был избран П. С. Федирко. 
      Весь мир облетела весть о пожаре в Игарке. Только в нашей стране о нем ничего не было сказано. Весь мир через иностранных моряков, которые по-прежнему приходили в наш порт, продолжал следить за происходящими у нас событиями. Пожар неузнаваемо изменил город и, наверное, людей, перенесших трагедию. Но упадка духа не отмечалось. Ежедневно по 800 человек трудились на месте сгоревшей биржи пиломатериалов, расчищали пожарище, срочно готовили места для пакетов свеженапиленных досок. Одновременно с этим на складе готовой продукции началась полная реконструкция, строителям необходимо было завезти 300 тысяч тонн гравия, а затем заняться укладкой железобетонных плит. Комбинат выкатывал на берег сырье, пилил его, принимал продукцию верхних комбинатов и вел загрузку одновременно трех-четырех морских лесовозов. 
      
      Как сказочная птица Феникс возрождалась Игарка из пепла. 
     Главной заботой для всех игарчан было строительство жилья. Первые каменные дома Игарки – двухэтажки по улице К. Маркса, а рядом столовая, позднее получившая название кафе “Северное сияние”, и тут же магазин №8 рыбкоопа, впоследствии названный “Полюсом”, и даже несколько деревянных общежитий по четной стороне улицы, а далее больничный городок – были предусмотрены планом генеральной застройки, разработанным еще в 1956 году. На этом плане имелось белое пятно, где и решено было возводить дома нового поселка. 
      Игарку не оставили один на один со своей бедой. В город приехали сотни строительных бригад, скомплектованных в Канске, Ачинске, Енисейске, Аскизе, Норильске… Немало было и добровольцев как приехавших с материка, так и пришедших на стройку из многих игарских организаций. Приезжие жили в палаточном городке, разбитом неподалеку от новостройки. Позднее и там появятся дома, и то место потом назовут улицей Строителей. За две декады августа 1962 года на строительстве нового поселка, появились контуры первых сборно-брусовых домов. Перед строителями стояла, казалось, невыполнимая задача: за 80 дней, оставшихся до зимы, необходимо было построить 26 домов. 
      Живя в палатках и оставаясь в них до сильных ноябрьских морозов, строители работали столько, сколько им позволяли силы, оставляя себе время только на краткий сон и прием пищи. Правда, не все было гладко на строительстве жилья. Многие из приезжих до этого и топора в руках не держали, немало было организационных неурядиц и беспорядка в снабжении стройки. Например, в комплектах сборных домов, приходивших на баржах, недосчитывались сотен кубометров стенного бруса, отдельных оконных и дверных блоков и используемых для внутренней отделки столярных изделий.
      Мощности Игарстроя в это время представляют собой несколько участков, в которых насчитываются десятки бригад. И все-таки ощущалась острая нехватка рабочих рук. Только в новом поселке необходимо было закончить рубку 15 деревянных домов и продолжить строительство пяти каменных двухэтажек по улице К. Маркса. 
      Между тем городские власти, надо отдать им должное, возникшие перед Игаркой проблемы стараются решать в комплексе. В сентябре 1962 года, когда на месте пожарищ еще дымились головешки, исполком горсовета утверждает план больших мероприятий по благоустройству улицы Октябрьской. Предполагалось в течение полутора – двух лет оштукатурить с наружной стороны и побелить все дома, выходившие на улицу Октябрьскую, забетонировать проезжую часть дороги и тротуары, высадить деревья и кустарники, установить цветочные клумбы. В месте пересечения улиц Октябрьской и К. Маркса обустроить центральную площадь и сквер, где определено место под памятник В. И. Ленину. В начале улицы Октябрьской, у речного порта, где заложено новое здание клуба моряков, разбить городской парк с эстрадой и торговыми точками. Исполком обязал руководителей городских организаций обеспечить снос принадлежащих им ветхих и аварийных зданий, стоящих вдоль улицы Октябрьской и в местах будущего строительства. Были разработаны мероприятия по уличному освещению, радиофикации улицы Октябрьской и городского парка. Все работы необходимо было выполнить до 1 июля 1963 года. К этому же времени требовалось осуществить план по озелению улицы Октябрьской, завершить бетонирование центральной площади, устройство клумб и ограды вокруг сквера. 
      В 1963 году проблемы строительства семь раз обсуждались на бюро горкома КПСС. Город представлял из себя большую строительную площадку. Новостройки преобразили его неузнаваемо. В каждом уголке Игарки шло какое-либо строительство. К осени новая дорога по новому мосту через Медвежий ручей связала обе части города. Сам мост – первый железобетонный мост Игарки – торжественно открыли 10 сентября. Появились новые автобусные маршруты, а вдоль дорог- новые павильоны остановок, правда, с наступлением темного осеннего времени разграбленные и сожженные. Продолжалась отсыпка гравия и укладка плит на новом СГП. Одним из ударных и значимых для строительства Игарки объектов является карьер, где добывают гравий. Обширная стройплощадка образовалась на западной окраине. Город стремительно наступал на тундру. Улица К. Маркса перешагнула зону больничного городка, здания которого уже обозначились своими ростверками. Рядом заложены ясли и детский сад, два жилых дома – 16-ти и 8- квартирный. Чуть поодаль и вглубь – забиты сваи новой кирпичной котельной – сейчас это котельная №10. А еще дальше, где когда-то игарчане собирали грибы и ягоды и охотились на уток, продолжалось строительство новой базы ОРСа. 
      В июле 1963 года в Красноярске началась отгрузка в Игарку бывшего в употреблении бетонно-растворного узла, на основе которого к лету 64-го Игарстрой планирует ввести в эксплуатацию собственный завод железобетонных изделий. В эти же дни в Игарке принимают первые баржи с панелями для двух пятиэтажных домов и новые плавмастерские, построенные на Красноярском судоремонтном заводе. И хотя в мастерских многое еще нужно переделать и приспособить под наши условия, игарские речники довольны, они получили мощную автономную ремонтную базу, оснащенную совершенно новым на тот момент оборудованием и станками -токарными, фрезерным, шлифовальным, сверлильным, гидропрессом, с собственной электростанцией, кузнечным, сварочным и столярным цехами. В июле же состоялось торжественное открытие клуба моряков, а в ноябре при клубе уже работал ресторан. 
      
      Но всего этого для Игарки было мало. Строительство велось наспех, при этом сплошь и рядом игнорировались рекомендации мерзлотоведов. Поэтому многие правительственные решения по строительству заполярного города так и остались на кальках и планшетах проектировщиков. 
      Вопрос о выполнении заданий по строительству в Игарке жилья, предприятий бытового и культурного назначения рассматривался в июле 1965 года на заседании Комитета партгосконтроля при ЦК КПСС и Совете Министров СССР. Как показала проверка, Госплан РСФСР ни в 1959-м, ни в 1964-м целевым назначением для Игарки никаких капитальных вложений и материалов не выделял, а Главкрасноярскстрой практически ничего не сделал для развития и укрепления материально-технической базы Игарстроя. Было вновь поручено Совету Министров РСФСР разработать план мероприятий по оказанию Игарке неотложной помощи. Этим планом, по срокам, совпадающим с пятилетним планом развития народного хозяйства СССР на 1965-1970 гг., предусматривалось в течение 1965-1970 годов построить 80 тысяч квадратных метров жилья, две школы на 1580 учащихся, детские сады на 1120 мест, больницу и родильный дом, поликлинику, кинотеатр на 500 мест, спортивный зал, столовую с кулинарным магазином, гостиницу, бани, прачечную и дом быта. Были даны соответствующие указания Министерству строительства РСФСР, Главкрасноярскстрою, Красноярскому совнархозу, Министерству здравоохранения РСФСР и ряду других организаций. Ворота Сибири в заграницу – еще и так именовали Игарку – должны были в грядущее пятилетие вступить в новом качестве, превратиться в крупный промышленный и культурный центр Красноярского края – об этом говорилось в Постановлении Совмина РСФСР от 7 июля 1965 г. “О промышленном, жилищном и культурном строительстве в Игарке”. 
      Развитие Игарки рассматривалось в неразрывной связи с модернизацией производства и расширением объемов выпускаемой продукции на Игарском ЛПК. В 1965-1967 годах комбинат собирался перейти на выпуск только экспортного товара. При этом самым коренным образом должна была измениться технология и подготовки пиломатериалов к продаже (искусственная сушка, обработка древесины антисептиками, плотные транспортные пакеты и специальная бумага для их обвязки), и погрузки леса на морские суда. Навигацию планировалось начинать не позднее 1 июля, а заканчивать в конце ноября. 
      
      По объему отгружаемой лесной продукции Игарский морской порт в 1965 году занимал второе место после Архангельского лесного порта. 
     И уже в те годы здесь, в Игарке, существовало мнение о том, что развитие Игарского морского порта сдерживает его ведомственная принадлежность, поскольку всеми погрузочными работами руководила администрация ЛПК, а порт не имел юридических прав. Председатель Игарского горисполкома В. В. Остапенко в газете “Водный транспорт” за 1964 год писал: “Настоятельно требуется, чтобы в Игарке был создан хорошо оборудованный морской торговый порт, который будет проводить все экспортные операции. И сделать это необходимо в самое короткое время, тогда поток грузов через Игарку будет возрастать более интенсивно”. Объем переваливаемых через Игарский морской порт лесных грузов планировалось увеличить к 1975 году до двух миллионов кубометров. К поставкам предназначались не только пиломатериалы, но и фанера, бумага, древесностружечная и древесноволокнистая плита, картон, целлюлоза и другие товары. Предусматривались проектные работы по устройству причалов, где могли загружаться сразу 25 морских судов. С развитием лесного экспорта связывалось дальнейшее развитие производительных сил Сибири и Красноярского края. 
      
      Концепциями у нас увлекались издавна. Осенью 1932 года в Москве прошла Всесоюзная конференция по размещению производительных сил Севера, определяемых параметрами второго пятилетнего плана развития СССР. На этой конференции была разработана концепция развития Севера. Подчеркивалось, что в труднодоступных районах необходимо ограничиться строительством только таких предприятий, создание которых вызывается самой настоятельной народнохозяйственной необходимостью и не может быть заменено строительством в других районах с большей эффективностью и меньшими затратами. Сейчас можно оглянуться на пройденный нами путь и оценить, насколько Игарка в дальнейшем своем развитии вписалась в данную концепцию. Кстати, на этой же конференции был подведен итог извечному, казалось, спору о другой концептуальной проблеме, о транспортной схеме освоения Севера. После горячей дискуссии между инициаторами строительства широтной железной дороги Мурманск – Охотское море (Великого северного пути) победили сторонники развития Северного морского пути, и это неудивительно, поскольку в их числе были такие заметные государственные деятели, как О.Ю.Шмидт и Р. Л. Самойлович. В декабре того же, !932 года было создано Главное управление северного морского пути – специальный хозяйственный орган, в подчинение которого входили все предприятия и организации, осуществляющие промышленную, транспортную, сельскохозяйственную, торгово-заготовительную и культурно-просветительскую деятельность. Создание Главсевморпути в какой-то степени спасло Игарку. Но ГУСМП придет сюда только лишь в 1935, а до этого будет непрерывная череда смены власти на комбинате, и как апофеоз кадровой чехарды и всеобщей неразберихи – караван плотов с сырьем, вмороженный в лед протоки поздней осенью 1934 года. 
      Весьма характерно об этом периоде нашей истории свидетельствуют данные о численности населения Игарки. В 1932 году здесь насчитывалось 12260 человек, в 1933-м – почти 14 тысяч! И эта стихия, обрушившаяся на город, была подобна большому пожару. На одного жителя Игарки приходилось по 2,5 квадратных метра жилья. В переполненных, слепленных на скорую руку засыпных бараках начали свирепствовать брюшной и сыпной тиф, цинга. В 1933 году цингой переболели 3555 человек, к концу 1934 года население Игарки уменьшилось более чем на три тысячи, и не все из убывших успели вовремя уехать в Красноярск, большинство переселилось на многочисленные игарские кладбища. 
      
      И расцвет Игарки с приходом ГУСМП был недолгим. 
     Еще одной реформой, больше похожей на разгром, было последовавшее вслед за волной политических репрессий 37-го постановление Совнаркома от 28 августа 1938 года, лишившее ГУСМП многих хозяйственных полномочий. В течение 1938-1940 гг. ликвидируются территориальные управления Главсевморпути, их функции передаются соответствующим центральным и местным организациям, обслуживание населения -торговля, культура – наркоматам, не связанным непосредственно с Северным морским путем. Игарка – “маяк на Севере”, любовно поддерживаемый усилиями ГУСМП, стал угасать. Что это означало для города тогда, мы хорошо можем представить сейчас, столкнувшись с подобной ситуацией в середине 90-х годов. И если вернуться к той концепции, которая была определена на Всесоюзной конференции1932 года, этого следовало ожидать: искусственно созданные для развития города тепличные условия не могла вынести даже социалистическая экономика. Впрочем, социализм здесь, наверное, абсолютно не при чем. Изначально ориентированное на экспорт производство должно было жить только по законам рынка. С конца 1938 года на Игарском ЛПК наблюдается неуклонное снижение производства, а с 1940-го лесоэкспорт прекращается полностью. 
      С середины 60-х годов в государстве начинается очередной и принципиально иной этап в освоении Севера. Экономическое развитие северных территорий рассматривается только с целью обеспечения ресурсами народнохозяйственного комплекса страны. Утверждается отраслевой принцип в управлении экономикой. Решение проблем Севера полностью переходит в компетенцию отдельных промышленных министерств и ведомств, которые, исходя из отраслевых критериев эффективности освоения территорий, беря по максимуму, безусловно, старались вкладывать в Север по минимуму. В целом для государства такой подход к широкомасштабному освоению ресурсов Севера имел положительное значение, но ограничение затрат в инфраструктуру северных территорий привело к возникновению множества противоречий, последствия которых мы до сих пор ощущаем на себе, с которыми столкнулись и те, кто восстанавливал Игарку после пожара 1962 года и пытался строить ее по разрабатываемым и утверждаемым еще в конце 50-х – начале 60-х 
     государственным генеральным проектам застройки. Само государство в это время уже опять жило по совершенно иным законам. 
      
      И все-таки Игарке было чем гордиться. 
     За полтора (с момента пожара) года в городе были построены и сданы в эксплуатацию интерклуб, детский сад, магазин рыбкоопа, 350 семей отпраздновали новоселье. За десять месяцев 1963 года игарчане на 11 миллионов рублей приобрели различных товаров, началось строительство цеха молочнокислой продукции и колбасных изделий, началось строительство котельной, насосной и водозаборного колодца на Гравийке, кессона- водозабора на комбинате. За Северным городком возводились каменные здания базы Игарстроя. В аэропорту были приняты в эксплуатацию новая дизельная электростанция, ангар и гостиница. Строители комбината к лету отремонтировали 25 общежитий Северного городка и загородный пионерский лагерь, который принимает только 240 школьников, – и об этом тоже настойчиво говорится на всех уровнях: на следующий год запланировали расширить лагерь настолько, чтобы он мог принять не менее 500 человек, и кроме жилых корпусов намечено построить купальню, площадку для октябрят, пионерский клуб. И построят. Довольно скромно прошло сообщение о том, что с осени 1963 года в Игарке начало работать вечернее двухгодичное медицинское училище. На первом курсе приступили к занятиям 39 будущих медсестер. В июле в паросиловом хозяйстве комбината в эксплуатацию сдавали первую очередь ТЭС. В строительстве теплоэлектростанции было много недоделок, но первая турбина дала промышленный ток. 
      Погрузка на Игарском ЛПК заканчивалась в тот год необычно поздно. Последнее судно навигации – лесовоз “Ижмалес” – пришло в Игарку вечером 28 октября. Через двое суток загруженное судно покинуло порт. Такого в истории погрузки еще не было. 
      В апреле 1964 года, когда стояли 30-градусные морозы, по вине кочегаров случилась гигантская авария в новом поселке, который к тому времени уже официально называют Новыми Черемушками. Без тепла осталось 11 домов поселка. На ликвидацию последствий аварии были брошены мощности Игарстроя и многих городских предприятий. 
     Дома в Черемушках решено не штукатурить, а обивать вагонкой. Но остальные здания в городе штукатурят и белят. И это неожиданно для многих игарчан, привыкших видеть серые неприглядные дома, преображает Игарку до неузнаваемости. Такой ее и увидели многочисленные гости, прибывшие на празднование 35-летия города. 
      В тот год в Игарку съехалось множество почетных гостей и среди них был первостроитель комбината и города, один из первых директоров Игарского ЛПК и бывший председатель исполкома Сергей Николаевич Малютин. Гостям показывали не только парадную сторону города – преобразившуюся улицу Октябрьскую и площадь, где открыли памятник В.И. Ленину. Гости побывали в старом городе, где велось строительство бани и столовой комбината. На этих объектах при зимней укладке бетона применялось новшество – электропрогрев уже уложенного в опалубку раствора. Осмотрели водозабор на Гравийке и новый городской водопровод, строительство которого давалось с большим трудом. Гости замечают, что городские дороги одеваются в бетон. Но при этом видят, что здесь не забывают о ремонте деревянных тротуаров, которых в Игарке еще немало. По городу с численностью 17 тысяч жителей курсируют 14 автобусов и 9 такси. Открыто шесть отделений связи, где работает 21 почтальон. И это уже неудивительно: за год жителям Игарки надо доставить 2,5 миллиона экземпляров газет и журналов. В городе 12 школ, которые посещают 2399 учащихся, и где работают 123 педагога, 12 библиотек,14 детских садов и восемь яслей, 31 магазин, ресторан и пять столовых, в больнице и поликлинике трудятся 28 врачей и 70 человек среднего и младшего медперсонала. 
      Через год, в 1965-м, в городе начнется строительство домов пятого микрорайона, а еще через год при подведении очередных итогов будет заявлено, что за предыдущую семилетку игарчане получили 33,2 тысячи квадратных метров только благоустроенного жилья, телевизионный центр, филиал школы № 9, восемь детских дошкольных учреждений, семь магазинов, две столовые, фотоателье, парикмахерскую, сберкассу, новое здание детской библиотеки, два клуба, два диспансера 
      
      Игарский ЛПК – это гордость Игарки… и ее беда. 
     История города оказалась накрепко связанной с Игарским ЛПК, и о ней нельзя рассказывать, не рассматривая деятельность этого предприятия пристально и подробно. 
      К сожалению, за время своего развития и строительства Игарка так и не смогла вырваться из тесных рамок города с моноструктурной экономикой. Не подстраховалась на случай упадка лесопиления и лесоэкспорта, не смогла развиться в транспортный узел с мощным и самостоятельным, независимым от лесопиления морским портом, не стала просто железнодорожной станцией на Великом северном пути, не превратилась в центр добычи нефти, угля, меди. Не успела, не вписавшись в очередную государственную реформу. 
      В 1979 году – году 50-летия Игарки – игарчане продолжают борьбу за наибольший вклад в красноярский миллиард. Коллектив лесоцеха № 1 Игарского ЛПК, несмотря на все трудности, связанные с морозной зимой, за первые три месяца года внес в красноярский миллиард почти 120 тысяч рублей. А за весь предыдущий год вклад составил 180 тысяч рублей. Самого высокого результата на комбинате в борьбе за выпуск сверхплановой продукции добился рамный поток А. А. Анциферова. Он был лучшим и в 1978 году, и в 1979-м в счет красноярского миллиарда внес 64,5 тысячи рублей. В целом по комбинату за первый квартал 1979 года вклад составил 125 тысяч рублей. 
      В канун Первомая по итогам социалистического соревнования между городами и районами края за повышение эффективности производства и качества работы, успешное выполнение заданий десятой пятилетки предприятиями промышленности, строительства и транспорта Игарка была признана победителем за первый квартал 1979 года, и ей присудили переходящее Красное знамя крайкома КПСС, крайисполкома, крайсовпрофа и крайкома ВЛКСМ. 8 мая 1979 года в ДК ЛПК это знамя принимали первый секретарь горкома КПСС А. Т. Кузьменко, председатель горисполкома Б. Ф. Мельков и секретарь ГК ВЛКСМ Н. Батуева. В тот же день генеральный директор объдинения “Красноярск-лесоэкспорт” Н. А. Никоненко за успехи в первом квартале 1979 года вручил коллективу Игарского лесопильно-перевалочного комбината переходящее Красное знамя Министерства и ЦК профсоюза лесной, бумажной и деревообрабатывающей промышленности. На Игарском ЛПК подводятся итоги соцсоревнования, развернутого в честь 50-летия Игарки. В цехе № 1 лучшей оказалась смена мастера Г. Е. Чепсаракова, которая в мае напилила 2810 кубометров экспортных пиломатериалов. В цехах № 2 и № 3 первые места завоевали смены мастеров В. П. Андреева и М. Г. Гильманова. Среди коллективов цеха экспортной мелочи отмечена работа звеньев В. А. Щеклеина и А. И. Тарасовой, выполнивших майские задания на 102,5 и 113.3 процента. На складе сырья на первое место по всем показателям вышла смена Н. Ф. Сердцова, а на СГП – участок № 2 (мастер Ю. П. Михеев). Как отмечалось на собрании городского партийного актива, в Игарке получили широкое распространение и поддержку работников всех предприятий и организаций почины “За красноярский миллиард”, “Работать без отстающих”, “План 10-й пятилетки к 110-й годовщине со дня рождения В. И. Ленина”, “50-летию Игарки достойную встречу” и другие. 
      29 июня 1979 года Игарка отмечала свой 50-летний юбилей. На этот праздник съехались десятки бывших игарчан, почетных гостей, приехала и группа первых выпускников совпартшколы. В ДК ЛПК состоялось торжественное заседание, на котором с приветственным с словом к игарчанам обратился член ЦК КПСС, первый секретарь крайкома партии и бывший игарчанин П. С. Федирко. Он сказал, что краткая, но яркая биография Игарки – города за Полярным кругом – пример мужества и самоотверженности всем труженикам дважды орденоносного Красноярского края, занятого напряженным и созидательным трудом. П. С. Федирко назвал имена замечательных людей Игарки, чьим трудом создавалась ее слава, удостоенных различных государственных наград ветеранов ЛПК И. Г. Разманова, Г. В. Ермакова, Н. О. Маланина, А. А. Борисенко, Ф. Н. Салахова, Г. А. Анциферова, И. И. Лаврова, Ю. П. Дейкина, почетных граждан А. Г. Силинской и Л. А. Барановского… Зачитав Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Игарки орденом “Знак Почета”, П. С. Федирко поздравил игарчан с этой замечательной наградой и прикрепил орден к знамени города. 
      В год 50-летнего юбилея Игарки в Москве, на ВДНХ, в павильоне “Лесная промышленность и лесное хозяйство” открылась тематическая экспозиция “Передовой опыт всем коллективам”, на который был представлен Игарский ЛПК – победитель во Всесоюзном социалистическом соревновании, занесенный на Всесоюзную доску Почета. Экспозиция знакомила с многолетним опытом работы комбината, образцами выпускаемой продукции и лучшими людьми предприятия. Но начало 1979 года складывалось для Игарского ЛПК нелегко. Выполнив по всем технико-экономическим показателям полугодовой план, предприятие не справилось с планом 9-ти месяцев. По выпуску общих и экспортных пиломатериалов отставание составило более чем по семь тысяч кубометров. План по отгрузке экспортного товара был недовыполнен почти на 69 тысяч кубометров, в том числе игарского – на 55,8 тысячи. Было допущено опережение роста заработной платы по сравнению с ростом производительности труда на 1,1 процента, что привело к удорожанию себестоимости продукции на 338 тысяч рублей. Но по итогам года почти все эти отставания были сведены к минимуму. Завершилась навигация 1979 года 18 ноября. Всего через Игарский морской порт было отгружено более миллиона 260 тысяч кубометров экспортных пиломатериалов. В том числе пакетами – свыше одного миллиона 50 тысяч кубометров. Игарских пиломатериалов при плане 335 тысяч отгружено более 360 тысяч кубометров и около 290 тысяч из них – в пакетах, что на 90 тысяч кубометров превысило плановое задание. 
      Юбилейный год игарчане завершили трудовыми достижениями, которые до сих пор, как вехи, отмечают направление развития Игарки: был введен в эксплуатацию пятиэтажный дом № 29 первого микрорайона и 8-квартирный дом в совхозе “Игарский”, сданы государственной комиссии такие значимые для города социальные объекты, как стоматологическая поликлиника, аптека, ателье горбыткомбината, узел связи, роддом, было проведено асфальтирование нескольких километров городских улиц и дорог… 
      
     Игарская гидрографическая база Министерства морского флота. 
      В конце 1956 года по решению Совета министров СССР участок реки Енисей от устья до порта Игарка, находившийся в ведении Нижне-Енисейского техучастка Министерства речного флота, был передан гидрографическому предприятию Главсевморпути Министерства морского флота, а 1 октября того же года была создана Нижне-Енисейская (с 1973 г. – Игарская) гидрографическая база. Передача участка, на котором обеспечение судоходной навигации с 30-х годов вели специалисты Игарского технического участка водопути, главная контора которого располагалась в Енисейске, состоялась вместе с людьми и флотом, имевшим в своем составе небольшие пароходы “Штурман”, “Бухта”, “Жданов” и парусно-моторные шхуны “Дельта” и “Хета”. Эти устаревшие суда постепенно заменены на более совершенные. А вот люди, которых передавали в новое предприятие, оказались намного долговечней. Многие из тех, кто в 1956-м официально перешел в новое гидрографическое предприятие, – капитаны И. И. Немытин, П. П. Барцевич, А. И. Борисов, В. Г. Обоев, Н. Г. Лукичев, М. И. Шалыгин, А.Н.Котов, старшина водолазной станции П. С. Фирсов, успели поработать на судах всех поколений и застали наибольший расцвет судоходства на Енисее. 
      Среди лоцманов, начинавших работать на реке еще в военные и послевоенные годы, были В. Ф. Овчинников и М. С. Овчинников, Г. С. Щемелев, П. П. Савенко, А. Н. Солдатов, А. В. Черновский, К. И. Саломатов и И.С. Бурмакин и их сыновья – Л. К. Саломатов и М. И. Бурмакин. На долю многих из этих людей выпала завидная судьба начинать в конце 50-х годов круглосуточные проводки по реке, а в начале 80-х – обеспечивать круглогодичную навигацию до Дудинки. 
      Руководителями Игарской гидробазы в разное время были: 
     Б. П. Громович (1956-1959 гг.), 
     Ю. Ф. Федотов (1959-1980 гг.), 
     В. А. Егоров (1980-1984 гг.), 
     С. В. Максименко (1984-1995 гг.), 
     Ю. Н. Лебедев (1995 – 2005гг.) 
      Непрерывный рост грузоперевозок, осуществляемых по реке, увеличение тоннажа морских судов, приходящих в порты Игарка и Дудинка, настоятельно требовали создания полноценного навигационного ограждения, рациональная постановка которого была невозможно без производства систематических гидрографических работ. В 1959 году при Игарской гидробазе был создан специальный гидроотряд, который в течение 10 лет, зимой и летом, занимался подробным изучением Енисея от Игарской протоки до Сопочной Карги. Одновременно с этим велось строительство новых и замена старых створных и береговых знаков, устанавливалось новое маячное оборудование. Обследованием Енисея в разное время занимались игарские инженеры-гидрографы И. Ш. Харунов, А. В. Головин, С. В. Максименко, А. М. Кукарин, С. Л. Федоров. На основании обширных промеров дна реки и подробной топографической съемки береговой черты основного русла и многочисленных островов, расположенных в устье Енисея, были созданы новые крупномасштабные карты, разработаны и изданы современные навигационные пособия, составлены подробные морские лоции. Все это позволило Игарской гидробазе уже к началу 70-х годов обеспечить содержание судоходной обстановки и безопасность морского плавания в низовьях реки Енисей на уровне международных морских стандартов. 
      В начале 70-х годов в Игарскую гидробазу пришли новые, построенные по специальному проекту гидрографические суда “Д.Овцын” и “Н. Евгенов”. Чуть позднее на вооружении игарских гидрографов появится еще одно специальное, лоцманское, судно – “Енисей”. 
     К 1980 году лоцманы Игарской гидробазы в течение краткой летней навигации осуществляли по 600 проводок. Это означало, что в Енисей заходило по 300 морских судов. Рядом с ветеранами на мостиках появились молодые, но уже достаточно опытные лоцманы Г.С. Маркелов, Ю. А. Лавров, В. В. Коростелев, Е. М. Лесников, В. Н. Голубничий. Многолетняя деятельность Игарской гидробазы и каждодневная работа игарских гидрографов и лоцманов позволили значительно расширить сроки морской навигации и при этом обеспечить безопасность судоходства. С 1980 года благодаря труду этих людей морской фарватер Енисея превратился в круглогодичную магистраль. 
      
     ОАО «Игарский морской порт» – правопреемник Игарского лесопильно-перевалочного комбината – одного из крупнейших лесоперерабатывающих предприятий Красноярского края 
      
     Начало деятельности Игарского морского порта было положено в 1928 году, когда в Осетровой (позднее – Игарской) протоке, на противоположном берегу от рыбачьего станка Старая Игарка, состоялась операция по перевалке с речных барж на морское судно круглого леса. С 1929 года морской порт занят перевалкой пилопродукции верхних, Маклаковских, ныне – Лесосибирских, комбинатов, с 1930 года, после строительства двух лесопильных рамных заводов, комбинат начинает экспортировать собственные пиломатериалы. 
     Наибольшего пика развития Игарский ЛПК достиг к середине 70-х и в начале 80-х годов прошлого века. Например, в 1973 году навигация в игарском морском порту длилась до 15 ноября. Из Игарки ушло 180 морских судов, 162 лесовоза были обработаны досрочно, на экспорт отправлено 1 миллион 236 тысяч кубометров пиломатериалов, из них свыше 300 тысяч – собственного производства. По объемам отгружаемой лесной продукции морской порт Игарка вышел на второе по стране место – после Архангельского лесного морского порта. 
     В разные годы на Игарском лесопильно-перевалочном комбинате вводились дополнительные мощности. Всего было задействовано четыре лесопильных завода с рамным оборудованием, позволяющим выпускать пиломатериалы широкой номенклатуры, начиная от досок и заканчивая экспортной мелочью – тарной дощечкой и рейкой. В начале 90-х годов был построен цех сушки пакетирования (финский проект) с полностью автоматизированной линией сортировки пиломатериалов и штабелеформировочной машиной. 
     С середины 90-х годов на Игарском лесопильно-перевалочном комбинате наблюдается спад производства. Но мощности комбината пока позволяют переработать около 200 тысяч кубометров сырья и перевалить свыше 300 тысяч кубометров лесных материалов или столько же тысяч тонн иной продукции. 

postheadericon ПРОТОКОЛ допроса Сотникова А.А. проведенный следователем Красн. губ (Красноярского губЧК)

Время чтения статьи, примерно 2 мин.
+o-donose

ПРОТОКОЛ 26

допроса проведенный следователем Красн. губ (Красноярского губЧК прим. 31marta.ru). Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контр-революцией, спекуляцией и преступлением по должности от 07 мая 1920 года.
в качестве обвиняемого, гражданина Сотникова которой по предупреждению о строгой ответственности за ложные показания

ПОКАЗАЛ:

Фамилия Сотников
имя и отчество Александр Александрович
возраст 29 лет
местожительство г. Томск
бывшее сословие казак
профессия студент-геолог
образование общее Средний политехникум в Томске
специальное 7 семестров горного отдел. Томск. Техн. Инсти.
семейное состояние женат, сын Эраст 5 лет
имущественное состояние прочерк
средства к существованию служба
партийность до лета 18 г. состоял в партии соц.- революционеров
чем занима лся или где служил  ъ  а:
а) до войны 1914 года в Томском Технологическом Институте
б) до февральской революции 1917 года мл. офицером Красноярского казачьего дивизиона, будучи взят на военную службу зимой 15 года по мобилизации студенчества.
в) до октябрьской революции 1917 года Командиром дивизиона и Атаманом Енис. каз. войска
г) до настоящего момента при власти Колчака вышел из военного ведомства и занимался научной работой
д) какие выборные должности занимал со времени революции Атамана
е) сведение о прежней судимости прочерк
Дознание по настоящему делу полностью описано в моем заявлении Председателю Иркутской Губчека. Что касается доноса относительно моих слов о приходе японцев, упразднении церкви и арест т. Ленина, то заявляю, что это чистейшая ложь и так как доказать это таким способом как просить обратиться к каме…неразбор., которая могла бы это подтвердить или опровергнуть я не могу, то прошу прибегнуть нему как единственному и добавляю, что нигде живых разговоров как за общим столом я ни с кем не веду.

Госуд. тип. № 3, зак. № 900

Анкета

Анкета № 477 Сотникова А.А.

Александр Александрович в феврале 1919 года ушёл с военной службы. С апреля 1919 гидрограф дирекции маяков и лоций при комитете Севморпути, с июня — участник экспедиции Сибгеолкома, ведущей разведку Норильского месторождения каменных углей. В 1920 при подготовке очередной экспедиции в Иркутске был опознан бывшим белым офицером полковником Сулаквинидзе и сдан органам ВЧК. Расстрелян в 1920 году в Красноярске. Реабилитирован.

postheadericon Брошюра “Территория с характером”. Часть 2 (русский язык). Экология.

Время чтения статьи, примерно 2 мин.
IMG_20190316_225607-PANO

Вид на рудник Комсомольский со стороны дома № 12, улица Новая. (г. Норильск, район Талнах). Фото 16 марта 2019 год.

Цифры

Ежегодно на предприятиях ЗФ внедряется порядка 20 экологических проектов, в основе которых природосберегающие технологии.


На территории НПР в 2015 году выбросы твердых веществ снизились на 731 тонну (8%), в том числе по оксиду меди – на 80 тонн (24%), оксиду никеля – на 18 тонн (8%), свинцу и его неорганическим соединениям – на 3 тонны (19%); а также выбросы неорганической пыли с содержанием диоксида кремния снижены на 223 тонны (11%). Кроме того, выбросы оксида углерода снизились в сравнении с 2014 годом на 1 320 тонн (25%).

В 2016 году реализованы первые ключевые проекты «Экологической дорожной карты Нового Норильска»: модернизация и расширение ТОФ – для перевода плавки с Никелевого на Надеждинский завод; остановка Никелевого завода – сокращение выбросов диоксида серы в городской черте на 380 тысяч тонн.

Никелевый завод – самый старый актив компании (год ввода 1942-й). Закрытие завода в 2016 году позволило модифицировать производственную цепочку и значительно улучшить экологию Норильска. Этот проект реализован совместно с государством.

Цифры

В июле 2014 года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал постановление о досрочном обнулении ставок экспортных пошлин на металлы, что позволило «Норникелю» ускорить сроки реализации экологических мероприятий. Финансовый эффект – около 11 млрд рублей – компания полностью направила на программу закрытия устаревшего производства, решение связанных с этим экологических и социальных задач.


Вторая стадия экологической программы «Норникеля» – «Серный проект» (первая – закрытие Никелевого завода) приведет к сокращению выбросов диоксида серы на 75%. Компания привлекла к разработке проекта ведущую промышленную инженерно-строительную французскую компанию SNC Lavalin.

По масштабам и сложности «Серный проект» не имеет аналогов в мире. Реализация экологических программ «Норникеля» предполагает сокращение выбросов диоксида серы на НМЗ на 1,2 млн тонн в год. Общий долгосрочный эффект всей программы – четырехкратное снижение выбросов диоксида серы от текущих уровней.

Закрытие Никелевого завода в Норильске – главный положительный итог года: с его остановкой в воздух перестало попадать 380 тыс. тонн вредных веществ – примерно половина всех выбросов Москвы, для сравнения.


Brochure of PJSC Norilsk Nickel. “The territory”. Part 2 – English

postheadericon Песня “Город северный мой – Норильск” Б. Голиков – Н. Устинова

Время чтения статьи, примерно 1 мин.

(Б. Голиков – Н. Устинова) Исполняет хор Медного завода ГМК “Норильский Никель” – Город северный мой.

dvori-norilska-krasnoyarskaya-4-malaja

Вид со стороны дома по улице Красноярская, 4 на стелу “Норильск” и на трубы Медного завода

Песня о Норильске
Слова Е. Герца

За шестьдесят девятой параллелью,
Укрытый снежною метелью,
Стоит, как сказочный герой,
Красивый город молодой.

Припев:
Норильск, Норильск,
Смелые дружат с тобой.
Норильск, Норильск,
Город северный мой!

За шестьдесят девятой параллелью
В домах справляют новоселья,
Ведут за штреком новый штрек
За цехом строят новый цех.

Припев.
За шестьдесят девятой параллелью
Работу любят и веселье.
Там люди смелые живут,
Свой город любят и поют.

Припев.
За шестьдесят девятой параллелью
Склонилась мать над колыбелью
И сыну тихо перед сном
Поет о городе своем.

Припев:
Норильск, Норильск,
Смелые дружат с тобой.
Норильск, Норильск,
Город северный мой!

postheadericon Брошюра ПАО “Норникель”. “Территория с характером”. Часть 1 (русский и английский языки)

Время чтения статьи, примерно 2 мин.
dvori-norilska

Двор домов № 4 на первом этаже магазин “Путораны” (справа) и домов №№ 3, 1, 1А по улице Нансена.

Цифры

69 параллель, за Северным полярным кругом – здесь на полуострове Таймыр, в арктической тундре расположился Норильск.


2223 км по прямой отделяют Норильск от Северного полюса. Самолет – только так можно добраться до Норильска, из Москвы – за 4 часа. Железной дороги на Большую землю не существует. Часто норильский аэропорт бывает закрыт из-за неблагоприятных метеоусловий. Рекорд – 3 недели подряд.


30–40 метров в секунду может достигать скорость ветра. Норильск входит в пятерку самых ветреных населенных пунктов планеты.


5 суток идет теплоход из порта Дудинка до Красноярска по реке Енисей. Навигация длится всего четыре месяца.


9 месяцев в Норильске царит климатическая зима.


280 дней в году держатся морозы.


130 дней бушуют метели.


96°C – годовой разбег между максимальной и минимальной температурой. В конце января 2014-го зафиксировано –62°C.

Цифры

+10,7°C – средняя летняя температура в Норильске. Но в иные годы случается и +30°C. Так, летом 2016-го установлен новый аномальный рекорд, на этот раз по продолжительности максимальных температур: более месяца воздух стабильно прогревался до +30 градусов 45 суток длится полярная ночь – с 30 ноября по 13 января.


Северное сияние – исключительное по красоте зрелище. Чаще бывает осенью и весной.


176560 жителей, по данным последней переписи. Норильск – самый северный в мире город с постоянным населением более 150 000 жителей.


180 км – расстояние между двумя самыми дальними точками Норильска. Добраться из одного конца (рудник «Таймырский» в Талнахе) в другой (поселок Снежногорск) можно только по воздуху.


957 км – протяженность оптоволоконной линии связи, которую строит «Норникель». Проект очень сложный и требует уникальных инженерных решений. Ожидается, что к концу 2017 года в Норильске наконец появится быстрый Интернет.





Brochure of PJSC Norilsk Nickel. “The territory”. Part 1 – English





postheadericon Статья из газеты «Моряк Севера», Архангельск, №92 (7227), 17 ноября 1984 г.

Время чтения статьи, примерно 2 мин.

Путевые заметки. Город за 69-й параллелью. 

5cdacae189d2f1eda375f47283465c6bАвтобус шёл в гору медленно, из последних сил. Казалось, машина задыхается, ей, как живому существу, не хватает воздуха. Наконец, автобус добрался до края обрыва и остановился. Мы взглянули вниз. Норильск, его знаменитый металлургический комбинат, дающий стране медь, никель и кобальт, просматривались, словно на макете. 
Невольно подумалось: какой же полёт фантазии надо было иметь, чтобы в далёком 1921 году увидеть город, мощное предприятие, заселить людьми доселе пустынный край. Но геологу Николаю Урванцеву и его молодым коллегам, остановившимся на зимовку в бревенчатой избе на берегу петляющей Норилки, это удалось. Открыв мощные пласты угля, руды, содержащей медь и никель, они уже знали: здесь закипит жизнь. Однако, никакое воображение не могло представить то, чем стал Норильск в наши дни.
В нём 180 тысяч жителей. Имеется три города-спутника, крупнейший в стране комбинат. Благоустроенного жилья здесь более миллиона квадратных метров . Общая длина улиц составляет тридцать два километра. Есть газопровод, теплоэлектроцентрали, железная дорога.
Всё это мы, моряки теплохода «Пионер Литвы», узнали во время экскурсии по Норильску. Экскурсовод рассказала нам, что город построен на сваях, которых забито в мёрзлую землю Таймыра свыше шестидесяти тысяч штук. 
Да, многое увидели моряки-северяне в этот день в заполярном городе. Приятно удивляли широкие прямые улицы, архитектурные ансамбли площадей, спортивные сооружения, высотные дома и тот бревенчатый домик Урванцева, который бережно хранят норильчане.
Хранят они всё, что связано с историей края и города в прекрасном музее. Здесь мы многое узнали ещё об одном человеке, чья память дорога норильчанам – А. Завенягине. 

100_1876

С ним связано рождение большого Норильска и строительство металлургического комбината. Не случайно сейчас комбинат носит имя этого прекрасного организатора.
Моряки посетили санаторий-профилакторий под Норильском, городскую картинную галерею. Минутой молчания у Вечного огня, зажжённого в честь победы над германским фашизмом, почтили память героев, не вернувшихся с войны.
А потом мы мчались в поезде по самой северной в стране железной дороге. Перед глазами расстилается холмистая тундра, припорошенная снегом. По сторонам тянутся трубопроводы и линии электропередач, вдали мелькают огни уже близкой Дудинки – морского порта, обслуживающего Норильск. Высвечивая фарами темноту, по шоссе идут машины. Они везут с морских судов грузы в Норильск. Нам и прежде доводилось доставлять груз для норильчан. Но на экскурсии мы воочию увидели людей, которым он предназначен, и почувствовали свою причастность ко всему тому грандиозному, что делается в Норильске, да, пожалуй, и на всём Таймыре. 

Газета «Моряк Севера», Архангельск, №92 (7227), 17 ноября 1984 г.

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru