2020 July
Поиск
Выбрать язык
Магазин одежды
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

Оперативная связь
Архивы погоды

Архивы за July, 2020

postheadericon Листовка № 5 газеты “Заполярная ПРАВДА”, 20 августа 1982 года, пятница.

Время чтения статьи, примерно 1 мин.

Листовка № 6 газеты "Заполярная ПРАВДА", 20 августа 1982 года, пятница.Корпункт на Надеждинском металлургическое заводе
НАДЕЖДИНЦЫ! Темпы освоения производственных мощностей завода зависят от нашей ударной работы в третьей декаде августа!
БРИГАДЫ основных переделов обязались отработать каждый день последней декады августа, выполняя повышенные объемы переработки продукции (в процентах к проектной производительности):
- по никелевом линии — сушильщики бригады В. С. КОРЖОВА — 110;
- плавильщики бригады Н. Т. ДЯТЛОВА —111,1;
- по медной линии — сушильщики бригады А. А. КЛЮШИНА — 99.7;
- плавильщики бригады Е. П. НЕТРЕБЫ — 95,5.

КОНВЕРТЕРЩИКИ И АНОДЧИКИ! Переработка вами повышенного объема штейна ежесуточно на 75,8 процента и черновой меди на 70,4 процента к проекту обеспечивает выполнение повышенного плана-обязательства по выпуску никеля в файнштейне и анодной меди.

ПЛАВИЛЬЩИКИ бригад обеднительных электропечей Ю. М. БЕМА и Н. К. КЛЯГИНА!
Ежесуточно перерабатывая поступающие шлаки в полном объеме, вы решаете судьбу государственного плана и социалистических обязательств всех пирометаллургов завода в августе.

ГИДРОМЕТАЛЛУРГИ бригад А. П. БРАТИШКИ. Г. М. БЕЛОУСОВА. В. Н. ГАЛУХИНА, Н. И. ЧИРКО И. А. ЛАРЬКИНА. Н. И. ФРОЛОВА. Н. Н. ПЕТРИНИЧА!
Не снижайте принятых вами повышенных обязательств (25 процентов сверхплановой продукции ежесуточно) по переработке пирротинового концентрата!

Заводской совет бригадиров. Штаб социалистического соревнования НМЗ.
Ответственный за выпуск В.Ш. КАМЫШЕВ

QR код этой страницы для быстрого доступа к просмотру на телефоне или планшете

QR Code

postheadericon «Коммунист Заполярья» газета № 88 (4363). Четверг. 28 июля 1960 года [полный текст]

Время чтения статьи, примерно 20 мин.

ОРГАН ИГАРСКОГО ГК КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА И ГОРОДСКОГО СОВЕТА ДЕПУТАТОВ ТРУДЯЩИХСЯ. Год изд. 31-й. Цена 15 копеек. 

1960_07_28N088_str_4 - 0001

Решения Пленума ЦК партии — в широкие массы!

Трудящиеся нашего края с огромным интересом изучают материалы июльского Пленума ЦК КПСС, который подвел итоги работы промышленности и транспорта за истекшие полтора года после XXI съезда партии. На собраниях, в беседах они горячо одобряют эти важнейшие партийные документы, в которых указаны конкретные задачи, стоящие перед партийными организациями, перед всем советским народом. Красноярцы, как и весь советский народ, гордятся грандиозными успехами, достигнутыми под руководством партии в деле коммунистического строительства. Наша партия, советский народ решают такие задачи, о которых раньше человечество могло только мечтать. Об этом ярко говорит следующий пример. Все основные фонды государственных и кооперативных организаций на 1 января 1960 года составляют в современных ценах свыше двух триллионов четырехсот миллиардов рублей. Это все, что было накоплено в нашей стране за время существования России в прошлом и за 42 года Советской власти. В настоящее время стоит задача только за время с 1960 по 1965 год удвоить основные фонды народного хозяйства нашей страны. За семилетие будет создано столько же, сколько было создано за всю историю нашей страны! Неуклонный и быстрый рост экономики нашей Родины еще больше укрепляет могущество первого в мире социалистического государства и всего мирового лагеря социализма, наши позиции в борьбе за мир во всем мире, за мирное сосуществование государств с различным социально-экономическим строем.

Грандиозные задачи, стоящие перед советским народом, воодушевляют тружеников города и деревни на самоотверженный труд.

Для успешного выполнения заданий семилетнего плана первостепенное значение имеет политическая работа в массах. Требуется, чтобы партийные, профсоюзные и комсомольские организации обеспечивали тесную связь массово-политической работы с жизнью, с решением практических задач мощного подъема промышленности и транспорта, ускорения технического прогресса.

Во всей массово-политической работе следует особо подчеркивать, что решить крупную проблему текущего семилетия – максимально выиграть время в мирном экономическом соревновании социализма с капитализмом – можно только путем всемерного повышения темпов технического прогресса и на этой основе роста производительности труда. Надо дело поставить так, чтобы каждый рабочий и колхозник глубоко осознал, что успех выполнения плана семилетки зависит от его высокопроизводительного труда на том участке, где он трудится.

Пленум ЦК КПСС обратил внимание на то, что быстрый и неуклонный рост производительности труда, высокие темпы социалистических накоплений являются решающим условием для ускорения движения нашей страны вперед, для дальнейшего подъема народного хозяйства и повышения жизненного уровня советского народа. Особое значение приобретает борьба за улучшение качественных показателей в работе промышленности и транспорта в нынешних условиях, когда с постепенной отменой налогов с населения и прекращением выпуска государственных займов накопления социалистического хозяйства становятся единственным источником дальнейшего развития производительных сил и повышения благосостояния советских людей. Вот почему важно постоянно и настойчиво разъяснять и добиваться неуклонного повышения производительности труда.

Партийные организации края накопили известный опыт ведения политической работы в массах. Его необходимо использовать сейчас, организуя пропаганду решений июльского Пленума ЦК КПСС. Наряду с широким проведением лекций, докладов и других массовых мероприятий по разъяснению материалов Пленума ЦК КПСС надо больше уделять внимания индивидуальным беседам с людьми. В политической работе надо доходить до каждого человека.

Долг партийных организаций заключается в том, чтобы агитационно-массовая работа на предприятиях, стройках, в колхозах и совхозах способствовала повышению сознательности и активности рабочих, инженерно-технических работников, служащих и колхозников, укреплению трудовой дисциплины, воспитанию коммунистического отношения к труду.

Передовая «Красноярского рабочего» за 22 июля.

О Всесоюзном дне физкультурника

Совет Министров СССР принял предложение Центрального Совета Союза спортивных обществ и организаций СССР о перенесении даты празднования Всесоюзного дня физкультурника с 18 июля на вторую субботу августа. 

Вести с причала

Товарищи стивидоры, берите пример с бригад тт. Цыбизова, Соловьева, Коваленко!

За два дня — трехдневную норму

Высокопроизводительным трудом отличились в последние дни стивидорные бригады тт. Цыбизова, Соловьева, Коваленко. За 25 и 26 июля они уложили в трюмы судна “Джутте Паулин“ трехдневную норму товара.

26 июля успешно справились с заданием бригады тт. Коровина, Сафонова и Филонова. Вместо 160 по норме она погрузили на судно “Роттерзанд“ более 200 стандартов досок.

В этот же день перевыполнили норму стивидорные бригады, занятые загрузкой судна “Глоб Тревеллер”.

Однако в целом итоги  отгрузки по-прежнему неутешительны. Вместо 1.200 стандартов за сутки с 26 на 27 июля уложено в трюмы судов только 944.

Ливанское судно „Павлос“ вот уже несколько суток стоит в ожидании барж с Маклаковской пилопродукцией, а на советском судне „Лудза“ норма не выполняется в основном из за плохой подвозки товара с биржи пиломатериалов.

Стивидоры простаивают

Высокая организованность, четкая связь между причалом и биржей пиломатериалов всегда играли решающую роль в ходе отгрузки. Однако на сегодня такой связи между участками нет. И как результат, стивидоры с первых дней простаивают из-за несвоевременной подачи товара на причал. 25 июля бригада т. Сумского, занятая загрузкой советского судна «Лудза», простояла по этой причине около двух часов. На следующий день к четвертому люку, где трудится звено т. Садыкова, с утра пакеты не подвозились в течение часа. Около часа потеряло звено, которым руководит т. Панков. Оно ожидало, пока звено из бригады т. Тудакова переделает брак в своей работе.

Простои на «Лудзе», где и без того норма в 300 стандартов трудно выполнима, лежат на совести руководителей биржи пиломатериалов.

Простаивает стивидоры не только на этом судне. На непроизводительную потерю времени жалуются стивидоры из бригады т. Коровина. 26 июля к первому люку судна «Роттерзанд», где они работают, с утра пакеты в течение двух часов не подвозились вообще, а затем с большими перебоями.

Уже с первых дней на причале нет бригады, которая бы в течение смены бесперебойно обеспечивалась пилопродукцией.

Почти на всех судах простаивают бригады в период пересмены автолесовозов. Разве нельзя сделать так, чтобы до пересмены лесовозы создавали запас пакетов у борта судна? Можно, стоит только проявить об этом настоящую заботу. Один лесовозчик, обеспечивающий продукцией два люка, безусловно не сможет сделать запаса, поэтому надо использовать резервные лесовозы, которые должны быть на бирже.

Первые морские суда в лесной порт ожидались на десять дней раньше. Стало быть, на десять дней раньше все должно было быть готово к тому, чтобы с самого начала отгрузки не допустить ни одного часа, ни одной минуты простоя стивидоров.

Ни чем иным, как беспечностью руководителей отгрузки, можно объяснить тот факт, что большую часть времени стивидоры теряют из-за задержки в оформлении пропусков. Например, 25 июля бригада Ф. Коровина была назначена на судно «Роттерзанд», а пропусков не имела. С трудом удалось договориться пропустить стивидоров в трюмы по списку, зато сам бригадир на судно попасть при всем желании не смог. Многие рабочие бригады впервые оказались на морском судне в качестве стивидоров. Однако бригадир не смог рассказать им на месте о правилах укладки товара. В результате бригаде пришлось часть работы переделывать вторично.

26 июля, во второй день работы на иностранных судах, не имели пропусков многие бракеры. Не поломаны ли доски во время подъема и спуска пакета в трюм, нет ли в трюме мусора, сырости, будет ли продукция доставлена к месту назначения в первоначальном качестве? Об этом бракеры обязаны узнавать, постоянно бывая на судах, но попасть туда они тоже не могли.

Беспорядкам на причале не место

Неприглядно на причале. Мало того, что настил его с первых дней работы пришел в негодность, по причалу разбросаны доски, мусор, проезд в нескольких местах затруднен наличием ненужных пакетов. Около судов «Роттерзанд» и «Лудза» стоит 12 пакетов товара внутреннего рынка. Теперь уже вряд ли около причала, где грузится экспортная продукция, станет баржа, однако убрать пакеты не спешат. Они разваливаются, мешая движению, и, кроме того, на перебивку их вновь понадобятся рабочие руки, время, деньги.

Несвоевременно убирают с причала оставшуюся рейку. Автолесовозы ломают ее, превращая в мусор.

Часто неприглядная картина открывается перед тем, кто заходит в курилки. На полу окурки, мусор. В каждой из них установлены баки для воды, а воды часто не бывает. Если есть вода, нет кружек. Пить приходится, нагнув бак, или через кран.

— Не чувствуется, чтобы готовились к отгрузке, — говорят девушки-рубщицы, ссылаясь на множество беспорядков. И они правы. Например, о необходимости своевременно подготовить инструмент речь шла задолго до отгрузки, а инструмента не хватает. Тот, который есть, к работе не подготовлен. К примеру, концы поломанных досок на причале обрезаются не лучковыми пилами, а тупыми ножовками. Рез получается неровный.

Где же моечные агрегаты?

Первоочередной задачей называли технические руководители лесокомбината установку моечных агрегатов на бирже сырья. И в неправоте упрекнуть их было нельзя. Ведь с решением этой задачи в заводы будет подаваться очищенный лес, что намного сократит брак и простои заводов по причине фуговки рамных пил.

Прошла половина сезона выкатки, а лес в штабеля по-прежнему укладывают грязный, по-прежнему заводы простаивают из-за фуговки пил.

Главный механик комбината т. Митенев и начальник паросилового хозяйства т. Ницис, ответственные за установку моечных агрегатов, ничего не сделав, как говорят «умыли руки».

Будут ли на бирже моечные агрегаты и когда?


СТРАНИЦА 2

1960_07_28N088_str_4 - 0002Повседневно думать о механизации трудоемких процессов

Коллектив Игарстроя ведет в городе большие строительные работы. Он сооружает новую теплоэлектростанцию для лесокомбината, лесозавод, гараж, завод железобетонных конструкций, водопровод. Строители реконструируют морской причал, закладывают фундаменты под кирпичные жилые дома. Игарка, как и многие города страны, в лесах новостроек.

Серьезным недостатком является то, что слабо внедряется в строительное дело механизация. На любой из площадок можно увидеть примитивный копер для забивки свай, небольшой кран, который часто простаивает, один-два ленточных транспортера. И неудивительно, что почти все работы, особенно отделочные, выполняются без помощи механизмов, вручную. Всё это требует не только больших физических усилий работающих, но и снижает производительность труда, удлиняет сроки работы.

Нельзя сказать, что в Игарстрое нет нужных механизмов. Есть здесь и растворосмесительные агрегаты, и транспортеры, и пистолеты, и другие механизмы, призванные облегчить и ускорить труд строителей. Но ответственные руководители предприятия не спешат с внедрением их в строительное дело.

Больше того, некоторые из них говорят о том, что вводить механизацию невыгодно.

— Зачем мы будем механизировать засыпку чердачных и межэтажных перекрытий,— говорит главный механик т. Коцюбинский, — если монтаж транспортера займет больше времени, чем он будет работать.

Странная логика главного механика, видимо, находит поддержку среди других руководящих работников.

Лето – самое благоприятное время для внедрения новых механизмов на строительные объекты. Казалось, что в Игарстрое примут все меры для того, чтобы максимально его использовать. Однако факты говорят о другом.

Еще в июне наша газета писала о том, что давно нужно было приспособить новый дизель-копер для забивки свай. В Игарстрой он поступил еще в прошлом году. Его собрали, установили на испытательной площадке и на этом ограничились. Также стоит без дела поступивший в прошлом году траллер — приспособление для подвозки на строительные объекты больше-габаритных грузов, пиломатериалов и т. д. Бездействуют краскопульты, подъемники и другие механизмы.

Партийная организация предприятия, обсуждая задачи, стоящие перед строителями во втором полугодии, в своем постановлении записала: в течение июля внедрить всю малую механизацию. Но это решение пока остается на бумаге.

Не принимают участия в деле механизации трудоемких процессов ни постоянно действующее производственное совещание, ни БРИЗ предприятия, возглавляемые т.Кандалиным. А ведь для них в Игарстрое — обширное поле деятельности. На предприятии можно не только механизировать многие строительные процессы, но и подумать об автоматизации некоторых участков ремонтных мастерских. Можно автоматизировать штукатурные работы.

Говоря о недостаточном внедрении в строительное дело новейших механизмов, нельзя умолчать о плохом состоянии имеющихся в эксплуатации. Старые подъемные краны, электроинструмент, бетономешалки нуждаются в капитальном ремонте. Люди, обслуживающие их, не имеют технических знаний. Нет и квалифицированных крановщиков. За участками не закреплены слесари-ремонтники, которые бы следили за работой механизмов, своевременно устраняли неполадки. Отсутствие контроля за работой механизмов приводит к нарушениям правил техники безопасности. Так, на подъемных кранах зачастую используются связанные простыми узлами тросы, что категорически запрещено правилами эксплуатации.

Вместо того, чтобы начать подготовку механизмов к эксплуатации в зимних условиях, устранить неполадки, подготовить квалифицированных специалистов, главный механик т. Коцюбинский ушел в отпуск. И сейчас на предприятии некому руководить внедрением новых механизмов и ремонтом старых.

Создавшееся положение должно обеспокоить весь коллектив строителей и к первую очередь партийную, профсоюзную и комсомольскую организации.

Механизация трудоемких процессов должна стать центральной задачей всего коллектива Игарстроя и его общественных организаций.

В.  Дмитриев.

Библиотечка пропагандиста

С октября текущего и по май 1961 года будет выходить «Библиотечка пропагандиста». Она состоит из 15 брошюр, освещающих методику и практику пропагандистской работы. Библиотечка выписывается комплектом по цене 11 рублей на весь период. Последний срок подписки на нее 24 августа.

Продолжается также прием подписки на журналы «Партийная жизнь», «Агитатор», «Молодой коммунист», «Коммунист», «Блокнот агитатора». Подписка неограничена, поэтому каждый житель Игарки может выписать любой журнал из перечисленных выше. Кроме того, принимается подписка на журналы социалистических стран.

Чтобы газеты и журналы получать регулярно, надо заблаговременно их выписать. Так, на указанные журналы, подписанные на октябрь текущего года, подписка принимается до 25 августа, т. е. за месяц раньше.

Приближается новый учебный год в сети политпросвещения, поэтому заблаговременно следует учесть, что нужно для учебы, и вовремя подписаться на издания. «Библиотечка пропагандиста» явится хорошим дополнительным пособием для повышения идейно-политического уровня.

Н. Лыскова. Райорганизатор “Союзпечати”.

Москва. Десятки новых жилых домов воздвигнуты на бывшем пустыре в Хорошево-Мневниках за несколько месяцев этого года. Здесь сооружаются преимущественно пятиэтажные жилые дома по методу Героя Социалистического Труда инженера В. П. Лагутенко.

Успешно трудятся бригады и инженеры строительного управления № 5 треста „Мосжилстрой“. В этом году они построили восемь домов и ведут сооружение еще 15 зданий, которые войдут в строй в 1960 году. Выделяется своей слаженной и качественной работой бригада, руководимая И. М. Кукушкиным, сооружающая крупнопанельный жилой дом, который растет буквально не по дням, а по часам. Строители отлично освоили метод и технику нового домостроения, добились полной взаимозаменяемости рабочих по специальностям. Это дало возможность коллективу систематически перевыполнять дневные задания на 50-60 процентов.

На снимке: бригадир И. М. Кукушкин (справа) инструктирует вторую смену монтажников перед началом работы.

Фото А. Сергеева-Васильева. Фотохроника ТАСС.

Для пригородных и местных линий

Ивановская область. Судоверфь Волжского объединенного речного пароходства (поселок Сокольское) в этом году перешла на строительство железобетонных дебаркадеров полностью сборной конструкции. Выпускаемые дебаркадеры идут на реки страны для пригородных и местных линий. В честь июльского Пленума ЦК КПСС судостроители изготовили один дебаркадер сверх плана.

На снимке: железобетонный дебаркадер на стапелях верфи перед спуском на воду. Фото П. Акимова. Фотохроника ТАСС.

 

ОТ РУКОВОДИТЕЛЯ ЗАВИСИТ МНОГОЕ

В начале года передовые строители Красноярского совнархоза призвали всех строителей края строить быстро и качественно, беречь и экономить строительные материалы. Коллектив Игарстроя, обсуждая это обращение, одобрил почин передовиков и поддержал его конкретными социалистическими обязательствами.

Но как показали полугодовые итоги, коллективы некоторых участков, руководители и мастера забыли о своих обязательствах. На первые шесть месяцев израсходовано 8.528 кубометров деловой древесины. Это на 2.500 кубометров больше, чем запланировано на весь год. Это говорит об отсутствии экономии, бережливости.

Возьмем для примера первый строительный участок. Здесь на площадках по улицам Шмидта и Трудовой находится большое количество бруса, круглого леса, все это в беспорядке разбросано по территории и сейчас засыпается щебенкой. Но старший прораб т. Вольский продолжает требовать все новых и новых строительных материалов. Руководители предприятия, не зная действительного положения, ему верят, и в свою очередь предъявляют претензии отделу снабжения.

Коллектив участка плохо справляется с производственными заданиями. Виноват в этом прежде всего старший прораб. Свою неоперативность и нерадивость т. Вольский

прикрывает то отсутствием строительных материалов, то недостатком рабочей силы и транспорта, хотя всем этим участок обеспечен полностью. В распоряжение т. Вольского направляются рабочие с других строительных участков. Но он их возвращает обратно, заявляя, что в помощи не нуждается. 22 июля на первый участок прибыл рабочий т. Иванов, но уже на следующий день он возвратился с бумажкой, на которой рукой т. Вольского было написано «не нужен».

Нерационально используется на участке и транспорт. Начальник участка возмущается иногда тем, что мало выделяется автомашин. На самом же деле имеющиеся в его распоряжении машины часто простаивают или на них возят дрова посторонним лицам.

Наряды рабочим, как обычно, здесь выписываются в конце месяца. Причем в них заносятся не те работы, которые фактически выполнили рабочие, а что вздумается мастеру, так как за месяц он все не упомнит. Поэтому неслучайно комиссии по трудовым спорам во время выдачи зарплаты приходится рассматривать много жалоб.

Плохо обстоят дела на участке и с наглядной агитацией. За исключением двух лозунгов здесь ничего нет. И неизвестно, куда израсходованы средства, отпущенные для этих целей.

Я. Шестаков, председатель постройкома.

Создают запасы

В колхозе имени Кирова закончилась заготовка силоса. Только по берегам речки Игарки его было заложено 65 тонн.

Лучших успехов в этом труде добились члены артели Харлам Порданиди, Егор Шнейдер, Остап Андрейко, Бухтар Бадмаев.

Их звено вручную скосило и заложило в траншеи около 40 тонн зеленой массы.

На заготовке силоса использовалась и сенокосная техника. Колхозник Александр Вам-больт работал на конной косилке, а Петр Губарев — на граблях. кормов

Для обеспечения скоту сытой зимовки колхозникам предстоит еще заготовить около 150 тонн сема. 25 июля бригада сенокосчиков выехала на речку Прилучную, где расположены колхозные покосы.

М. Мотуняк, завхоз.


СТРАНИЦА 3

1960_07_28N088_str_4 - 0003

Демобилизованные воины едут в совхоз

В Омскую область прибывает большое число демобилизованных из Советской Армии.

Замелькали черные бушлаты и на усадьбах целинных совхозов. Сюда приехали бывшие моряки-балтийцы.

Большинство из них будет работать механизаторами в сельском хозяйстве. В совхозе “Черлакский “

Дробышевского района им были выделены новые самоходные комбайны “СК-3“, которые они перегнали со станции Омск в совхоз.

На снимке: бывшие матросы ведут  “степные корабли“.

Фото В. Литовского. Фотохроника ТАСС.

Общественность помогла

Холодно, неуютно в клубе колхоза имени Кирова. А из-за того, что он расположен в деревянном жилом бараке, Госпожнадзор запретил демонстрировать кинофильмы.

Давно мечтали колхозники о новом клубе. И вот на отчетном собрании решили выделить средства. Тружеников колхоза поддержали депутаты сельского Совета. Они разрешили перевезти из Плахино пустующее здание школы. Но чтобы перевезти его в Старую Игарку, нужны транспорт, а главное – люди. Транспорта в колхозе нет, а рабочая сила занята на рыбном промысле. Как быть? И решили члены правления обратиться к общественности города.

22 июля 65 юношей во главе с секретарем горкома комсомола Э. Федоренко выехали в Плахино. И, несмотря на позднее время, сразу же приступили к работе. В течение дня здание было разобрано.

Трудно назвать фамилии отличившихся: все работали хорошо и стивидоры из бригады Михаила Дрогайцева, и комсомольцы Игарстроя  – Николай Шестаков и Николай Третьяков, и автохозяйства — Виктор Фоос, Валентин Черных, Анатолий Астафьев, Юрий Бежин из милиции и многие другие.

В воскресенье к вечеру здание было погружено на паузок и перевезено в Старую Игарку. Скоро начнется строительство нового, благоустроенного сельского клуба. В нем рыбаки, охотники, полеводы и животноводы колхоза имени Кирова смогут культурно отдохнуть, послушать радио, лекцию, посмотреть кинофильм или концерт.

Ф. Михайлов.

На темы благоустройства

Вид нашего города

Если посмотреть на Игарку с высоты или издали, то взору откроется чудесный пейзаж. Расположенный на невысоком взгорье, город омывается голубыми водами Енисея и протоки, со всех сторон обрамляется зеленью лесов.

Но не так чудесно выглядит город вблизи. Когда вступишь на его улицы, приятное ощущение новизны исчезает, а возникает чувство досады за неблагоустроенное, мусор, нечистоты. У вновь прибывшего невольно возникает вопрос: любят ли игарчане свой город? Если любят, то почему не доводят начатое по благоустройству дело до конца?

На самом деле: почему? В период проходившего двухмесячника по благоустройству сделано многое: очищены от мусора мостовые, территории предприятий, учреждений и многих жилых домов, посажено около трех тысяч деревьев и кустарников. Но как только месячник кончился, работы по благоустройству и санитарной очистке города сразу же прекратились. Даже домоуправления и жилищно-коммунальные отделы предприятий перестали заниматься этим вопросом.

Ручеек сопротивляется

Между столовой № 2 и детским садом водников весело журчал ручеек. Он нес хорошую службу — осушал город. Был ручеек неширок и особенно не мешал людям. Подводы переезжали его вброд, пешеходы проходили по доске, переброшенной через него догадливым человеком. Но вот по поляне стали ходить машины. Для них ручей стал препятствием.

«Наконец-то догадаются мостик сделать», — обрадовался ручеек.

Но подъехал самосвал и опрокинул в ручей ворох щебенки. Неизвестно какого предприятия хозяйственник догадался первым сделать это «весьма полезное» дело (вероятно, Игартсроя), но последователей борьбы с ручьем нашлось много.

Ручей силился, размывая щебенку и опилки кучу за кучей. Но самосвал шел за самосвалом. Ручей стал искать другие выходы. Ему помог дождь, и он разлился по всей поляне.

Живет ручей! Правда, он уже не тот, стал походить на вонючее болото, но зато теперь через него не пройти, не проехать.

А. было бы совершенно иначе, если бы хозяйственники догадались перебросить через ручей мостик.

Да, неприятная история вышла с ручейком. К сожалению, подобные примеры не единичны. Территорию напротив магазина № 20 весной старательно очистили от мусора школьники. Но потребовалось пройти за ларьками машине. Бросить бы под колеса несколько лопат гравия и делу конец. Так нет, туда навалили опилок и щепок. И снова чистая территория стала захламленной.

В. Дроздов.

Вместо зелени — мусор

Рыбокомбинат расположен на окраине города. По одним природным условиям поселок должен утопать в зелени, цветах, но увы… утопает в навозе, в помойках. У жилых домов даже нет ящиков для мусора. Однако, ни руководители комбината, ни санэпидстанция не обращают на это никакого внимания.

Не чище выглядит улица Шмидта в районе пересечения улицы Советской. Здесь также кучи нечистот.

Л. Салтыкова.

Даже трава не растет…

Мы живем по улице Ворошилова, в домах №№ 26-а и 28. Если от всех домов нечистоты были вывезены еще весной, то от наших их убирать даже не думают.

Нас возмущает халатное отношение начальника ЖКО авиапорта т. Бобрикова к вопросу санитарной очистки.

Нашим детям негде поиграть, не то что площадок не построили, на захламленной территории двора даже трава не растет.

Мы сметали мусор в кучи, по их не вывезли, и ветер снова разнес хлам по двору.

«Хоть бы лето побыть без мусора», — мечтают жильцы.

Но т. Бобриков, видимо, пребывает на острове в спячке, и ему неведомы наши нужды и запросы.

Группа жильцов.

Какая цена такому ответу?

В нашей газете часто говорится о плохих городских дорогах. На последние критические выступления газеты в № 76 за 20 июня был опубликован ответ инженера города В. А. Поддубной, в котором сообщалось, что горкомхоз приступил к ремонту мостовой по улице Магистральной.

В то время на мостовой действительно появлялись рабочие, сменившие несколько досок в настиле. И на этом ремонт закончился. Сейчас дорога между старой и новой частями города стала совершенно непроезжей. Автобусы, грузовые и легковые машины не могут ездить по ней без риска проколоть шины, застрять на выбоинах или сломать рессоры.

Руководителям горкомхоза свои слова надо подкреплять практическими делами.

А. Смехов.

Советы врача

Ранние признаки рака и его профилактика

Борьба против рака в СССР является одной из важнейших проблем советского здравоохранения. Организованная борьба со злокачественными опухолями стала возможной только в Советском Союзе, где создана самая совершенная государственная система охраны здоровья населения, где человек является самым ценным капиталом и где Коммунистическая партия и Советское правительство повседневно заботятся об улучшении жизни трудящихся.

Злокачественные опухоли обычно развиваются в тех тканях и органах, где уже был какой-то хронический процесс. На совершенно нормальных тканях, по мнению большинства ученых, они, как правило, не возникают.

Злокачественные опухоли могут развиваться в любой части тела. У мужчин наиболее часто встречается рак желудка, пищевода, легких, кожи и прямой кишки, а у женщин — рак желудка, матки и молочной железы.

К ранним признакам рака желудка относятся: снижение аппетита, потеря удовольствия от еды (даже при приеме ранее любимой пищи), иногда возникает отвращение к некоторым блюдам, причем чаще всего к мясным, появляется чувство переполнения желудка после еды или тупые боли в подложечной области, без видимых причин бывает отрыжка, изжога, металлический вкус во рту. Нередко к этому присоединяется слюнотечение, тошнота или рвота. Появляется утомляемость, общая слабость, снижение трудоспособности.

Как правило, рак желудка возникает чаще у лиц, страдающих некоторыми хроническими заболеваниями желудка. Поэтому людям, с язвенной болезнью желудка или хроническим гастритом с пониженной кислотностью, рекомендуется постоянно находиться под наблюдением врача.

К признакам рака пищевода относится затрудненное глотание, задержка пищевого комка в пищеводе и появляющаяся в связи с этим необходимость запивать твердую пищу, боли за грудиной.

При раке прямой кишки появляется неприятное ощущение в области заднего прохода, легкая тупая боль при прохождении кала, выделение со стулом крови, часто с примесью слизи или гноя, боли в области крестца. Все это должно насторожить больного, заставить его немедленно обратиться к врачу.

Рак легкого встречается преимущественно у мужчин в возрасте от 40 до 60 лет и старше. Женщины болеют раком легкого в 6-8 раз реже. Ранние признаки заболевания: упорный сухой кашель, небольшая температура, иногда одышка и кровохарканье, боли в груди. Врачебное обследование с применением рентгеновских методов позволяет поставить диагноз в ранней стадии заболеваний.

Часто у женщин встречается рак молочной железы. Заболевание возникает в возрасте от 40 до 50 лет, но бывают случаи рака молочной железы и в более молодом возрасте. Этой формой рака чаще болеют женщины, нерожавшие и некормившие грудью, а также женщины, часто прибегавшие к абортам. Раковая опухоль молочной железы в ранней стадии представляет собой небольшой плотный узел. Иногда появляются водянистые или кровянистые выделения из соска. Как правило, вначале опухоль безболезненна и нередки случаи, когда больная не уделяет своему заболеванию должного внимания и обращается к врачу при значительном увеличении опухоли. Запускать заболевание опасно потому, что рак молочной железы распространяется по лимфатическим путям и образуются новые очаги рака. Заметив какое-либо уплотнение в молочной железе, надо срочно обратиться к врачу.

Рак женских половых органов наиболее часто поражает шейку матки. К ранним признакам следует отнести выделение крови после спринцевания, а также при резких движениях и подъеме тяжести (особенно после прекращения месячных), бели с примесью крови, обычно не сопровождающиеся болями.

Ранними признаками рака языка и слизистой оболочки полости рта является появление на слизистой оболочке белых пятен, которые, постепенно увеличиваясь, начинают изъязвляться.

Следует помнить, что многократная травма слизистой оболочки острыми краями зубов, плохо пригнанными и неисправными зубными протезами играют значительную роль в развитии предопухолевых заболеваний слизистой оболочки полости рта.

Рак кожи чаще всего возникает на лице: на носу, вблизи внутреннего угла глаза, в носогубной складке. Начинаются опухоли кожи с появления одного или нескольких маленьких, совершенно безболезненных узелков или язвочки, покрытой корочкой, при удалении которой быстро образуется новая корочка. Язва медленно углубляется и расширяется.

Обычно рак кожи возникает на почве предопухолевых заболеваний. Поэтому при наличии увеличивающихся и темнеющих родинок, разрастании старческих уплотнений и некоторых других заболеваний кожи нужно безотлагательно обращаться к врачу.

Известно, что рак поражает обычно людей пожилых, Поэтому для предупреждения рака следует бороться с преждевременным постарением.

Для этого необходимо систематически соблюдать гигиену, тела, гигиену труда и отдыха, не злоупотреблять спиртными напитками, регулярно заниматься физкультурой и спортом во всех возрастах.

При уходе за кожей помимо регулярного приема гигиенических ванн необходимо частое обмывание водой с мылом загрязненных участков кожи. Особенно тщательно следует промывать морщины.

В целях предупреждения рака женщины не должны запускать даже кажущиеся незначительными женские болезни. Необходимо их выявлять и тщательно лечить.

На предприятиях города проводятся профилактические осмотры с целью раннего выявления рака, предопухолевых заболеваний. Обязательному осмотру подлежат женщины старше 25, мужчины 30 лет. Граждане, не уклоняйтесь от профилактического осмотра! Осмотр помогает обнаруживать рак в самом его начале и своевременно лечить.

Г. ИГНАТЬЕВ, врач.


СТРАНИЦА 4

1960_07_28N088_str_4 - 0004

ИНИЦИАТИВА И ОПЫТ

Цветы в цехе

На берегу Волги, недалеко от плотины Горьковской ГЭС, высятся корпуса Заволжского моторного завода. Это — одно из молодых предприятий страны. Первую продукцию — литье — завод выдал ко дню открытия XXI съезда КПСС, а весной этого года освоил поточное производство автомобильных двигателей для «Волги». К концу семилетки машиностроительный гигант будет выпускать сотни тысяч моторов в год.

На новом предприятии установлено новейшее оборудование, широко применяются комплексная механизация производства и автоматика. Трудоемкость изготовления двигателей значительно ниже, чем на других заводах.

Коллектив предприятия соревнуется за почетное звание завода коммунистического труда. Совершенствуя технические знания и овладевая новой техникой, рабочие повышают производительность труда, улучшают экономические показатели. В честь предстоящего Пленума ЦК КПСС моторостроители перевыполнили план поставки двигателей Горьковскому автозаводу и настойчиво борются за досрочное выполнение июньского задания.

Немалую роль в борьбе за досрочное выполнение заданий семилетки играет развернувшееся на заводе движение за чистоту и порядок, за высокую культуру рабочего места. Особенно многое сделано по озеленению цехов и участков. Первым эту замечательную идею высказал и осуществил рабочий термического участка Геннадий Викторович Обрядин.

— Наш коллектив еще молодой,— говорил oн своим товарищам, — но мы можем и должны сделать свой завод образцовым предприятием, каким и должен быть завод коммунистического труда. Озеленим свой участок, потом цех.

За нами потянутся другие. Весь завод превратится в цветущий сад.

Комсомольцы, а их большинство среди термистов, горячо поддержали коммуниста Обрядина. Правда, кое-кто выражал сомнение: приживутся ли цветы в литейном цехе.

Геннадий Викторович, страстный цветовод-любитель, успокаивал:

— Обязательно приживутся.

Вечером, придя с завода, он начал об этом разговор с женой. Любовь Степановна, узнав, зачем нужны мужу цветы, не только не стала возражать, а, наоборот, сама помогла отобрать и упаковать для цеха пятнадцать лучших растений.

И вот на другой день к воротам завода прибыл необычный груз, а через час термический участок украсился яркой зеленью комнатных цветов. Чего только тут не было — фикусы, пальмы, розы, кусты герани. Вскоре домашние цветы принесли и другие рабочие. Особенно постарался комсомолец Володя Здор. Он теперь вместе с Обрядиным старательно ухаживает за цветами.

Благородный почин всегда находит своих последователей. О начинании термистов быстро узнали на заводе. Не было дня, чтобы к ним не наведывались гости из других цехов.

— Живут? — интересовались они.

— Как видите, не плохо.

— Ну, стало быть, у нас тем более акклиматизируются.

Прошло немного времени, и цветы появились почти на всех участках завода. Особенно постарались девушки из моторного цеха. Здесь, куда ни глянь, среди станков выделяются зеленые островки. А на участке сборки и испытаний двигателей рабочие создали настоящую оранжерею.

В котельной завода мы застали старшего кочегара Григория Смирнова за необычным занятием — поливом пальм.

— Чувствуют себя, как дома,— говорит он, указывая на пальмы.

Котельная совершенно преобразилась. В широкие, чисто вымытые стекла окон льется солнечный свет. Блестят полы, стены и даже угольные топки.

Начальник котельното цеха коммунистического труда Геннадий Дмитриевич Малков сказал нам,что за чистоту и порядок у них активно борются не только уборщицы, но н все рабочие. Так же поступают рабочие других цехов.

Высокой производственной культурой отличается литейный цех. Труд людей здесь полностью механизирован. Вместо дымных вагранок установлены совершенные электрические печи для плавки металла. Уникальными являются также закалочные печи, изготовленные Саратовским заводом электротермического оборудования. Участки цеха связаны между собой сложной системой подвесных и подземных конвейеров, по которым к рабочим местам и агрегатам непрерывно поступают детали и материалы. Мощные вентиляторы подают в цех свежий воздух, охлаждают раскален ные отливки. Порой даже забываешь, что ты находишься у жарких плавильных печей Всюду поразительная чистота. Вот по широкому проезду цеха движется диковинная машина. Это поливалка, сконструированная энергетиком Анатолием Поповым. С ее помощью один человек поливает весь цех. Главный инженер завода рассказал нам, что скоро на предприятии будут широко применяться пылесосы, моечные и уборочные машины, телескопические подъемники и другие совершенные средства.

В цехах завода нет стен, отделанных в унылые, серые или блеклые тона, не увидишь грязных, залитых маслом и эмульсией полов. Станки выкрашены в лимонный цвет. Плавильные, термические и раздаточные печи и другое оборудование, которое обычно красилось в темные цвета, покрыты серебристой краской.

Особенно хорошее впечатление производит участок сборки и испытания моторов. Здесь полы из метлахской плитки, стены кафельные, лампы дневного света, а у светлых, широких окон — цветы. В помещении работает одновременно больше сорока двигателей, и совсем не чувствуется запаха бензина или выхлопных газов. Образцово организованы в цехе хранение и доставка к рабочим местам масла и эмульсии для смазки и охлаждения станков. Эмульсию, например, не развозят но цеху на тележках и не расплескивается по полу. Ее готовят в особом помещении и подают в цех по трубам с помощью насосов. Металлическую стружку удаляют от станков также но’ трубам сжатым воздухом с помощью пневмоотсосов, изготовленных заводскими конструкторами.

…Раннее утро. По широкой, обрамленной молодыми липами асфальтовой магистрали идут к заводу группы юношей и девушек. Слышатся песни, смех, шутки. Чувствуется, что люди начинают рабочий день в хорошем настроении.

— Па таком заводе, как наш, труд приносит человеку радость, наслаждение, — говорит Обрядин, чья мечта о превращении родного предприятия в цветущий сад не так уж далека от полного осуществления.

К. Погодин. Заволжье, Горьковской области.

Кадр из нового художественного кинофильма “Сережа “. Производство киностудии  “Мосфильм“.

Директор совхоза Коростылев — народный артист СССР С. Ф. Бондарчук, Сережа — Боря Бархатов. Фотохроника. ТАСС.

В КЛУБАХ НАШЕГО ГОРОДА

СЕГОДНЯ

Дом культуры ЛПК

РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ — в 1 час дня, 6, 8. 10 часов вечера.

«Полярник»

ОРЕЛ — в 7, 9 часов вечера.

Клуб рыбокомбината

СВОЕГО ТЕЛА ГОСПОДИН — в 7, 9 часов вечера.

ЗАВТРА

Дом культуры ЛПК

РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ — в 1, 3 часа дня.

«Полярник»

РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ — в 6-20, 8-10, 10 часов вечера. «Водник»

МОРЯК СХОДИТ НА БЕРЕГ — в 7, 9 часов вечера.

Клуб рыбокомбината

ЖУРАВЛИНАЯ ПЕСНЬ — r 7, 9 часов вечера.

За рубежом 

Италия. В Милане состоялась демонстрация протест против кровавой расправы полиции с участниками антифашистской демонстрации в Реджо-Эмилия.

Па снимке: во время демонстрации. Плакаты, гласят “Долой правительство Тамброни„, “Уходи, Тамброни! Мы хотим антифашистское правительство!“.

Фото Публифото.

Большая премия — советскому фильму

Как передает корреспондент Чехословацкого телеграфного агентства из Карловых Вар, на торжественном заключительном вечере были объявлены результаты XII международного кинофестиваля в Карловых Варах. Жюри кинофестиваля присудило большую премию — хрустальный глобус фильму советских режиссёров Г. Данелия и И. Таланкина «Сережа».

Три главные премии получили следующие фильмы: «Розы для г-на прокурора» (ФРГ), «Пылающая река» (Румыния и «Живые герои» — советский фильм, созданный коллективом молодых литовских киноработников. (ТАСС).

Неудачный запуск ракеты “Атлас“ в США

Как передает корреспондент агентства Юнайтед Пресс Интернейшнл с базы военно-воздушных сил Ванденберг (Калифорния), командование военно-воздушных сил сообщило, что межконтинентальная баллистическая ракета «Атлас», запущенная во второй половине дня 22 июля, была уничтожена после того, как отклонилась от курса.

В кратком официальном сообщении командования военно-воздушных сил говорится «Ракета «Атлас», запущенная расчетом стратегической авиации, была уничтожена офицером полигона, отвечающего за безопасность, когда отклонилась от курса».

«Предполагалось, — сказал, офицер военно-воздушных: сил, — что она совершит межконтинентальный полет».

Преследование коммунистов в Португалии

Как передает корреспондент агентства Франс Пресс из Лиссабона,лиссабонский суд приговори видного деятеля Коммунистической партии Португалии Таварес Магро к 10 годам тюремного заключения и к лишению политических прав на 15 лет по обвинению в принадлежности к нелегальной организации. (ТАСС).

Редактор А. БЕЛОУСОВ

Игарскому торгу на постоянную работу требуются:

официантки, кухонные рабочие, посудницы, уборщицы, продавцы, буфетчицы.

Обращаться в отдел кадров Игарторга с 9 часов утра до 6 часов вечера.

Администрация.

Игарскому добровольному пожарному обществу требуются печники.

Обращаться с 9 до 18 часов, по адресу: пожарная команда, улица Оборонная, 4.

 Администрация.

Адрес редакции: Игарка, ул. Ворошилова, 32-б. Телефоны: редактора – 1-08, отдела писем – 1-09, промышленно-транспортного отдела – 1-10, типографии – 1-20. Типография “Коммунист Заполярья” Красноярского крайполиграфиздата. Тираж 2000 экз. Заказ 602.

postheadericon Народный дружинник Чубун Михаил Иванович. Журнал “Человек и закон” январь, 1972 год

Время чтения статьи, примерно 2 мин.
Художник Неумывакин Александр Леонтьевич

Задержание. 1989 год, картон. акварель, гуашь. Художник Неумывакин Александр Леонтьевич. СССР, г. Волгодонск.

СМЕЛЫЕ ЛЮДИ: Из пояснений, данных в ми­лиции: «Я, Чубун Михаил Иванович, 1924 года рождения, беспартийный, работающий сле­сарем локомотивно-вагоноремонтного цеха, проживающий по улице Октябрьской, 23, об­щежитие 35,  комната 8.

Ночью 13 августа 1971 года вышел из комнаты покурить. Остановился около вахтера. Тот сказал: «Шум какой-то на ули­це. Проходили две женщины, к ним вроде как приставал мужчина». Я вернулся в комнату, взял быстро пиджак и сразу вышел из общежития. Чуть впереди увидел женщину и де­вочку, шедших по тротуару. К ним грубо приставал муж­чина: хватал за руки, делал наглые предложения, грязно выражался. Я поспешил на по­мощь. Поравнялся с группой, постарался его оттеснить, но он был настроен агрессивно. Уговоры не слушал, продолжал браниться. Я вынул удостове­рение дружинника и, показав ему, предложил вести себя прилично. В ответ он зло за­кричал: «Много вас всяких хо­дит!» и добавил еще несколько слов. В это время к нам сзади подбежала женщина, стала уговаривать мужчину: «Слава! Слава!» Я понял, что женщи­на — жена. Но тот не успокаи­вался,    набросился    теперь    на жену, а потом схватил дере­вянный ящик, валявшийся у стены, хотел ударить меня по голове. Я уклонился, но ящи­ком все-таки рассекло щеку. Мужчина сразу же бросился бежать, что-то угрожающее крикнув в нашу сторону. Жена заплакала, говорила, что муж не успокоится, видно, побежал заряжать ружье. Я вместе с ней пошел к ним. Дверь квар­тиры была заперта изнутри, но никто на стук не отвечал, не открывал. Мы спустились вниз. Мимо проходили патруль­ные милиционеры. По нашей просьбе они поднялись в квар­тиру, потребовали открыть дверь. Мужчина открыл. Когда мы вошли в квартиру, то сра­зу бросилось в глаза ружье, висевшее на вешалке. Оно было заряжено. А еще вече­ром — как тут же говорила жена — незаряженным стояло в чехле. На вопрос милицио­неров мужчина ответил, что раньше был охотником, но те­перь охотничий билет и разре­шение на хранение оружия у него отобрали».

…Пояснения М. И. Чубуна подтверждаются показаниями потерпевших, свидетелей и под­следственного Вячеслава Нена­шева, тракториста линии элек­тропередачи, ранее уже суди­мого  за хулиганство.

 Т. ФЕДОСЕЕВА, г. Норильск

QR код этой страницы для быстрого доступа к просмотру на телефоне или планшете

QR Code

postheadericon “ЧТО МЫ ВИДЕЛИ В НОРИЛЬСКЕ”, газета “Социалистическая Якутия” № 51 (12157) от 01 марта 1961 года.

Время чтения статьи, примерно 2 мин.
Ряузов Борис Яковлевич, 1960 год.

Ряузов Борис Яковлевич, 1960 год.
Пейзаж Норильск (холст, масло)

С группой якутских инженеров и техников я побывал в Норильске. Это первый город цветной металлургии на Севере и большого размаха строительства как промышленных, так и гражданских сооружений. Он застроен четырех- и пятиэтажными домами, в которых имеется водопровод с горячей и холодной водой, центральное отопление. Есть канализация.

За годы строительства Норильского комбината здесь сооружены такие, предприятия, как ТЭЦ, несколько рудников, организовано 8 (восемь) специализированных строительных организаций, построены цементный, кирпичный, деревообрабатывающий заводы, заводы железобетонных изделий и минеральной ваты. Эти предприятия оснащены хорошей техникой и не уступают лучшим предприятиям Союза.

В Норильске имеются такие замечательные сооружения, как здания универмага и гастронома, гостиницы, плавательный бассейн, большой спортивный зал, стадион «Молодежный», Дом техники, музыкальная школа с концертным залом на 310 мест. Слов нет, в Норильске высокие темпы строительства. Там, например, четырех- и пятиэтажные жилые дома на 80 и 120 квартир строятся в течение четырех-пяти месяцев. Этим срокам могут позавидовать такие крупные города Сибири, как Новосибирск, Красноярск, Омск и другие.

Сумин Валентин Павлович, 1961 год.

Сумин Валентин Павлович, 1961 год.
Въезд в Норильск.

Высокие темпы строительству обеспечиваются наличием хорошей энергетической базы, базы строительных материалов из местного сырья, максимальным применением современной строительной техники на всех трудоемких работах, наличием диспетчерской службы, хорошей организации труда и высококвалифицированных опытных инженерно-технических и рабочих кадров. Высоким темпам строительства Норильска также способствует применение типовых проектов жилых зданий.

В практике широко применяются передовые методы строительства. Бурение скважин под круглые сваи производится канатно-ударным станком диаметром долота 350 мм. Кладка стен ведется из крупных кирпичных блоков. При зимнем бетонировании широко применяется электропрогрев. Чердачные, цокольные и междуэтажные перекрытия монтируются из восьми пустотных и ребристых плит с утеплителем из пенобетонных и шлаковатных плит. При настилке полов широко применяются щиты длиной на комнату и шириной до 500 мм. Они изготовляются на заводе. Штукатурные и малярные работы зимой производятся при помощи электроотражательных печей. Система отопления предварительно собирается в механических мастерских, а затем собранные элементы перевозятся на объекты и там окончательно монтируются.

Шаталов Александр Иванович, 1962 год.

Шаталов Александр Иванович, 1962 год.
Картина «Норильск»

Нам, якутским – строителям, есть чему поучиться у норильчан.

Чтобы наш город Якутск быстрее застраивался красивыми и благоустроенными каменными домами, на мой взгляд, в первую очередь, надо быстрее создавать хорошую энергетическую и строительную базу. Следует ускорить строительство Бестяхского цементного завода, Табагинского лесокомбината. Необходимо опыт норильчан широко распространять в наших строительных организациях.

С. ПОПОВ, инженер-строитель.

QR код этой страницы для быстрого доступа к просмотру на телефоне или планшете

QR Code

postheadericon “Уважаемое руководство Хантайской ГЭС!…” Письмо от Н.И. Пучковой учителя географии школы Абаканской воспитательной колони и ответ директора УХ ГЭС, 2012 год. Публикуется впервые.

Время чтения статьи, примерно 8 мин.
Уважаемое руководство Хантайской ГЭС!
Центральный вход УХ ГЭС

Усть-Хантайская ГЭС. Внешний вид. Главный вход. Снимок из архива Норильского комбината, 1975 год

 Это письмо пишут Вам: Пучкова Надежда Ивановна учитель географии школы Абаканской воспитательной колонии, сокращённо АВК и мои подопечные. Когда-то наше учреждение называлось АВТКН — Абаканская воспитательно-трудовая колония несовершеннолетних. Что исчезло в названии? Слово трудовая. А как была, так и осталась воспитательной. Учу и воспитываю в этом учреждении ребят вот уже 45 лет. Причём воспитание ставлю на первое место.
Да, мои ученики в своей жизни оступились, совершили преступление. Своим поступком принесли массу неудобств родителям, потерпевшим и, конечно же, себе, отгородившись от общества на какое-то время, своих сверстников. Кто в этом виноват? Однозначного ответа нет.
Очень прошу внимательно прочитать наше письмо, которое, на мой взгляд, и исповедь и просьба. Большая просьба понять и откликнуться, потому что ребята ждут от Вас весточки. Для них это свежий глоток воздуха, потому как слова взрослых и поступки, безусловно, пример.
Когда мы в 9 классе изучаем тему «Электроэнергетика России» или наступает ваш профессиональный праздник, я показываю фотографии, которые получила в далёком 1971 году. При этом всегда подчёркиваю такие человеческие качества как обязательность, ответственность. Пользуясь, случаем, хочу сказать большое спасибо, великий поклон тому, кто 40 лет назад откликнулся на моё письмо. Не отодвинул его в сторону, не положил, как говорится, на стол под толстое сукно, так как понимал, что воспитание оступившихся подростков это наше общее дело.
А вот что говорят сами ученики: этот год — год 2012 особенный. Президент Д.А. Медведев подписал Указ о проведении в Российской Федерации Года российской истории. Мы, воспитанники Абаканской колонии не хотим стоять в стороне, решили изучать прошлое страны через проект «Великие стройки пятилеток». Проект составляли вместе с учителем географии и литературы. Мы сами вписали в проект те стройки, о которых хотели бы больше получить информации, чем это говорится на уроках. Среди других строек Енисейского меридиана 72 % ребят назвали Хантайку и обосновали свой выбор.
Вот некоторые обоснования:
—  потому что самая северная, символ Таймыра;
—  потому что уникальная. Другой такой не будет. Будет возможно, но это будет уже другая стройка;
— потому что строители испытывают огромную гордость за своё детище, а гордиться есть чем;
— потому что тот материал, который нам показывала Надежда Ивановна, исторический, а хотелось бы знать о дне сегодняшнем и о будущем;
— потому что стройка воздвигнута людьми труда и науки всей нашей страны.
П. Снежногорск, Усть-Хантайская ГЭС. В кабинете главного инженера стройки Жиленаса Станислава Винцовича. Слева направо: О.А. Максатов, С.В. Жиленас, А.И. Голышев, В.Е. Бажанов, Ю.Н. Мызников, А.В. Ворогушин

П. Снежногорск, Усть-Хантайская ГЭС. В кабинете главного инженера стройки Жиленаса Станислава Винцовича. Слева направо: О.А. Максатов, С.В. Жиленас, А.И. Голышев, В.Е. Бажанов, Ю.Н. Мызников, А.В. Ворогушин

Вопросы, которые нас интересуют:

1. Снизилась ли выработка электроэнергии в годы кризиса?
2 Работают ли те ребята на ГЭС, которых мы увидели на фотографиях. Ведь у них по всей вероятности ещё не пенсионный возраст.
3  Хотелось бы знать о героях сегодняшнего дня, перспективах электростанции.
4. Изменился ли облик Снежногорска, в чём это проявилось?
5 Устраивает ли потребителей выработка электроэнергии, если нет, то каковы пути решения этой проблемы?
6. Какие социальные последствия вызывает отрицательное воздействие электростанции на окружающую среду (на уроках мы изучали положительные и отрицательные особенности электростанций разных типов).
7. Каково внимание к вашему предприятию со стороны государства?
Это далеко не весь перечень вопросов, они разносторонние. Ребят интересует всё, а потому давайте удовлетворим их интересы, здоровую любознательность. И пусть воспитанники поймут, что мы, взрослые, не очерствели, не растеряли (за последние 20 лет) те черты, которые присущи русскому человеку: отзывчивость, забота о подрастающем поколении и неравнодушное отношение к развитию своей страны, успехам, проблемам.
Наш проект «Великие стройки пятилеток» отвечает не только на вопросы Что, Где, Когда, Почему, но имеет большой воспитательный потенциал. Именно на это я и делаю крен. Так давайте сделаем это вместе.
С большим уважением к Вам Пучкова, в прошлом Щур Надежда Ивановна.
P.S.: Заканчивая своё письмо, хотим заранее поблагодарить за внимание к нам. Верим, что на 68 параллели живут неравнодушные люди к чужим хоть и маленьким, но проблемам и за то, что есть к кому обратиться для их решения.
Как-то раз одному человеку приснился сон. Ему снилось, будто он идёт песчаным берегом, а рядом с ним — Господь. На небе мелькали картины из его жизни, и после каждой из них он замечал на песке две цепочка следов: одну — от его ног, другую от ног Господа.
Когда перед ним промелькнула последняя картина его жизни, он оглянулся на следы на песке. И увидел, что часто вдоль его жизненного пути тянулась лишь одна цепочка следов. Заметил он также, что это была самые тяжёлые и несчастные времена в его жизни.
Он сильно опечалился и стал спрашивать Господа:
— Не Ты ли говорил мне: если последую путём Твоим, Ты не оставишь меня. Но я заметил, что в самые трудные времена моей жизни лишь одна цепочка следов тянулась по песку. Почему же Ты покидал меня, когда я больше всего нуждался в Тебе?
Господь отвечал:
— Моё милое, милое дитя. Я люблю тебя и никогда тебя не покину. Когда были в твоей жизни горе и испытания, лишь одна цепочка следов тянулась по дороге. Потому что в те времена Я нёс тебя на руках.
Трудовых успехов, здоровья Вам и вашему коллективу!
 
31.01.2012 г. п.г.т. Усть-Абакан.
 
Уважаемая Надежда Ивановна  и воспитанники Абаканской воспитательной колонии!
 
Здание Усть-Хантайской ГЭСЖелаю выразить благодарность за Ваше письмо и спешу принести извинение за задержку с ответом. Рады Вашему вниманию к тому, чем сегодня живёт наша Усть-Хантайская гидроэлектростанция и посёлок Снежногорск. О переменах, произошедших от дней строительства станции, и перспективных планах на будущее, о трудностях будней и радостях  праздников хотелось бы нам рассказать в этом письме.
В период строительства станции для первых строителей, каждый новый день  был неповторим, потому что приносил с собой радость от созидательной работы, от важности и необходимости всех людей, приехавших на эту стройку. Разворачивалось строительство, задумывались грандиозные проекты, нужны были рабочие руки. Сначала появилась идея! А что, если для нужд развернувшихся никель-медных рудников Норильска, для электрификации производства, для выработки дешёвой электроэнергии построить на Крайнем Севере гидроэлектростанцию? И были вопросы. Для чего? Действительно ли это так нужно? Будет ли выгодно и лишь затем, а возможно ли это? Как осуществить задуманное? Не явится ли дело безнадёжным? Именно эти вопросы терзали наших предшественников, задумавших такое грандиозное строительство. И люди эти не спали ночами, сомневались, выверяли каждый свой шаг многократно и знали, что рискуют, вот и ответ на вопрос – они знали, ради чего рискуют. Какая огромная ответственность! Переживания участников строительство, их тревоги и надежды очень подробно изложены в книгах Бориса Иванова: «Здравствуй, Хантайка!» (1965 г.), «Позови меня вновь, Хантайка!» (1969 г.), «Снежногорск, до востребования…» (2004 год).
Водосбросной канал УХ ГЭС
Это уже осталось в прошлом, не выразить людских переживаний и эмоций, не написать их на бумаге так, чтобы прочувствовал потомок всю грандиозность проекта. Привыкли. И тем ни менее, в ту пору даже тот, кто не участвовал в строительстве самой ГЭС,  кто просто возводил здания и сооружения общественного значения, кто строил новые деревянные дома с центральным отоплением, холодной и горячей водой, ваннами и туалетами – все эти люди тоже были не лишены ощущения своей значимости. Два подъезда, двенадцать квартир, просторные комнаты и радость на лицах новосёлов – сдан ещё один дом, ещё одна веха и ширится Снежногорск и пусть расширится по всему берегу водохранилища, раскинувшись новыми дорогами, парками, домами. А они – устроители быта, воплощают эти замыслы в жизнь…
Сегодня это прошлое застыло в книгах, в фотографиях, сохранилось в виде кинохроники и старых газет, а ещё осталось в памяти ветеранов станции. Перемены, грянувшие в 90-х годах, не лучшим образом отразились на социальной и производственной сферах Усть-Хантайской ГЭС и посёлка, но и этот период является уже частью истории.
Улица Хантайская Набережная, дом №1

Улица Хантайская Набережная, дом №1. Общественный центр, Больница, Школа № 24 и часть желтого здания – детский садик.

В 1975 году, после ввода всех гидроагрегатов станции в промышленную эксплуатацию, многие строители УХ ГЭС отправились на новую стройку. Строительство ещё одной ГЭС намечалось в 100 километрах от устья реки Курейки, впадающей в Енисей напротив одноименного села, в котором в прошлом отбывал ссылку И.В. Сталин.  После ввода в работу Курейской ГЭС энергоузел получил громкое, но сегодня, к сожалению, редко употребляемое название – Каскад Таймырских ГЭС.
Но жизнь не стоит на месте, впереди новые достижения и громадные планы по техническому перевооружению оборудования станции, намеченные на 2015-2021 г.г. Это своего рода второе дыхание, которое получит станция после реконструкции гидроагрегатов. В рамках этого проекта, собственник Усть-Хантайской ГЭС открытое акционерное общество «Норильско-Таймырская энергетическая компания», планирует повысить надёжность основного оборудования станции, внедрить передовые автоматизированные системы управления технологическими процессами и вывести их на качественно новый уровень обслуживания.
 Улица Гидростроительная
 
Двадцатого ноября 2010 года в посёлке горячими поздравлениями и праздничным концертом, было отмечено 40 лет со дня пуска первого гидроагрегата. И это традиция. Каждые пять лет мы стараемся собирать всех тех, кто участвовал в стройке. Приехать в Снежногорск и вспомнить ещё раз о прошлом в кругу своих товарищей, увидеться и предаться приятным воспоминанием, для всех ветеранов это большая радость.
Да и нет ничего ценней, чем человеческие взаимоотношения, когда о тебе помнят, тебя почитают и тобой интересуются. А в посёлке по-прежнему остались добрые отношения между жителями, потому что каждый житель на виду. Для многих приезжих является удивительным то, что в других регионах и районах России стало обыденной нормой. Здесь нет преступлений, здесь все говорят друг другу «здравствуйте» при встрече на улице и не важно знакомый ты или нет, родители не переживают и спокойно отпускают своих детей на прогулки. Здесь можно ходить ночами и останешься цел и невредим. А дверь квартиры можно не закрывать на ключ, потому что в этом нет никакой надобности. Так было в прошлом, так остаётся и сейчас. Чем достигнута такая социальная стабильность? Отвечу на этот вопрос одним словом – людьми! Иногда думаю, вот приезжают работать на станцию, в Снежногорск, люди из разных уголков России и ведь неизвестно, что это за люди. Но со временем и они, вливаясь в размеренный ход снежногорской жизни, становятся такими же, как все, не нарушая уклад. Выходит, каково общество таков и человек в нём?
1 мая 1969 года.

1 мая 1969 года. Демонстрация в Снежногорске. Коллектив Хантайторга.

В годы строительства численность населения жителей Снежногорска достигала 16000 человек, на сегодняшний день эта цифра составляет около 1000 человек. Из них 350 человек являются работниками станции, остальные – работники муниципалитета и муниципальных служб, а также дети.
Меняются люди, события, названия, меняется внешний вид посёлка, но одно остаётся неизменным – сама станция. Как и 40 лет назад  можно прийти сюда, пройти через центральный холл главного корпуса, дойти до лифта и спустится в машинный зал, который вырыт в скале на глубине 60 метров. Спустится, и увидеть чудо, сделанное силой многих сотен рук простых людей. Чудо самой северной на Таймыре ГЭС.
 
Деревяные дома Снежногорск

1972 год. Деревянные дома Снежногорска.

В заключение письма отвечу на Ваши вопросы:

1. Снизилась ли выработка электроэнергии в годы кризиса?
Мы прилагаем схему, благодаря которой Вы сами можете увидеть выработку электроэнергии с 1970 по 2011 годы.
2. Работают ли ребята, изображённые на фотографиях, на ГЭС?
 В связи с тем, что участников стройки было так много и люди приезжали, а после завершения строительства уезжали, на сегодня практически не осталось никого, кто бы мог узнать ребят на фотографиях.
 
Для того, чтобы иметь представления о климате нашей местности  и характере работы, направляем Вам электронные носители с фильмами и фотографиями.
                                  
Желаем педагогическому коллективу успехов в воспитании молодёжи, а Вашим воспитанникам – выбрать правильный курс в жизни! Может быть, рассказы о первых  строителях Хантайки, романтиках и героях, помогут ребятам научиться принимать правильные решения и определиться в жизни.   
                                  
С уважением, 
директор Усть-Хантайской ГЭС 
Алексей Владимирович Потапов

Фильм Красноярского телевидения.
Создан в начале 70-х годов ХХ века. автор сценария – Борис Иванов
Взят на канале Виталия Б. Иванова

QR код этой страницы для быстрого доступа к просмотру на телефоне или планшете

QR Code

postheadericon Письмо московской экспедиции по “мертвой” дороге Салехард-Надым, 1988 год

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

Уважаемая Людмила Федоровна!

000-0

Маска для защиты лица от мороза, ветра была найдена в 1990 году корреспондентом немецкого журнала “Штерн” Екатериной Глогер. Маска была найдена в в лагере “Кинжальный” в куче мусора. Маска была найдена случайно во время экспедиции по местам строительства ж/д Салехард-Игарка, в районе строительства дороги от Салехарда до Надыма. Было найдено 3 маски. Данная самая маленькая.

Вам пишет руководитель группы из Москвы, которая в августе этого года попыталась пройти на велодрезинах по “Мертвой дороге”. Извините нас за долгое молчание, так как у нас, в Москве пропала фотобумага и нам не на чем было отпечатать фотографии. Пришлось использовать старую – поэтому извините за качество фотографий.
Мы считаем наше путешествие только первой попыткой для того, чтобы найти оптимальное транспортное средство и выработать тактику прохождения маршрута. К сожалению, удалось пройти только 60 км, что конечно не идет ни в какое сравнение с экспедицией вашего музея.
После этого путешествия, кстати говоря, много давшего и для знакомства с природой Севера и бытом местных жителей-хантов, с другими жителями Севера, родилось следующее предложение: организовать по трассе “Мертвой дороги” туристический маршрут с передвижением на отдельных участках на велодрезинах нашей конструкции или мотодрезинах, оставшихся со времен регулярного дрезинного сообщения, между Салехардом и Надымом. Таким образом нитка Салехард-Надым-Уренгой с обеих концов стыкуется с сетью железных дорог, имеющих регулярное пассажирское сообщение. Для организации подобного маршрута имеет смысл создать кооператив, в который можно привлечь сотрудников музея,
КСС, инструкторов, при этом в качестве приютов можно использовать остатки лагерей. При большом интересе к “дороге” туристов и не только туристов, можно получить средства для создания мемориала “Мертвая дорога”. Такой маршрут может стать школой экологического воспитания, включать посещение этнографических объектов.

3.-e`kspeditsiya-na-velodrezinah-pod-ruk.-E.E.-CHuchina-1988-2

Фотография с сайта www.salehard.bezformata.com

Со своей стороны мы готовы принять участие в этом предприятии, разработав конструкцию транспортных средств.
Может наши предложения и слишком фантастические, но необходимо показать людям что такое “Мёртвая дорога”, провести параллель между сталинским тоталитаризмом по сути фашизмом, и потребительским отношением к природе и человеку сегодня.
Есть у нас планы и на предстоящий год. Если удастся договориться с Салехардским узлом связи, то в марте, во время заброски связистам продуктов нас на вездеходе забрасывают на 200 км,а дальше до Надыма – на лыжах.

5-e`kspeditsiya-na-velodrezinah-V.-Medovogo-1989-g-2

Фотография с сайта www.salehard.bezformata.com

Летом хотим довершить водно-пешее путешествие с заброской на своих катамаранах в верховья Полуя, в районе Саратова затем пешком по трассе.
Всех сотрудников музея и Вас лично поздравляем с Новым годом, желаем больших успехов в Вашем нужном и интересном деле.
Пo поручению группы Е.Е. Чучин

Московская экспедиция 1988 года. Восточный участок ж/д Салехард – Игарка

Подробнее об экспедициях такого формата на этом сайте 

QR код этой страницы для быстрого доступа к просмотру на телефоне или планшете

QR Code

postheadericon Смерть Авраамия Павловича Завенягина (некролог)

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

Авраамий Павлович Завенягин31 Декабря 1956 года скоропостижно скончался выдающийся государственный деятель, один из крупнейших организаторов социалистической промышленности, преданный сын Коммунистической партии, член Центрального Комитета КПСС, Заместитель Председателя Совета Министров СССР, Министр среднего машиностроения, Герой Социалистического Труда Авраамий Павлович Завенягин.

Вся жизнь Авраамия Павловича — с ранних юношеских лет до последнего дня — была посвящена беззаветному служению нашему народу.

А. П. Завенягин родился в 1901 году в г. Узловая (ныне Московской области) в семье паровозного машиниста. 16-летним юношей в 1917 году он вступил в Коммунистическую партию и в годы гражданской войны вел активную работу в Московской и Украинской партийных организациях, работая секретарем Узловского уездного комитета партии, начальником политотдела дивизии, секретарем Юзовского окружного комитета партии на Украине и на других постах.

По окончании в 1930 году Горной академии А. П. Завенягин был направлен на работу в тяжелую промышленность и принимал непосредственное участие в развитии металлургической промышленности в годы первых пятилеток, работая директором Государственного института по проектированию заводов черной металлургии, заместителем начальника Главного управлении металлургической промышленности ВСНХ. В 1933 году Советское правительство назначает его директором Магнитогорского металлургического комбината. На этом посту А. П. Завенягин проявил себя как крупный специалист, умелый организатор строительства и руководитель производства крупнейшего металлургического завода.

В 1937 году А. П. Завенягин был утвержден Первым Заместителем Народного Комиссара тяжелой промышленности, а в 1938 году партия поручает ему новое ответственное задание — он назначается начальником строительства Норильского комбината, где в трудных условиях и в короткие сроки усилиями советского народа создается крупная металлургическая база на Крайнем Севере страны. В годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы А. П. Завенягин, являясь Заместителем Министра внутренних дел СССР, осуществлял руководство строительством ряда крупнейших промышленных и гидротехнических сооружений, предприятий горнорудной промышленности, а также работал в Совете Министров Союза ССР и Заместителем Министра среднего машиностроения СССР.

В начале 1955 года А. П. Завенягин  назначается на пост Заместителя Председателя Совета Министров СССР и Министра среднего машиностроения.

Где бы ни работал Авраамий Павлович Завенягин, какой бы он пост не занимал — всюду он проявлял кипучую творческую энергию, незаурядный инженерный талант и выдающиеся способности организатора-хозяйственника. Авраамию Павловичу были присущи исключительная настойчивость в выполнении заданий партии и правительства, умение сплачивать и организовывать всех работников на преодоление возникавших трудностей. Всей своей деятельностью, скромностью, чутким отношением к людям А. П. Завенягин снискал себе любовь и уважение со стороны руководимых им больших коллективов промышленных предприятий, строек и научно-исследовательских организаций. Это был человек, до конца преданный делу коммунизма.

На XIX съезде партии А. П. Завенягин  был избран кандидатом в члены ЦК КПСС, а на XX съезда партии — членом ЦК КПСС.

Заслуги Авраамия Павловича Завенягина перед Родиной были высоко оценены Советским правительством ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда, он был награжден второй золотой медалью Героя Социалистического Труда, шестью орденами Ленина и медалями. Тов. А. П. Завенягин  являлся лауреатом Сталинской премии первой степени.

Вся жизнь верного сына Коммунистической партии Авраамия Павловича Завенягина была посвящена беззаветному служению делу нашей партии, социалистической Родине и советскому народу.

Трудящиеся нашей страны сохранят в  своих сердцах светлую память об Авраамии Павловиче Завенягине, отдавшем всю свою энергию, силы, способности и жизнь великому делу строительства коммунизма.

МЕДИЦИНСКОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

о болезни и причине смерти Заместителя Председателя Совета Министров СССР товарища Завенягина Авраамия Павловича

У товарища А. П. Завенягина имелся общий атеросклероз с преимущественными изменениями в сосудах сердца. Внезапная смерть наступила в ночь на 31 декабря от паралича сердца, развившегося в результате  тромбоза левой венечной артерии.

Доктор медицинских наук, профессор В. А. КРАКОВ

Лечащий врач М. В. ЛЕОНТЬЕВА

Член-корреспондент АМН, профессор А. И. СТРУКОВ

Кандидат медицинских наук Н. П. БОГДАНОВА

Член коллегии Минздрава СССР, доцент А.И. Бурчазян

Начальник Четвертого Главного Управления при Минздраве СССР, профессор А. М. МАРКОВ

От Комиссии по организации похорон члена ЦК КПСС, Заместителя Председателя Совета Министров СССР, Министра среднего машиностроение товарища Авраамия Павловича Завенягина

Гроб с телом товарища А. П. Завенягина установлен в Доме союзов.

Для прощании с покойным А. П. Завенягиным открыт доступ сегодня. 2 января, с 11 часов утра до 10 часов вечер.

Похороны состоятся 3 января в 3 часа дня на Красной площади.

QR код этой страницы для быстрого доступа к просмотру на телефоне или планшете

QR Code

postheadericon Продолжение “Норов Норильска” статья из журнала “Химия и жизнь” номер 6, 1990 год, страницы 30-39

Время чтения статьи, примерно 21 мин.

И химия — и жизнь!

Продолжение и окончание статьи “Норов Норильска” (Окончание. Начало здесь.)

И небеса твои, которые над головою твоею, сделаются медью, и земля под тобою железом. Второзаконие, глава 28, стих 23

3759684

В числе самых незаурядных «врагов народа», проходивших трудовое перевоспитание в Норильлаге, был известный профессор минералогии Николай Михайлович Федоровский, основатель Всесоюзного научно-исследовательского института минерального сырья. Знавшие его рассказывают, что на свободе он читал студентам лекции, записанные им самим в стихах. Слушавшие минералогию в исполнении Федоровского невольно запоминали ее наизусть и на всю жизнь.

QR код этой страницы для быстрого доступа к просмотру на телефоне или планшете

QR Code

Беседуя со специалистами Норильского горно-металлургического комбината, я то и дело вспоминал о Н. М. Федоровском и его минералогической поэме. Мне чудилось: вот уж следующий мой собеседник непременно заговорит стихами…

Компетентность этих людей завораживала, а их открытость изумляла. Ни следа пресловутой ведомственной неприступности, ни намека на что-нибудь вроде «но только это не записывайте» или «вот сюда вам без спецдопуска нельзя». Даже очень старательно прищуриваясь, я не видел перед собой «бюрократов и функционеров, отравляющих природу во имя своих личных корыстных побуждений»…

IMG_20180710_152136

Научно-техническое управление (НТУ), в ведение которого входят экологические вопросы, состоит из людей, знающих весь необъятный комбинат и его проблемы, как хорошая хозяйка знает свой кухонный шкафчик, Руководит НТУ зам. главного инженера комбината Владимир Игоревич Волков, а в заместителях у него начальник отдела охраны окружающей среды Валентина Дмитриевна Епифанцева.

Не знаю, справедливо ли это, но именно Волков и Епифанцева первыми принимают на себя критические удары всех ратующих за экологию. Их имена не исчезают с полос здешней очень дельной «Заполярной правды», а лица — с экранов телевизоров.

Злые языки утверждают, что НТУ — это всего лишь амортизирующая прокладка, созданная не столько для защиты природы, сколько для защиты комбината от контролирующих ведомств, общественности и прессы. Поверить в это не составляет труда, однако в дальнейшем мы постараемся помочь вам обрести собственное мнение на сей счет.

ВОСПОМИНАНИЯ ГЛАВНОГО ЭКОЛОГА

В прошлый раз, если помните, мы договорились не обсуждать вопрос о ликвидации Норильского комбината ввиду слишком очевидной несерьезности такого разговора. Это, однако, сильно напоминает старинную невыполнимую психологическую задачу: «не думать о белой обезьяне»…

I00180617_144802_DRO

Так вот, выясняется, что были — и совсем не так давно — времена, когда этот вопрос

мог-таки возникнуть. И, что интересно, экология тут была совершенно ни при чем. К началу шестидесятых стали стремительно истощаться норильские месторождения, открытые семьдесят лет назад экспедицией Н. Н. Урванцева. Норильск перешел на голодный паек бедных, тонковкрапленных руд.

Сейчас спорят, кто первым робко шепнул, что на противоположном, правом берегу Норилки тоже должны быть месторождения, и не хуже прежних. Разговоры такие ходили, вроде бы, еще при Гулаге, в тридцатые-сороковые годы,— да проверить было некому: Урванцев сам отбывал здесь срок, обвиненный во вредительском сокрытии каких-то умопомрачительных залежей — золота, платины или, может, самородных бриллиантов…

Урванцев Н.Н. в Норильске

Только холодная война, через два десятилетия после самой горячей из войн, до предела обострившая наш всегдашний медный дефицит, заставила взяться за дело всерьез. Тогда и выведали молодые геологи (помните, эта профессия была в моде, про нее пели красивые романтичные песни) за Норилкой первую жилу нового медно-никелевого месторождения, того, что теперь зовется Талнахским, или еще Норильск-2.

— Трудно описать словами, что тут у нас началось после этой находки,— вспоминает В И. Волков, уже работавший на комбинате в те годы.— Это была какая-то медная лихорадка, советский Клондайк. И, прямо скажем, было отчего засуетиться…

Что правда, то правда. Даже сейчас, когда на глазах скудеют все и всяческие ископаемые богатства, горняки Талнаха добывают в своих забоях руды с суммарным содержанием меди и никеля до 22 %. Чтобы понять, много это или мало, сравните: на уральских заводах верхом качества почитают концентрат, обогощенный до 12 %!

IMG_20180821_112152

Такое неожиданное и необычное богатство открывало простор для неординарных решений. Самое первое из них, по тогдашнему обычаю, звучало как лозунг: не потерять ни одной тонны богатой руды. Это удалось, да и теперь удается: за рудой норильчане лазят под землю порой на полтора-два километра (есть один ствол — 2192 метра!), и извлекают ее процентов на 99, восполняя в недрах каждый вынутый кубометр породы кубометром бетона. В результате Норильский комбинат — возможно, крупнейшее в мире предприятие по производству — да-да, бетона!

Словом, горняки не подкачали. Вот металлурги — они оказались совершенно не готовы к восприятию такого нового явления, как талнахские руды. Пошли привычным экстенсивным путем – как обогащали и плавили бедную руду, так, в тех же печах, принялись плавить и эту, богатую. Естественно, печей и конверторов стало больше, объем электролизных ванн возрос шестикратно. За 20 лет, с 1965 по 1985 год, объем производства металла в Норильске увеличился ни много ни мало — в 10 раз. А где металл, там, известное дело, и все, что от него отделяется. Каждая тонна богатой руды стала давать при плавке в полтора-два раза больше серосодержащих отходов, чем руды месторождения Норильск-1. И пошло-поехало. 1973 год — объем выбросов SO2 из труб комбината превысил отметку 1 миллион тонн, 1977 — полтора миллиона тонн, 1982 — 2 миллиона, еще через год 2,5 миллиона…

IMG_20180619_181932_DRO

И если бы это было единственное, чем одаривает комбинат биосферу — тут и сероводород и угарный газ, и окислы азота, и, само собой, полный набор металлов: медь, никель, железо, свинец, цинк, кобальт…

— Кстати,— заметил Владимир Игоревич,— никто еще не представил мне убедительных доказательств, что самое вредное из этого списка — именно сернистый ангидрид, и что борьбу за экологию надо начинать именно с него. Ведь никелевый аэрозоль — канцероген. Однажды я высказал эти мысли в высоких инстанциях, и мне долго потом икалось — такое я услышал в ответ…

А мысли-то, возможно, не лишены резона: одной только разнообразнейшей по составу металлической и силикатной пыли выпадает на город столько, что может достаться на каждого жителя, включая грудных детей, по паре центнеров ежегодно. А было еще больше — выбросы пыли, надо сказать к чести комбината, успешно и уверенно снижаются, чего пока не скажешь об SO2.

К вопросу об экологических приоритетах мы еще вернемся. А пока не будем распылять наше внимание: хоть Норильской санэпидстанцией и зарегистрировано официально действие 13 вредных веществ, но 96 % массы общего их выброса составляет все-таки сернистый газ. Это значит, любой дождик, капли которого, прежде чем упасть на голову норильского пешехода, пролетели сквозь затянутое ангидридной дымкой небо — это дождик, хоть немножко, но сернокислотный. А коли так ..

IMG_20180622_201442_DRO

Впрочем, давайте уж обо всем по порядку.

СЕРА, СЕРНАЯ, СЕРНИСТЫЙ

Итак, в результате выплавки меди и никеля на Норильском горно-металлургическом комбинате ежегодно образуется примерно 3 миллиона тонн сернистого ангидрида. Часть его улавливается и перерабатывается, остальное улетучивается или выбрасывается, отравляя воздух. В 1988 году это остальное составило примерно 2,2 миллиона тонн. Кого смущает выражение «тонна газа» (допускаю, что для человека, далекого от химии, оно может звучать неопределенно), разделите это число пополам — молекулярный вес SO2 ведь ровно вдвое больше, чем у S — получится 1,1 миллиона тонн серы. Теперь всем все понятно: сера твердое вещество, к тому же довольно дефицитное и недешевое, а мы его — вот так запросто, в воздух… И, хоть мы с вами не из пугливых, но как ни считай, хоть так, хоть этак, обе цифры — страшные.

— А почему нельзя из этого сернистого газа делать серную кислоту, как поступают во всем мире? — спросил я Главного эколога В. И. Волкова. (Да простит меня Владимир Игоревич за то, что без спросу присваиваю ему такую не соответствующую штатному расписанию должность — важна ведь не вывеска, а суть.)

— Почему же нельзя,— ответил после мрачной паузы Владимир Игоревич.— Очень даже можно ее делать, серную кислоту. Более того, очень хорошо бы ее делать: три миллиона тонн олеума, которые могли бы получиться из нашего SO2, раз и навсегда покрыли бы все потребности нашей промышленности в этом веществе. Сделать кислоту можно — ее нельзя отсюда вывезти…

IMG_20180627_185836_DRO

Вот в чем загвоздка. Недаром железнодорожный путь, ведущий от Талнаха через Норильск, кончается уже в Дудинке, а дальше дороги нет, и ближайшая в полутора тысячах километров. Виной тому вечная мерзлота, которой, будь она неладна, придется посвятить маленькое нелирическое отступление.

Она вечна лишь пока ее не трогают. От малейшего подогрева превращается в киселеобразную зыбь, готовую поглотить хоть завод, хоть город. Прежде чем что-нибудь на ней строить, ведут долгую и дорогостоящую геологическую разведку, и только уткнувшись буром в прочный природный монолит, где-нибудь в десятках метров под поверхностью, забивают в этом месте бетонные сваи до упора в скалу (именно это слово здесь в ходу), и только на них уже устанавливают здание. Котлован, фундамент, низкий первый этаж — нету на севере таких слов. Под каждый норильский дом можно заглянуть, как под стол.

Справедливости ради заметим: не все в гулаговские времена делали непременно так уж плохо. Во времена директорства А. П. Завенягина в Норильске начали (впервые на нашем лагерном Севере) строить многоэтажные каменные жилые дома в расчете на будущих свободных горожан.

Первая капитальная улица нового, послевоенного, послелагерного Норильска называлась ностальгически: Севастопольская. Она еще стоит, но я не зря говорю о ней в прошедшем времени. «Смотрите внимательнее, – сказали мне, — когда приедете в следующий раз, этой улицы не будет…»

IMG_20180625_102022_DRO

Севастопольская строилась добротно — но по обычным, не северным методам, и мерзлота уже почти ее разрушила. Зловещие ветвистые трещины пронизали от крыши до тротуара краснокирпичные стены этих когда-то основательных «сталинских» домов, ныне покосившихся и опустевших.

Так вот почему весь Норильск такой компактный: час ходьбы из конца в конец. Не от хорошей это жизни: просто строить больше негде, вся «скала» использована. Ближайшую нашли недавно в нескольких километрах к северо-востоку, по дороге на Талнах, где и строится сейчас новый город-спутник Оганер. Местные зеленые упрекают: дескать, строят его чересчур близко к Никелевому заводу, в зоне досягаемости его факела. Никто и не пытается возражать: больше строить все равно негде, а жить людям где-то надо.

Земля тут вообще ведет себя, словно неродная: она ничего не держит, даже коммуникации. Это обстоятельство придает многим предприятиям комбината совершенно непреднамеренное сходство со знаменитым парижским Помпиду-центром. Однако здесь, в Норильске, все эти сотни разнокалиберных труб и кожухов идут поверх земля, и строений не архитектурного изыска ради, а во избежание капризов все той же мерзлоты.

Квадратный метр жилой площади в такой местности, как здешняя, стоит — ясное дело, реально, а не номинально — вчетверо дороже, чем в средней полосе. Точно так же и строительство каждого километра железной дороги (вот и до нее мы добрались) обойдется здесь в миллион рублей как в одну копеечку. Кроме того, нужно помнить и о предстоящих потом эксплуатационных расходах. Они будут очень накладны, поскольку ходить за этой дорогой придется словно за малым ребенком.

IMG_20180615_205158_DRO

Словом, не при нашей нынешней бедности закатывать подобные стройки века, довольно с нас БАМа. Такой кислоты, чтоб была на вес золота, нам не надо.

Разберемся с другим теоретически возможным маршрутом вывоза потенциального норильского олеума — водным, по Енисею и Северному морскому пути. Все мы в последние годы весьма наслышаны о последствиях аварий танкеров-нефтевозов. А теперь представим себе крушение морского «грузовика» с концентрированной серной кислотой в Северном Ледовитом океане… Представили? Можно сказать уверенно: экологического несчастья такого масштаба белый свет еще никогда не видел.

Общими усилиями пришли к принципиальному выводу: единственный разумный путь утилизации норильского сернистого ангидрида — производство из него элементарной серы. По классическому процессу Клауса: SO2+H2S→S+H2O. Ничего нового. Так получают серу и в Оренбурге, и в Мубареке, и в Астрахани…

БЕДНЫЕ, БЕДНЫЕ ГАЗЫ!

Есть такая любопытная эмпирическая закономерность: сколько процентов сернистого газа в газовой смеси, столько же процентов от этих процентов и можно уловить. Подлое свойство, иначе не скажешь. К примеру, если его там половина — значит, половину этой половины можешь забрать, десятая часть — значит, десятую долю от этой самой десятой…

IMG_20180629_192347_DRO

Зависимость эта, вообще говоря, не столько физическая, сколько экономическая: уловить-то их, газы, можно, да только во что это станет? Вон, один Никелевый завод испускает миллион кубометров слабых (0,3-2 % SO2) газов ежечасно. Чтобы он их не испускал, нужно выложить 5 миллиардов рублей — весь Никелевый столько не стоит…

Чем концентрированнее газ, тем лучше, бедные же газы — это смерть, именно от них в Норильске все зло.

На другом заводе, Медном, до 1978 года работали отражательные печи у них очень большие объемы отходящих газов. Следовательно, газы шли «плохие» — слабые, бедные. Те печи заменили новыми, точнее, хорошо забытыми старыми, изобретенными еще в тридцатые годы профессором Московского института цветных металлов и золота В. А. Ванюковым. Так они и называются: печи Ванюкова, или печи ПЖВ (плавки в жидкой ванне). «Это самая дуракоустойчивая печь»,— говорят о ней ее сторонники. Запомните это словечко, мы к нему еще вернемся.

IMG_20180628_172458_DRO

Не станем вдаваться в технические тонкости, но существенно одно: благодаря активному массо- и теплообмену процесс плавки в этих печах очень интенсивен. В результате кислород дутья, отбирающий серу у сульфидов, вдоволь ею насыщается — вот отходящие газы и получаются крепкие: до 35 % SO2. Стало быть (вспомним «подлую» закономерность), в серу можно перевести примерно такую же часть этих газов — ну, на несколько процентов больше. Но в данном случае это не беда: остальная сера присутствует в газе в виде H2S, оксисульфида углерода COS и SO2, которые можно вновь запустить в процесс…

Клянусь, это первый и последний столь длинный химико-технологический пассаж в моей статье. Да и на него-то я решился исключительно в знак уважения к серному цеху Медного завода, где все это происходит. Уж поверьте мне на слово, на работу этого цеха любо-дорого посмотреть. На сегодня он — единственное сущее олицетворение норильской мечты. Чистота, порядок, автоматизация, полная надежность. Нигде никого: один-единственный оператор, сидящий у пульта — совсем как в производственных фильмах застойного времени. И факт, с которым не поспоришь: 6 тонн плавленной серы ежечасно готовы к отгрузке.

IMG_20180627_231839_DRO

Ну хорошо, это богатые газы — с ними, когда они таковы, все, как мы видим, относительно благополучно. Но вспомним, что остается после того, как из богатых газов получили серу. Остаются, естественно, бедные. Те самые, более чем полтора миллиона тонн которых ежегодно вылетает через норильские трубы в норильские небеса. Да, если бы только через трубы — а то ведь и прямиком из печей да конверторов в цех, а потом дальше, через цеховые вентиляционные фонари — хоть и тяжелее воздуха, а все-таки газ! Даже слово придумали для этих неорганизованных выбросов: «фонарные газы»…

Есть две трехбуквенные аббревиатуры, знакомые каждому норильчанину старше трех лет, подобно тому, как нет москвича, не знающего, что такое ГУМ или ЦУМ. Про первую (ПЖВ) вы только что прочли; вторую — СОЖ — предстоит употреблять ниже. СОЖ означает сероочистка жидкофазная.

Технологию СОЖ разработал сибирский академический Институт катализа, а опытную установку на ее основе спроектировал уже на месте «Норильскпроект». В установке СОЖ сернистый газ абсорбируется водным раствором фосфата аммония, а потом, что получилось, регенерируется сероводородсодержащим газом — та же реакция Клауса, от которой никуда не уйдешь.

IMG_20180626_182518

«Много светлых голов ломается там, и не одну еще предстоит сломать»,— так говорят на комбинате об этой установке те, кто более сочувствует, нежели одобряет. Уже отвергнут первый технологический вариант, ушедший в историю под именем СОЖ-1, а ныне отрабатываются СОЖ-2 и СОЖ-3. Степень утилизации сернистого газа сегодня достигла 70 %, а обещают добраться в конце концов до 90 %…

Теперь вопрос вопросов: когда это будет?

В «Комплексной программе НГМК по охране окружающей среды на 1988—2005 годы» обещается утилизация богатых газов к 1995 году, бедных — еще десятью годами позже

Вон как нескоро! Xoтя, если подумать, может, наоборот следует сказать: ох, не верится, что так скоро!..

Как вернее? Чтобы с этим определиться, да и вообще для полноты картины нам не хватает одного: Надежды.

IMG_20180531_084307

Именно так, с большой буквы.

НАДЕЖДА НА НАДЕЖДУ

В 1974 год подписали контракт с известной финской фирмой «Оутокумпу» на строительство в Норильске еще одного металлургического завода. Место для него нашли в пятнадцати километрах от города — там, где старый городской аэродром Надежда. В 1980 году этот завод, обошедшийся в 1,4 миллиарда рублей, уже работал. Таких темпов мировая цветная металлургия до той поры не знала. На комбинате этот завод стали называть безотходным.

Все на свете относительно, и это тоже. В сравнении со старыми норильскими заводами, Медным и Никелевым, Надеждинский завод и вправду экологически безопасен. Про него норильчане говорят: этот завод хороший, он город не травит, а только сжигает тундру…

Что греха таить, экологических проколов и здесь, на «финском» заводе, предостаточно. Хотя гидрометаллургические автоклавы и позволили пустить в дело годами накапливавшиеся горы пирротиновых отвалов (где много серы и мало всего остального), зато многие сотни гектаров тундры эта технология изуродовала шламовыми полями, перерезала сложнейшими системами пульпопроводов и иных коммуникаций. Здесь без аварий не живут: вдоль этих труб выжженная земля. Еще один большой порок гидрометаллургии: использование сульфида натрия — отходы, содержащие этот элемент, пока не поддаются утилизации. Происходит засоление грунтовых вод (читай: всего водного бассейна), возможные последствия которого туманны.

IMG_20180529_152440

И тем не менее Надежда в системе комбината — что-то вроде «Березки» в системе госторговли. Очень обо многом надеждинцы рассуждают не так, как в ставке верховного главнокомандования — управлении комбината (что в центре города, на Гвардейской площади). Многое им из своей Надежды видится по-своему.

Думаю, объяснение этому кроется в здешнем производственном бытии, определяющем сознание: культура производства Надежды, что и говорить, в целом куда выше, чем на других норильских заводах. Хотя бы такая «мелочь»: чтобы перейти из цеха в цех, здесь не надо выходить на улицу. Все производственные помещения соединены в одно целое коридорами и галереями, окрашенными почему-то ядовито-желтой краской — видимо, чтобы не дать никому даже на минуту забыть о сере. Главная же гордость Надежды — ее печи взвешенной плавки, в местном обиходе ПВП. Металл весь переливается из агрегата в агрегат самотеком, без участия людей и транспорта, по команде с пульта.

Вспомнил я печи Ванюкова на Медном — ломики, лопаты, кувалды… А все же в «верхах» предпочтение отдают им, что нескрываемо обижает надеждинцев, считающих (и не без оснований) свой завод оазисом отечественной медно-никелевой цивилизации. «Печь Ванюкова — это вчерашний день, а все эти СОЖ-1,2,3 смахивают на первую, вторую и третью модели хозрасчета,— ерничают на Надежде.— Сколько можно ей радоваться, этой дуракоустойчивости,— не лучше ли начать работать без дураков?»

IMG_20180529_151717

— Замечательная мысль, – сказала главный химик комбината, кандидат технических наук Ирина Викторовна Кунаева.— У нас на комбинате по многим вопросам разные мнения, порой доходит до очень острых, даже агрессивных споров. Это не беда: комбинат так велик и разнохарактерен по технологии, что любая идея может пойти в дело, для всего хватит места. Верно, на Надежде лучше всего получается с ПВП, а на Медном — с ПЖВ. Одно другому не мешает и не противоречит. Но лично я — не сторонница ни того, ни другого. Считаю, что будущее за гидрометаллургией: этот процесс, несмотря на свои сегодняшние недостатки, самый регулируемый и герметичный.

И такое мнение! Надо сказать, тоже обоснованное: извлечение серы гидрометаллургическими процессами в автоклавах — сегодня рекордное для Норильска — 83 %.

По какому же из этих путей будет двигаться комбинат? Этот вопрос был задан генеральному директору НГМК Анатолию Васильевичу Филатову. Ответ был подчеркнуто дипломатичен:

IMG_20180702_193519_DRO

— У нас на сегодняшний день две хорошие, проверенные технологии: что на Медном, что на Надежде. И там и там мы на правильном пути — будем добиваться богатых газов.

Генерального понять можно: к чему подливать масла в огонь, ссорить подчиненных…

Точку над «i» поставил уже в Москве заместитель министра металлургии СССР Борис Иванович Колесников, до перевода в столицу много лет руководивший Норильским комбинатом так что в компетентности этого «аппаратчика» сомневаться не приходится:

— Хорошо, что Надежда отстаивает свою технологию, она действительно хороша и еще имеет перспективы. (Как видите, и тут началось с дипломатии.— М. С.) Но у нее два серьезных недостатка: требует тщательной подготовки сырья, что сложно и дорого, а во-вторых, слишком много металла переходит в виде окислов в шлаки. Чтобы этого избежать, нужен дополнительный, и очень энергоемкий передел — так называемое обеднение шлаков. Печь Ванюкова этих недостатков лишена: она берет и вовсе неподготовленную, необогащенную руду. Теперь о СОЖ. До того как она была предложена, мы оценивали задачу извлечения серы из бедных газов НГМК в 1,7 миллиарда рублей. А теперь, с учетом СОЖ — не более 1,1 миллиарда. СОЖ сэкономит нам треть суммы. Конечно, если дело с ней пойдет так, как мы надеемся…

IMG_20180707_192952

Это, конечно, хорошо, это в духе времени, что на НГМК царит такой технологический плюрализм, что заводские инженеры не боятся высказывать мнения, расходящиеся со взглядами высокого руководства. Но — это же и тревожит: поскольку доводы оппонентов столь разнообразны и всякий раз по-своему убедительны — значит, можно опасаться, что принимаемый курс вновь не оптимален, вновь подвержен личным привязанностям и вкусам. А раз так, кто исключит корректировку курса в будущем — которого (вспомним экологическую ситуацию) может уже и не оказаться…

Те 560 тысяч тонн сернистого ангидрида (они называются ПДВ — предельно допустимым выбросом), что комбинат собирается выбросить в воздух в 2005 году — не окажутся ли они к тому времени последней каплей, которая как раз и переполнит чашу терпения Природы?

КТО ТАМ КРИЧИТ «низ-зя»?

В преддверии эпилога вернемся к началу. Помните, с чего начался наш разговор об экологических проблемах Норильска? С цифры «72». Во столько раз была превышена в этом городе предельно допустимая концентрация сернистого ангидрида 18 августа 1988 года. Эту дату здесь помнят. Самый черный день в экологической истории города.

IMG_20180614_185047

Теперь вопрос: откуда читатели журнала, приславшие нам из Норильска эту цифру, узнали ее? Из своей же норильской газеты «Заполярная правда», где уже года три ежемесячно публикуется очень подробный «Экологический бюллетень города». Опять вопрос: кто его там публикует? Санэпидстанция? Холодно. Госкомприрода? Увы, еще холоднее: нет у нее таких возможностей. Зеленый фронт? Лютый мороз… Ладно, не стану томить, скажу: его помещает там отдел охраны окружающей среды НТУ — да, да, не кто иной, как сам комбинат! Сам, значит, напустил газу, и потом сам же себя, словно унтерофицерская вдова…

Согласитесь, ситуация нерядовая. Мы тут все горло прокричали про ведомственный произвол — а там, в Норильске, подведомственное предприятие прямо само голову на плаху кладет. Что оно, сумасшедшее? Для чего ему это надо?

Знаете, я долго искал этому объяснение и другого не нашел: вряд ли те, кто творят эту самокритичную политику, надеются пожать с нее дивиденды престижа. Скорее тут другое: выбор меньшего зла, понимание грани…

Кстати, далеко не всем такое парадоксальное положение нравится. Все контролирующие ведомства (а их, как и везде, немало, сейчас мы в этом убедимся) считают его ненормальным: как же это можно, мол, самому себя контролировать и не провраться? Зеленый фронт так прямо и требует: «Вывести из подчинения комбината лабораторию по контролю за состоянием окружающей среды и подчинить ее Комитету охраны природы»…

IMG_20180713_134652

И, вроде бы, по тривиальному здравому смыслу все это кажется справедливым. Но — не тянется рука сама собой голосовать «за». Нищета, бесправие Госкомприроды, да и некомпетентность значительной части ее работников, перешедших сюда по сокращению штатов в других ведомствах, несмотря на молодость этого комитета, уже успели стать притчей во языцех.

— Мы очень хотим точно знать заранее, что на этот раз поступаем правильно,— говорит по этому поводу В. И. Волков.— Мы очень надеялись на Госкомприроду: вот, думали, наконец появилось ведомство, которое будет не запрещать, а выбирать и предлагать экологические приоритеты. До сих пор эти надежды не оправдались: как бились мы всегда со всеми бедами один на один, так и бьемся…

Ваш корреспондент честно попытался посетить в Норильске все организации, имеющие хоть какое-то отношение к экологии: сколько их? Региональное подразделение Госкомприроды — это ясно. Раньше были отдельно региональная инспекция по охране атмосферного воздуха в системе Госкомгидромета, отдельно Норильская территориальная гидрохимическая лаборатория в системе Минводхоза, еще отдельно Отдел нормирования выбросов и согласования проектов, тоже гидрометовский. И сейчас все они есть, но, слава Богу, уже все вместе, под одним общим крылышком Госкомприроды. Был я у них: там шла в то время сложная кабинетная возня, всегда сопутствующая периоду перемены кресел — кому, где и над кем сидеть…

IMG_20180710_153005

Ну, СЭС, Горздрав — это само собой; про них уже кое-что в первой части сказано. Еще есть, разумеется, региональный центр по гидрометеорологии, предупреждения которого очень важны: как мы знаем, роза ветров здесь с шипами.

Кто еще?.. Норильская региональная инспекция рыбоохраны по-прежнему функционирует самостоятельно, в системе Минрыбвода. Еще в Дудинке, центре Таймырского национального автономного округа, создан вышестоящий по отношению к Норильску Таймырский окружной комитет охраны природы, подчиняющийся, в свою очередь, далекому Красноярскому краевому природоохранному начальству. Есть Енисейское бассейновое водохозяйственное объединение (и хватило же на всех названий!)…

Да, есть еще Госгортехнадзор — каюсь, у меня до него просто ноги не дошли — впрочем, кажется, его уже не существует, а есть какой-то Госпроматомнадзор, который его поглотил… Ну, и еще масса каких-то мелких, никому не известных и никому не мешающих контор вроде общества охраны природы, профсоюза рабочих металлургической промышленности со своими так называемыми доверенными врачами, технической инспекции труда ЦК профсоюза, городской прокуратуры, ни разу не заведшей ни одного уголовного дела по факту нарушения природоохранного законодательства…

IMG_20180514_235046

Вы устали? А я-то!..

— Чтобы вывезти из Норильска нашу серу,— продолжает Главный эколог,— нам нужно восемнадцать разрешающих виз, получить каждую из которых — это все равно что сдать экзамен в ГАИ. Ведь у них там сложнейшая субординация: в Норильске подписали — теперь в Дудинке все сначала, потом в Красноярске все сначала, и ни для кого подпись нижестоящего ничего не значит, зато отсутствие ее — непреодолимый барьер…

— А все-таки признайтесь — есть у вас сейчас все те восемнадцать подписей? — полюбопытствовал я.

— Нету.

— И вы все равно вывозите?..

—  А что? — Владимир Игоревич посмотрел на меня в упор.— Не вывозить?!..

Как говорят дети, «а правда, что!».

IMG_20180515_173522

Интересно, что и комбинатский природоохранный отдел, и санэпидстанция, и Госкомприрода — все они заняты в принципе одной и той же работой. Скажем, ездит по городу машина и замеряет содержание SО2 в воздухе — есть такие машины и там, и там, и там. Но только возможности, которые имеет комбинат, оставляют всех «конкурентов» далеко позади. Приборы, какие есть в распоряжении Главной санитарной лаборатории комбината, может, и похуже, чем на канадском или на шведском заводе, но у СЭС и таких нет. Раз в месяц комбинат арендует вертолет, чтобы облететь на нем весь промрайон и взять пробы воды из всех окрестных водоемов. Сверху, через иллюминатор, и правда, видно все. И такое видно! Наконец я узнал, как он выглядит в натуре, этот самый залповый выброс. Никакие пушки при этом не палят и сирены не воют: просто лежит, например красный, словно кровавый, снег…

На верхнем этаже здания Норильскпроекта оборудовано наблюдательное помещение с круговым обзором, вроде авиационной диспетчерской,— оттуда как на ладони виден город и все трубы с их факелами. Если какой-нибудь из них ведет себя плохо, можно экстренно дать команду на сброс мощности или даже на полную остановку соответствующей печи — хотя эффект от таких остановок не всегда утешителен. Ведь печи эти, как вы сами догадываетесь, не буржуйки и не голландки, и пока ее остановишь, ветер запросто стихнет или задует в другую сторону. Пользуются прогнозами метеорологов, но и их оперативность оставляет желать лучшего. Тем не менее и печи останавтивают и выговоры объявляют виновным в аварийных залповых выбросах, и премий лишают. Иногда и Госкомприрода штрафует кого-нибудь из начальства на 20 рублей — больше не положено: это как в армии два наряда вне очереди. В Америке, говорят, в аналогичной ситуации можно сразу выложить до 25 тысяч долларов — но то в Америке…

IMG_20180515_193705

Помните, в «Производственном рассказе № 1» Бориса Штерна («Химия и жизнь», 1987, N° 1) пришелец из иного пространственно-временного измерения говорит нашему директору завода: «Хорошо. Штрафы уплатили. Дальше что?». А потом завистливо заключает: «Хорошо живете»…

— Ситуация прямо анекдотическая,— пожимает плечами главный эколог.— Получается, что мы все время вне закона — но все же мы-то работаем! С нас, между прочим, медь требуют, и с каждым годом все больше. А у него — у инспектора — голова не болит: его работа простая — взять цифру, сравнить ее с другой и… не подписать бумагу. Но цифру эту, между прочим, он не сам измерил, а получил — от кого? — да от меня же! Значит, я делаю свое дело, и вдобавок еще кругом виноват, а он ни за что не отвечает (он ведь проявил твердость, не подписал!) и, стало быть, полный молодец. Но только зачем он такой нужен?..

Можно сказать, что в Норильске действуют три силы: комбинат, который делает медь и никель за счет природы и здоровья людей, тот же комбинат в лице своего НТУ, худо-бедно пытающегося этот вред уменьшить, да пара дюжин организаций, во все горло перекрикивая друг друга, вопящих, подобно известному клоуну из ансамбля «Лицедеи»:

— Низ-зя-а! Ай-яй-яй!

Для справки: к примеру, в Норвегии вся национальная инспекция по охране природы — это 13 человек, включая председателя. Могла бы, честно сказать, взять четырнадцатого, чтобы уйти от чертовой дюжины, но не стали — значит, не суеверные. Никому не надо объяснять, что автомобилей на душу населения в Норвегии несколько больше, чем у нас — тем не менее, бывавшие там говорят, что можно проехать все две с лишним тысячи километров протяженности этой страны от Северного моря до Баренцева — и запаха выхлопа нигде не услышишь. Потому что норвежцы поступили логично и элементарно просто: сначала снабдили все машины до единой надежными фильтрами, а потом уже установили жесткие ПДК. И соблюдают. Соблюдают, представляете!..

IMG_20180517_213040

— Для чего же столько контроля при таких-то результатах? — не вытерпев, спросил я заместителя начальника Таймырского регионального центра по гидрометеорологии А. С. Соркина.

— Трудно ответить на ваш вопрос, не рискуя, как говорят японцы, потерять лицо,— грустно улыбнулся Александр Самуилович.— В идеале нужно бы, чтобы в руках, которые контролируют и карают, были и финансы. Именно это и пытались сделать, создавая Госкомприроду. Но для этого нужно знать, сколько же, в конце концов, стоят вода и воздух. Если бы было так, то карательные меры были бы не чисто административными, как сейчас, а экономическими. Тогда комбинат (или какой-то из его заводов) просто закрылся бы и не открылся вновь, пока не решит своих экологических проблем… В США ассигнования на гидрометеослужбу сравнимы с космическими расходами, потому что посчитали, что повышение точности прогноза на 1 процент дает по стране прибыль в 50 миллиардов долларов. А у нас даже простейшей аппаратуры не достать… И все поделено: у нас в гидромете наблюдение, контроль — у Госкомприроды, а деньги…

Словом, у всех свои проблемы, но — какие же они у всех одинаковые!

IMG_20180521_214528

ЗЕЛЕНЫЕ И НАИЗЕЛЕНЕЙШИЕ (Вместо заключения)

«Зеленее меня в Норильске никого нет»,— заявил мне в день нашего знакомства Главный эколог Волков. Признаюсь, я сперва решил, что сказано это для красного словца. Но к концу командировки понял: как ни прискорбно, это правда.

Могут спросить: если мне так не нравятся зеленые, чего же я то и дело к ним возвращаюсь? Да нет же — в том-то все и дело, что они мне на самом деле очень симпатичны, эта крохотная кучка смелых, в хорошем смысле слова неформальных людей: и большинство их — совсем молоденькие студенты, и актив — опытные, много знающие люди.

Мне очень нравятся зеленые, когда выводят своих сограждан на лыжные прогулки

Мне еще больше они понравятся (и уверен, не мне одному!), когда высадит в своем городе молодые деревца и научат ребятишек не ломать их, а мусор бросать в урны, а не в сугробы — ведь именно с неумения это делать и начинаются все наши десятки и сотни ПДК. Мне нравятся зеленые, когда они указывают комбинату на видимые невооруженным глазом, но, мягко выражаясь, неафишируемые его огрехи — скажем, на угрожающее состояние хвостохранилищ, построенных, как утверждает Зеленый фронт, в нарушение проекта, без наблюдательных скважин и предохранительных откосов, что чревато селем. Вот на такие замечания зеленых пусть-ка ответит администрация комбината.

IMG_20180523_195616

Мне нравится Зеленый фронт и тогда, когда напоминает комбинату, да и всем норильчанам, что до этой последней экологической программы была другая, где многое обещалось гораздо скорее. Пусть не дремлет комбинатская щука, пока такой карась в реке!

К слову говоря в этой программе, да и в ее официальных комментариях и вправду много невнятностей и чересчур беглых мест, трактуемых общественностью как умолчания, что дает пищу многочисленным паническим слухам. Люди в городе то там то сям поговаривают о каких-то утаиваемых залповых выбросах каких-то засекреченных вредных веществ. Потушить такие настроения можно только еще более утонченной гласностью. На мой взгляд, это тот случай, когда информация не только имеет право, но и обязана быть навязчивой: хочешь не хочешь, а знай!

Мне тогда не очень нравятся зеленые, когда начинают щипать комбинат по-гусиному за пятки, да еще вменяют себе это в основную задачу и заслугу. Чего стоит кажущееся им очень радикальным требование выделять на экологические мероприятия «не менее 2 % ежегодного дохода комбината — 42 миллиона рублей». Этих денег не хватило бы и на «карманные» экологические расходы. Одни только проектируемые новые серные цеха на Медном и Надеждинском заводах собираются влететь чуть ли не в миллиард. Или, может, это — не экологические мероприятия?..

IMG_20180529_150824

— Если бы не экология, мы бы сегодня вообще ничего больше не строили, кроме жилья, магазинов, кинотеатров да детских садиков,— говорит генеральный директор НГМК, и в этих словах, несмотря на наращивание производства меди, нет ни вранья, ни позы.

Дорого ли обходится экология? Не то слово: в наших нынешних условиях любые экологические затраты однозначно разорительны для предприятия, они ничем экономически не компенсируются. Судите сами. На мировом рынке цена тонны товарной серы составляет 180 долларов. Но оставим доллары в покое. На производство тонны серы на НГМК тратят от 115 до 140 рублей. А продается та же сера по твердой госцене — 63 рубля: на каждой тонне как минимум полсотни рублей безвозвратного убытка…

Многому еще предстоит научиться в грядущем столетии: например, бороться не только с сернистым ангидридом, но и с окислами азота, или извлекать железо из здешних отвалов: его там свыше 40 % — побольше, чем в иной железной руде. Так что наш библейский эпиграф воистину звучит пророчески.

Разумеется, это уже отдельная тема: повязанные одной цепочкой потолочные цены, стопроцентный госзаказ, грабительские, более чем семидесятипроцентные отчисления от прибыли в казну, заставляющие комбинат замораживать зарплату своих служащих позорнейшим способом — понижая людей в должности с сохранением прежнего круга обязанностей. То ли уникальное исполинское предприятие, дающее стране миллиарды, то ли пешка в руках министерства, колосс на глиняных ногах…

IMG_20180531_234130

Последнее время заговорили и здесь о региональном хозрасчете. Вспоминают: когда отменили Гулаг, казалось, что Норильску пришел конец — кто теперь станет по своей воле тут работать?.. Примерно то же ощущение одолевает и сейчас, когда понемногу слабеют путы централизованного руководства всем и вся. Поскорее бы он рассеивался, этот десятилетиями накапливавшийся страх!

(Уже когда эта статья готовилась в набор, пришла весть о рождении концерна «Норильский никель», объединившего все крупнейшие наши никелевые предприятия. Не это ли первое бревнышко строящегося спасительного ковчега?.. Хотя и тут палка о двух концах: с одной стороны, независимость от монополии министерства, с другой — концерн ведь этот сам себе супермонополия, громаднейшая во всем белом свете. Какой конец перевесит?..)

Хорошо сказал бывший замминистра, бывший генеральный директор Борис Иванович Колесников, самоотверженно старавшийся и на своей последней должности помочь землякам: «В Норильске надо быть оптимистом».

Только ли в Норильске?

Михаил САЛОП, специальный корреспондент “Химии и жизни”

postheadericon БРИГАДА КОНВЕРТЕРЩИКОВ А. Д. ГРИГОРЬЕВА

Время чтения статьи, примерно 2 мин.

БРИГАДА КОНВЕРТЕРЩИКОВ А. Д. ГРИГОРЬЕВАКоллегии Министерства цветной металлургии СССР и президиум ЦК профсоюза рабочих металлургической промышленности совместным постановлением от 24 марта 1975 года одобрили инициативу бригады конвертерщиков медного завода, возглавляемую А. Д. Григорьевым, и предложили главным управлениям, объединениям, предприятиям и комитетам профсоюза принять меры по всемерному ее распространении на предприятиях отрасли.
Достижению бригадой более высоких производственных показателей но сравнению с другими бригадами конвертерщиков медного завода способствовали: интенсивное ведение процесса конвертирования черновой меди, рациональное разделение и кооперация труда, добросовестное отношение к обязанностям (рабочие, за исключением бригадира и звеньевых, имеют стаж работы на конвертерах от 0,5 до двух лет).
Более одной трети совокупных сменных затрат рабочего времени бригада использует для прочистки фурм, обеспечивая интенсивную продувку расплава воздухом. Прочистку фурм производят одновременно три конвертерщика при продолжительности одной прочистки 2-4 минуты и периодичности фурмовки — 4-6 минут. Такая организация фурмовки близка к оптимальному варианту, установленному лабораторией ПОТ комбината на основе специального исследования (продолжительность прочистки — 2-3 минуты, периодичность — 4 минуты). При такой организации снижается трудоемкость фурмовки, исключается применение ручного труда при прочистке фурм, перерыв между периодами фурмовки достаточен для отдыха конвертерщиков и подготовки (заправки) фурм к очередной прочистке. Ведение процесса варки с максимальным оплавлением горловины облегчает и ускоряет срыв настыля с горловины конвертера. Увеличение затрат рабочего времени на заливку штейна, загрузку холодных присадок, и песчаника, слив черновой меди обусловлено более интенсивным ведением технологического процесса.
Инициаторы почина за достижение контрольных цифр пятилетки успешно завершили 1975 год, выполнили годовой план на 104 процента (16 декабря) и пятилетний — 11 декабря, повысив коэффициент использования конвертеров под дутьем на 2,6 процента, снизив содержание никеля и меди черновой на 0,25 к плану и на 0,15 процента к обязательству. Обучено профессии конвертерщика 10 человек при обязательстве 4 человека.
Бригада А. Д. Григорьева начала новое патриотическое движение в коллективе медного завода: «Удельную производительность отстающих агрегатов — до уровня передовых на основе совершенствования технологии производства и улучшения организации труда».

QR код этой страницы для быстрого доступа к просмотру на телефоне или планшете

QR Code

postheadericon “Норов Норильска” статья из журнала “Химия и жизнь” номер 4, 1990 год, страницы 34-41

Время чтения статьи, примерно 17 мин.
— Кушайте помидорчики, они специально для вас из Средней Азии привезены!
— Да ну их, там, говорят, все химией отравлено!.. 
Разговор в столовой управления Норильского горно-металлургического комбината. 
НорильскДавно и не мной замечено: нет в российской глубинке более осведомленных краеведов, чем заядлые любители-рыболовы. Никто лучше не растолкует этимологию какого-нибудь мудреного местного географического названия: ведь почти каждое из них так или иначе связано с водой, а следовательно, с рыбалкой.
Первым представителем увлеченного рыбацкого племени, встреченным мною в Норильске, оказался заместитель главного инженера института «Норильскпроект» Валентин Алексеевич Орлов. Нет, объяснил он, никаких нор в этих местах никто не рыл (да и попробуй порой-ка их в вечной мерзлоте!). Длинным деревянным шестом — норилом — здешние рыбаки проталкивали рыболовную сеть под почти круглогодичный речной лед. Вот и назвали здешнюю реку Норилкой, а вслед за ней и город, что возник невдалеке от нее — Норильском.
Сейчас, правда, река официально зовется наоборот, по названию города — Норильской, так что вопрос «кто кого назвал» несколько запутался. Мне больше по душе старое название Норилка, да и горожанам, по-моему, тоже.
QR код этой страницы для быстрого доступа к просмотру на телефоне или планшете
QR Code
Из Норилки город пьет воду и по сей день. Пьет, надо сказать, с удовольствием: чай здесь заваривается неплохо, а пиво варят и вовсе преотменное. И рыба в Норилке все еще есть. Не в таких количествах и не тех размеров, что в былые времена, но ловится рыбка. Норилку комбинат, как может, бережет. Правда, раз в год энтузиасты-рыбаки вроде Валентина Алексеевича норовят умахнуть куда-нибудь километров за сто, на Ламу (живописные окрестности этого озера часто называют Таймырской Швейцарией), а то и подалее: на Кету или Собачье. Уж туда,  достают. Скажем на всякий случай осторожнее: практически не достают…
 В нашем журнале в рубрике «Лицом к лицу с читателем» появилось письмо двух норильчан, такое короткое и отчаянное, что ничего не остается, как повторить его слово в слово:
«Жалко, жалко Волгоград — 1,9 предельно допустимых концентраций… Но себя жаль еще больше: у нас 72 ПДК, в районе детской больницы — 60». И подпись: «Еще живые норильчане…»
Первая реакция на это сообщение у нас в редакции была, поверьте, та же, что и у вас. Тогда же один знакомый профессор-химик, давний наш автор и консультант, с изрядной долей серьезности заметил: «Ну что вы хотите, сернистый ангидрид ведь хороший окислитель, как и кислород. Поэтому им, как и многими хорошими окислителями, можно дышать. Недолго и без удовольствия — но можно!» Мы невесело похохмили, заметив, что в Норильске, судя по всему, первыми решили ввиду дефицита кислорода добровольно перейти на новомодный заменитель…
Если же говорить серьезнее, астрономическим числом превышения ПДК нынче никого особенно не удивишь. Вон, пишут, в Березниках Пермской области дело доходит до 200 ПДК, да не по какому-нибудь сернистому газу, а страшнее: по сероводороду — и то «ничего». Но не в цифрах же, в конце концов, дело, а в элементарной человечности и законности: ну чем же должны начать дышать люди, чтобы кто-нибудь, облеченный властью, наконец решился употребить ее им во спасение?!
С тем и поехал я в Норильск, словно герой галичевой песни на свои Белые Столбы.
ИСТОРИЯ И РЕАЛИИ
В истории Норильска было два судьбоносных события, и оба точно не датированы Первое: в 20-е годы геолог Н. Н. Урванцев отыскал залежи медно-никелевых руд. (Скажем так окончательно разведал — в принципе знали об этих залежах еще полутора веками ранее.) Второе: в 1935 году на одном из совещаний Политбюро ВКП(б) в присутствии самого Сталина решился спор между двумя яркими людьми того времени, Отто Шмидтом и Серго Орджоникидзе. Отто Юльевич Шмидт, в то время начальник Главного управления Северного морского пути, в ведомство которого входило норильское месторождение, считал разумным и дальше разрабатывать его своими силами. Наркомтяжпром Орджоникидзе возражал: никому-де сегодня не по плечу такая гигантская задача, кроме органов щита и меча…
Мнение Орджоникидзе возобладало. (Пиррова, прямо скажем, победа, если вспомнить его собственную дальнейшую судьбу.) Тот год, тридцать пятый, и считают годом паспортного рождения Норильска — хотя как место ссылки раскулаченных крестьян он функционировал по меньшей мере тремя годами раньше. Да и тогда, в тридцать пятом, родился еще вовсе не город, не поселок даже — каторжный лагерь, не более того. Норильскстрой, Норильлаг — кому какое больше нравилось из этих одинаково благозвучных названий.
Темпераментный Серго оказался по своему прав: того, что было содеяно здесь в период 1935-53 годов, и впрямь никому другому, кроме ведомства Ягоды-Ежова-Берии, сделать бы не удалось, просто в голову не пришло бы. И совершенно ничего не поймет в проблемах сегодняшнего Норильска тот, кто хоть на минуту забудет: создавался этот город не как жилище для людей, а как один большой барак, казарма для рабочего скота.
«Превратим весь лагерный контингент в передовиков социалистического производства!» — это из праздничного приказа первого начальника Норильлага В. 3. Матвеева к 20-летию Великого Октября. Был он, Матвеев, тем не менее, начальником далеко не из худших, даже обращался к заключенным на «вы», на каковой излишней интеллигентности, видимо, и погорел впоследствии. Выйдя на пенсию в 1938 году, он недолго наслаждался заслуженным отдыхом в южных краях, — вскоре вернулся в Норильск, на сей раз по этапу, чтобы вскорости умереть здесь в робе зэка. Судьба замысловатая, хотя и не диковинная по тогдашним временам.
Не миновала чаша сия и главного без винного виновника, первооткрывателя здешних месторождений Н. Н. Урванцева. Товарищи по бараку подтрунивали над ним: «Николай Николаич, а нельзя ли как-нибудь этот Норильск обратно закрыть и открыть другой, чуточку южнее?»
Первую очередь Норильского горно-металлургического комбината пустили в 1938 году. В 1942 году, в самый тяжелый период войны, достроили вторую — Большой металлургический завод — тот, что теперь зовется Никелевым. Единственное из всех норильских производств, одряхлевшее сегодня до такой степени, что не подлежит уже никакой реконструкции, а только постепенной ликвидации.
Таких слов, как «окружающая среда», а тем более «экология» тогда, полвека назад, и на «большой» земле никто не произносил, не то что в здешних погибельных местах. Слов, может, таких и не было, а окружающая среда, между тем, была, и экология была. Норильские старожилы помнят, что в самом центре города, на том месте, где теперь Дворец культуры комбината, можно было собирать грибы и ягоды. Сейчас, в наши куда более выигрышные во многих отношениях времена, медики не рекомендуют заниматься этим ближе чем в 30 километрах от города. Впрочем, риск нарушить запрет невелик: растительность вблизи городской черты скудна. Широко и глубоко простер Норильский горно-металлургический комбинат руки свои в дела легкоранимой северной природы.
Для веселья Норильск и сегодня мало оборудован. Мне кажется, ни один кинорежиссер мира не найдет более удачной натуры для экранизации романа Дж. Оруэлла «1984». Я говорил это всем норильчанам, с которыми знакомился, и ни один из читавших роман на меня не обиделся, прочие и подавно. Гулага, правда, нет здесь уже с 1953 года, когда комбинат перевели из-под дрогнувшего ведомства госбезопасности в систему набиравшего силу Минцветмета. Однако нельзя сказать, что отношение к городу и к живущим в нем кардинально изменилось. Сталинизм пустил в этом смысле куда более глубокие корни, чем мы позволяем себе думать. Один, что ли, Норильск такой?
В первый свой норильский день, случайно заглянув в какой-то двор, я неожиданно уткнулся в бесформенную, черную, высотой почти с окружающие здания, похожую на угольный террикон гору. Стоял июнь (хотя и заполярный, с легкой метелью и нулевой температурой), поэтому я не сразу сообразил, что это самый обыкновенный… снежный сугроб. Потом мне растолковали: в продолжение всей зимы (а это без малого круглый год) падающий на город снег не убирают и никуда не увозят — нет для этого техники и не предвидится, — а по-простому сгребают с улиц во дворы. Так что играть норильской детворе, по сути дела, негде: нравится не нравится — штурмуй этот грязный Эверест, вот и вся забава.
Ливневой канализации в Норильске, как и везде на Севере, тоже нет — тем не менее к середине лета снег ненадолго сходит — но, ей-ей, лучше бы ему не сходить, чтобы не видеть никому того беспорядка, бесхозяйственности и безобразия, что открывается при этом взору. Нигде, ни в одном промышленном регионе нашей неистощимой страны не доводилось мне видеть такого обилия валяющихся металлоконструкций и загубленных стройматериалов (хотя, казалось бы, вот уж этим нас никак не удивишь: лежит что-нибудь редко, зато уж валяется сколько угодно!). Кажется, здесь, на норильских пустырях, словно на одесском привозе, при большом желании можно найти хоть атомную бомбу.
Норильчане шутят: у нас-де каждый год месячник очистки города (июль), потом месячник нормальной жизни (август), а после десятимесячник загрязнения. Добавлю: загрязнения скрытного, тайного (ух, чуть было не сказал — вредительского): что ни кинь, сразу завалит, занесет снежком — и до следующего лета…
Вот так и живет этот город. Мрачноватая картина? Что ж, разбавлю ее слегка розовеньким: продовольствием снабжают норильчан по сегодняшним голодноватым временам вполне удовлетворительно. Хотя тут же и опять «очерняющий» мазок: поскольку доходы здешнего населения выше, чем в среднем по стране (крайний север все-таки), стало быть, и цены позволяют себе свирепствовать беззастенчивее, чем повсюду. Захотел помидорчика — а он кусается: кооповский, по 6 руб. килограмм…
Местные жители в основной массе скромны и непритязательны. Они издавна и накрепко приучены не удивляться отношению к себе как к людям второго сорта. Правда, в последнее время все больше норильчан приходит к осознанию этой несправедливости и даже к открытому протесту против нее, что по нынешним местам и вовсе что-то невиданное (если не считать заранее обреченного восстания в 1953 году заключенных, не дотерпевших буквально считанных дней до свободы).
Прогремевшая по рудникам Норильска весной прошлого года забастовка горняков выдвинула чисто экономические требования, что по всем канонам научного коммунизма — признак революционной незрелости. Правда, и здесь оговорка: тогда мы еще были уверены, что бастуют только при капитализме.
Как бы там ни было, протестовать в Норильске пока еще не очень умеют, что, впрочем, вполне простительно: практики-то никакой. По той же причине не слишком убедительны выступления местного Зеленого фронта.
«Мы споем вам песню протеста против того, как функционеры и бюрократы из своих личных корыстных побуждений отравляют воздух нашего города»… Признаюсь, я тоже не больно люблю функционеров и бюрократов, но — давайте же будем объективны! Всего лишь какой-то час ходьбы от Медного до Никелевого, и на всем этом пути в конце любой улицы, по которой идешь, непременно торчит перед тобой или за спиной какая-нибудь дымящая труба-небоскреб. Хорошо еще, если при этом дует какой-никакой ветер,— если же нет, плохи твои дела, будь ты хоть трижды функционер-бюрократ. Он, при всей нашей к нему неприязни, такой же человек и делает в минуту те же самые 15—18 циклов вдох-выдох, что и рядовой гражданин.
СКОЛЬКО ПДК ЧЕЛОВЕКУ НУЖНО?
Ничего не попишешь, так уж природа распорядилась, чтобы медь залегала в земных недрах как правило не сама по себе, несамородно, а в соединении с серой. В процессе металлургического передела эту серу приходится отделять плавкой: металл восстанавливается, сера окисляется. Так и получаются громадные количества двуокиси серы, сернистого ангидрида SO2. В Норильске его кличут от мала до велика коротко и фамильярно: газ. Какие церемонии между своими!
Начнем, не мудрствуя лукаво, со справочных данных. SO2 — «бесцветный газ с характерным резким запахом». Уж это я теперь знаю доподлинно: запах SO2 ощущаешь в Норильске почти беспрестанно: кисловатый, вроде уксуса, с мерзостным, похожим на кровь, привкусом во рту и в горле. Правда, через неделю я поверил большинству местных жителей, уверяющих, что не чувствуют его: сам начал принюхиваться.
Но это, как выяснилось, был еще не на стоящий SO2. Что такое настоящий, я узнал позже, в одном из конверторных цехов Медного завода.
Мне сказали: «Лишней соски нет, так что закройте рот и нос мокрым платком, да постарайтесь не очень дышать — и давайте-ка пробежим тут побыстрее, не задерживаясь…»
Закрылся, постарался не очень, пробежал. Ничего, живой остался. Зато могу теперь вам рассказать, что в больших концентрациях запах у сернистого газа щиплющий, игристый, наподобие уксусной эссенции, если к ней еще подбавить нашатырного спирта. Тут, в цехах, как мне потом сказали, тоже доходит до полусотни ПДК. Причем не той, маленькой среднесуточной ПДК (0,05 мг/м3), что установлена Минздравом для атмосферы жилой зоны, и даже не той, максимальной разовой, что вдесятеро выше (это именно ее имели в виду авторы письма в редакцию, говоря о цифре 72), а третьей, в 200 раз более высокой (10 мг/м3). Той, что имеет право быть в горячем цехе, где за нее и хорошая зарплата, и ранняя пенсия, и увеличенный отпуск, и молоко, и прочие льготы, ради которых молодые здоровые люди сознательно рискуют и тем, и другим.
Конечно, невооруженным носом в таком цехе не очень подышишь,— но ведь и в рези новой маске тоже. Так что нашли компромиссный вариант: маску удалили, попросту оторвали, оставив от противогаза коробку с фильтрующим элементом, да отходящую от нее трубку, снабженную на конце мундштуком, словно у кларнета,— «соску». Через нее и дышит норильский металлург все 6 часов своей рабочей смены. Сколько газа при этом неизбежно попадает в легкие через по-прежнему незащищенный нос, и думать не хочется…
Продолжим, однако, справочное знакомство с нашим главным (если бы единственным!) химическим «героем». Чем грозит SO2 тому, кто часто и подолгу использует его взамен кислорода? Ангидрид раздражает дыхательные пути, снижая их проходимость. Раздражает глаза, вызывая конъюнктивит. Способен вызывать спазм бронхов. При не благоприятных метеорологических условиях (высокая влажность, безветрие) действие его усиливается. При систематическом общении двуокись серы нарушает углеводный и белковый обмен, угнетает окислительные процессы в головном мозге, печени, селезенке, мышцах. Вызывает изменения в железах внутренней секреции, костной ткани, нарушает детородную функцию. Имеются указания на эмбриотоксическое действие. Ну, еще он способствует кариесу и злокачественным новообразованиям… Уж эти мне медицинские термины-вуальки! Нет бы сказать по- людски: импотенция, бесплодие, выкидыши, рак…
Ленин на Ленинском. Начало проспекта. Начало строительства ФОК
После подобных ужасов читатель вправе ждать (и уже, конечно, ждет) не менее ужасающих фактических данных медицинской статистики. Мол, столько-то человек в Норильске ежегодно травится и задыхается. Столько-то аномальных родов, столько-то детских смертей…
Как бы не разочаровать любителей подобных цифр. И вовсе не потому, что всего этого нет. Просто дело в том, что всякая отечественная статистика вообще дело хитрое, медицинская же хитра вдвойне. Скажем, если по так называемой «общей заболеваемости» Норильск несколько превосходит весь огромный Красноярский край в среднем (да при чем тут этот упирающийся южной границей аж почти что в Монголию Красноярский край?! — но вот, поди ж ты, уж коли волею нашего причудливого политико-административного деления Норильск в нем находится, других данных в местном горздраве нет!), то по туберкулезу и, опять же, «злокачественным новообразованиям» край, наоборот, куда болезненнее города. А вот по части детской и молодежной смертности Норильск якобы — из дальнейшего будет очевидна правомочность этого слова — заметно благополучнее России в целом и многократно лучше Средней Азии — спасибо, что хоть не Берег Слоновой Кости взят для сравнения в цифрах горздрава. Не стану замусоривать ваши головы обрамляющей все эти сведения цифирью, поскольку она и вовсе бессмысленна. Да и это-то, как сказал мне заведующий Норильским горздравом С. М. Горячев, рассекречено буквально только-только…
Поначалу мне очень не хотелось усматривать в столь некачественной статистике результат чьей-то злонамеренности,— но в дальнейшем это подозрение переросло в уверенность, а затем, увы, и в констатацию факта. Но не станем торопиться. Предоставлю вам возможность пройти к истине тем же путем, каким шел я. Во-первых, из всех этих «средних» цифр совершенно не видно, кто же именно болеет. Ведь Норильск — город со значительной долей временного, переменного населения. По данным горисполкома, таких неоседлых граждан, приехавших сюда недавно и без намерения надолго обосноваться, в Норильске по меньшей мере 20 тысяч. Нет сомнения, что в основном это как раз и есть те рисковые парни, проводящие свой рабочий день с «сосками» во рту. Не потому ли, кстати, на самом горно-металлургическом комбинате реже всех болеют именно они, рабочие самых вредных, самых загазованных цехов. Им-то бюллетенить совсем ни к чему, равно как и ходить на сборища Зеленого и прочих фронтов. Не за этим ехали — за деньгами, за машиной, за кооперативной квартирой на «материке». А за все это, рассуждают они, можно лет пять-десять и с «соской» побегать, а там ничего, на курортах подлечимся…
Вообще непростой вопрос: с чем сравнивать экологическую ситуацию в Норильске, чтобы сравнение выглядело, как говорят статистики и социологи, репрезентативно. С Москвой? С Запорожьем? С Череповцом?
Унылая контора Норильска
С Россией? Со всей страной?.. Сомнительно все это. Уж больно специфические здесь, в Норильске, условия. Город за Полярным кругом со всеми вытекающими отсюда неприятностями: полгода день — полгода ночь, лето показывается лишь на мгновение, а зима же стока и бесконечна. Если человек в Норильске болеет — то хотелось бы знать, отчего он болеет в первую очередь: от плохого климата или от плохого воздуха. Может, и вовсе зря мы грешим на безвинный сернистый ангидрид, добросовестный воздухозаменитель?
Частично на этот мой вопрос ответили в Норильской санэпидстанции. На СЭС догадались: сравнивать надо — с Дудинкой. В самом деле, это ближайший к Норильску крупный город, всего в сотне километров, а тяжелой промышленности там никакой — следовательно, можно считать, что Дудинка — это как бы «начальное условие» Норильска, такой же Норильск, только с чистым воздухом.
И вот, только теперь (так подумал я в тот момент) наконец-то начались похожие на правду цифры, которых я ждал тогда, а вы ждете сейчас. В Норильске среднестатистическая душа населения страдает заболеваниями верхних дыхательных путей вдвое чаще и дольше, чем в Дудинке. Причем еще известно, что взрослое население Норильска, взятое отдельно от детей, болеет всего лишь на 60 % чаще. Стало быть (это уже мои собственные кустарные вычисления), на долю детей остается все остальное, т. е. маленькие норильчане болеют этак раза в два с половиной больше, чем их дудинские сверстники.
Еще удалось мне выяснить, что в безветренные дни, когда на город ложится тень от факела хоть одного из ближних заводов (Медного или Никелевого), раза в три возрастает частота вызовов «скорой» к горожанам, задыхающимся от приступов бронхиальной астмы.
Ленинский проспект Начало
Вот и вся статистика. Что и говорить, на фоне того, что пишется в последнее время о положении в экологически бедствующих районах нашей страны (Причернобылье, Урал, Запорожье, Приаралье…), все описанное, конечно, ужасает, но не так чтоб очень. После цифры «72» можно было ждать и худшего…
И это худшее происходит! Заранее скажу: дальнейшие сведения я получил уже в Москве. Этого не знают ни в Норильской СЭС, ни в горздраве. Иначе зачем было от меня скрывать? Или так: почему были заинтересованы скрыть? Кто поощряет за такое сокрытие? Или они боятся? Кого?.. Впрочем, каюсь, последний вопрос наивен. Страх, конечно, не пустой. Попробуй потеряй работу в таком городе как Норильск. До конца дней будешь пустые бутылки собирать. Как собирает лидер норильского Зеленого фронта, эколог Виктор Васильевич Рапота…
Словом, то, что я сейчас скажу, я сообщаю как бы не только жителям Норильска, но и тем, кто по роду своей профессиональной деятельности обязан был сделать это гораздо раньше.
По данным Автоматизированной государственной информационной системы «Здоровье» Всесоюзного центра профилактической медицины Минздрава СССР, норильские дети — самые больные дети в стране. В особенности это касается болезней органов дыхания и пищеварительного тракта. Тут Норильску нет равных. По болезням крови дети Норильска занимают четвертое место в стране, по болезням почек — тоже четвертое, по кожным болезням — шестое. По «сумме многоборья» — единолично первое. Такая вот турнирная таблица. Там же, в АГИС «Здоровье», уже имеются исходные данные и по смертности, но пока еще не обработаны (работает эта АГИС, надо сказать, в тяжелейших условиях, буквально на грани подвига) — так что придется потерпеть. Когда будут эти цифры, мы и их сообщим. Хватит людям не знать, что с ними делают.
Казалось бы, что может быть хуже? Но есть и еще худшее. Правда, не для людей. Пока не для людей, или, скажем еще точнее: пока еще не непосредственно для людей.
Человек, как и подопытная крыса, существо все-таки до крайности терпеливое и живучее. Недаром по заболеваемости взрослого населения Норильск — всего лишь двенадцатый из числа городов, охваченных на сегодняшний день программой АГИС «Здоровье». Кроме того, в справочниках двуокись серы числится веществом «третьего класса опасности». Опять-таки, для человека. Но не для всей остальной живой природы.
Даже при небольшом и кратковременном превышении концентрации SO2 в зелени растений, которые им дышат, быстро исчезает хлорофилл, клетки их разрушаются, ткани омертвляются. Пороговые значения терпимости к двуокиси серы для большинства растений лежат намного ниже человечьей ПДК. На Западе уже начали понимать, а у нас только собираются начать: пора уже перестать рассчитывать ПДК по воздействию исключительно на человеческий организм — имея в виду только того человека, который уже родился и живет. Пора подумать и о тех, кто еще не родился. Флора привередливее людей: например, для того, чтобы совершенно подавить рост хвойных деревьев, не требуется десятков ПДК — хватает и одной-двух.
Но самым четким индикатором загрязнения воздуха сернистым газом служат лишайники всех видов — они совершенно не переносят SO2 даже в ничтожных концентрациях и гибнут от него первыми.
Не лучше и с животными. У них SO2 нарушает иммунный статус организма, понижая его сопротивляемость инфекциям.
Итак, понятно, почему хрестоматийная формула тундры «мхи-лишайники, суслики-тушканчики» вблизи Норильска не работает.
«И будут здесь мертвые реки струиться меж черных лесов…» — это из стихотворения норильского поэта Юрия Бариева.
Почему будут — уже струятся. Река Щучья ныне вообще никакая не река, а откровенный канализационный сток комбината. Гибнут или уже почти погибли речки Купец, Наледная…
«Так неужели только умирая, она нам верный указует путь?..» Это строчка другой, совсем юной местной поэтессы, Елены Ягубовой. Она в данном случае, само собой, матушка-природа. Самое страшное, что и эта трагическая картина — не более чем утопия. Ничего она нам не указует, самим думать придется.
ГОРОД-ПРИЗРАК
В книге рекордов Гиннесса ничего не сказано о том, какое самое большое в мире промышленное предприятие. Почему — ясно. Во-первых, многие из них скрывают свои истинные масштабы и даже сам факт своего существования, во-вторых, в разных странах бытуют разные взгляды на то, что считать предприятием, а что группой предприятий, их объединением.
А жаль. Думаю, Норильский горно-металлургических комбинат за почетную строчку в книге рекордов поборолся бы.
В Большом Норильске (это населенные пункты Норильск, Кайеркан, Талнах, Снежногорск) проживает сейчас примерно 267 тысяч человек, из них в самом Норильске 171 тысяча. На 52 предприятиях, входящих в состав НГМК, трудится столь много тысяч человек, что поверьте нам на слово: если из оставшихся вычесть детей и пенсионеров, получится, что почти весь город работает на комбинате — можно даже без «почти».
Скажу больше. Да не обидятся на меня норильчане — но ведь, собственно, и города-то никакого нет. Комбинат — вот уж он, точно, есть. Он владеет в этом городе всем, потому что все в городе произошло от него и для удовлетворения его нужд. Строит в городе только комбинат — все строительные организации в его системе. Учит и лечит — опять же комбинат. Кормит и поит комбинат — у него свои животноводческие, зерноводческие и овощеводческие хозяйства по всему Красноярскому краю, а на молоке и сметане здесь написано сначала «Норильский горно-металлургический комбинат им. А. П. Завенягина», а только потом уже «Молоко» и «Сметана». (К слову говоря, молочные продукты в Норильске весьма вкусны, потому что свой молокозавод комбинат купил за валюту в Финляндии.) Комбинату же принадлежит и норильский аэропорт Алыкель, и единственная в здешних местах стокилометровая железнодорожная веточка Норильск — Дудинка, история строительства которой, если ее написать, ужаснет не менее «Колымских рассказов» Варлама Шаламова. Да, чуть не забыл: подавляющее большинство работников Норильского горисполкома и горкома партии — бывшие специалисты комбината — что, в общем, неплохо, так как обещает вполне здоровые трудовые навыки. Однако горожане не всегда это понимают — нет-нет да и обзовут свой горком КПСС «филиалом комбинатского парткома»…
Комбинат окружает город со всех сторон плотным кольцом, и не одним. С запада — Медный завод (оттуда тянет ангидридом преимущественно летом), с юга — Никелевый завод и аглофабрика (зимой), с юго-востока — ТЭЦ, откуда несет окислы азота. Вот такие шипы у здешней розы ветров.
Так что норильчан трудно разделить на тех, кто дышит газами только поневоле в свободное от работы время, и тех, кто занимается этим еще и на работе за северную надбавку и прочие блага. Очень многие успешно чередуют первое со вторым.
Но все это — только одна из причин, по которой давайте-ка сразу договоримся не обсуждать всерьез вопрос о ликвидации комбината, или, скажем, об эвакуации его в другую местность. То и другое явно невозможно, ибо первые, по кому ударило бы подобное лихое решение — это те, кто сегодня дышит его выбросами. Норильск принадлежит комбинату, что называется, со всеми своими потрохами, и порознь, видно, никогда им не жить.
Открыто обсуждать проблемы этого города и сегодня возможно не без труда (Судьба статьи, которую вы сейчас читаете, не оказалась в этом смысле исключением.) Норильск по сей день город закрытый. Не предъявив пограничникам командировочное удостоверение со специальным милицейским штампом-пропуском, из самолета здесь можно не выйти. Не знаю, какое командировочное удостоверение потребовали несколько лет назад у приезжавшего сюда с визитом тогдашнего премьер-министра Канады Пьера Эллиота Трюдо.
2017 год Переход труб через дорогу Норильск
— Что ж,— сказал премьер-министр, осмотрев город и комбинат,— и у нас в Канаде есть крайние северные районы, где условия жизни и труда людей так же тяжелы, как здесь у вас. Но только чтобы попасть туда на работу сроком на пять лет — а дольше трудиться там запрещает наш канадский Минздрав — нужно пройти очень строгий медосмотр. Детей и женщин туда вовсе не пускают, разве что очень ненадолго, в гости. Ну, и отработав в тех местах свои пять лет, человек обязан уехать — но он не в обиде, потому что и так уже заработал весьма круглую сумму…
Слушая премьер-министра, мы словно заглянули в свое собственное светлое будущее, когда наша экологическая и прочая сознательность возрастет до такой степени, что и мы сможем позволить себе канадский вахтовый метод.
Согласитесь, если каждый заграничный политик, которого мы допустим в какую-нибудь из наших закрытых территорий, расскажет там хоть что-нибудь в таком роде, все мероприятие уже по одной этой причине будет стоить свеч.
2019 Опоры из бетона со стальными трубами
Полсотни лет назад, когда ведущий сюда енисейский речной путь работал без обратных билетов, взаимная повязанность города со своими людьми — жизнью и смертью — ощущалась, конечно, куда выпуклее, трагичнее, хотя и не тревожили никого факелы чадящих труб: иных забот хватало…
В Норильском краеведческом музее (который, кстати, тоже официально называется музеем истории комбината и промышленного района) мне сказали, что архивы госбезопасности по тому времени и теперь лишь слегка приоткрыты, поэтому оценивать число заключенных и погибших здесь можно только «на глазок». По прикидкам норильского старожила, бывшего зэка, ныне писателя А. Л. Львова, в Норильлаге побывало не менее 250 тысяч рабочих-заключенных — а возможно, что вдвое больше. Точнее пока не знает никто. Известно лишь, что каждый день в течение многих лет в Дудинку приходила баржа, трюм которой был, словно дровами, набит людьми. Во время плавания, продолжавшегося полтора месяца, их кормили затирухой (подсоленная взвесь муки в енисейской воде), так что из 600 человек (больше, хоть плачь, в баржу не вмещалось) оставалось в живых от силы 450.
В мерзлом грунте здешних рудников и отвалов покоятся останки еще каждого четвертого из благополучно доплывших. В основном хоронили их (если хоронили) на двух кладбищах. Одно над старой частью города, на горе Шмидта, у знаменитого урванцевского Нулевого Пикета, где в памятную стелу, по завещанию геолога и его жены, навечно замурованы урны с их прахом. Отсюда когда-то начали разрабатывать норильское месторождение, отсюда начался и город.
Тут же и старое, аварийное, наполовину ушедшее в землю здание краеведческого музея, в фойе которого стоит очень красивая и совершенно лживая диорама города Норильска, изображающая его таким, каким он заведомо никогда не может быть, с какими-то лучезарными небоскребами на горизонте — там, где согласно данным геологической разведки, никакое строительство вообще невозможно. Говорят, диораму эту делали к какой-то международной выставке, где ее должна была увидеть г-жа Маргарет Тэтчер. Говорят, ей понравилось.
Хвостохранилище Лебяжье. Дамба
Другое кладбище с противоположной от города стороны — там, где сейчас одно из громадных, напоминающих горные хребты, комбинатских хвостохранилищ (хвосты — это отходы рудопереработки, пустая порода), неподалеку от места, носящего странное, слабо вяжущееся с пейзажем имя Лебяжье.
Без доброго местного провожатого и авто машины ни того, ни другого кладбища (вернее, мест, где они были) не найти. На месте первого из них свалка строительного мусора, на месте второго — склад автобазы. Значит, представляю себе: некто твердым начальственным голосом отдавал бульдозеристам приказ очистить территорию от никому не нужных могильных камней, и бульдозеристы исполнили все в точности и в срок. А в самом сердце современного Норильска, перед внушительным и внушающим почтение зданием Управления НГМК — там, где по всякому нормальному людскому чувству долга и логике место памятнику жертвам Гулага — равнодушный бесформенный камень с унылой, что-то ненужное обещающей надписью…
Послушайте, а может, и вправду пока еще слишком сложно для нас и не заслужено нами новое иностранное слово — экология? Может, рано нам помышлять о чистоте воздуха, которым дышим,— да и вообще, о какой-то второстепенной физической, материальной чистоте?
А не начать ли с того, что в собственных душах, в собственной совести элементарную чистоту навести?
Михаил САЛОП, специальный корреспондент «Химии и жизни». Окончание следует

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru