2021 May
Выбрать язык
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

Оперативная связь
Архивы погоды


Архивы за May, 2021

postheadericon 1940 – 1990. ПРЕДПРИЯТИЕ «ВЫСОКОВОЛЬТНЫЕ СЕТИ» ИСТОРИЧЕСКИЕ ВЕХИ, СОБЫТИЯ, ФАКТЫ И ЛЮДИ…

Время чтения статьи, примерно 1 мин.

FB_IMG_1619012414054Восстановленный буклет г. Норильск

Первый энергоблок центральной электростанции — ЦЭС.

Начало развития «стационарной» электроэнергетики — от центральной распределительной подстанции ЦРП-16, расположенной в здании ЦЭС.

К «ЗОЛОТОМУ» ЮБИЛЕЮ ПРЕДПРИЯТИЯ «ВЫСОКОВОЛЬТНЫЕ СЕТИ» НОРИЛЬСКОГО КОМБИНАТА

16 марта 1990 года исполнилось 50 лет предприятию «Высоковольтные сети» крупнейшего на Крайнем Севере промышленного комплекса — Норильского горно-металлургического комбината.

Начиналась история электроэнергетики Норильска в предвоенные годы. Благодаря добросовестному, самоотверженному труду советских людей в сложнейших природно-климатических условиях, практически на голом месте в тундре, происходило становление форпоста цветной металлургии страны.

В годы Великой Отечественной войны комбинат сыграл огромную роль в обеспечении оборонной промышленности металлом, в котором заложена немалая доля труда энергетиков. Сегодня их труд уже в мирных целях воплощается в современных технологиях и технике — от электронной до космической

От паровых, дизельных электроагрегатов и гужевого транспорта в составе электрических сетей комбината полвека назад до сетей электроэнергетического комплекса Таймыра с тремя тепловыми и двумя гидроэлектростанциями – таков путь развития предприятия «Высоковольтные сети». Миллиарды кВт. ч. электроэнергии получают четыре города и промпредприятия региона. Это 1500 км воздушных ЛЭП-6 и 220 кВ и 750 км высоковольтных кабелей, установленная мощность силовых трансформаторов на 60 ГПП и энергообъектах городов составляет более 4.3 млн. кВА.

Скачать (PDF, 1.56MB)

postheadericon Презентация на тему “Полярная сова”

Время чтения статьи, примерно 1 мин.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Введение. 2. Размеры и строение. 3. Окраска. 4. Полевые признаки.  5. Места обитания. 6. Численность. 7. Размножение. 8. Линька.  9. Питание. 10. Список использованной литературы.

Скачать (PPTX, 1.63MB)

“]

postheadericon Домик у горы – газета “Заполярный Вестник”, среда, 3 июня 2009 г. № 100 (3382)

Время чтения статьи, примерно 2 мин.

2009-06-03-3382В ближайшем будущем у норильчан, мечтающих возвести домик в горнолыжном поселке, может появиться такая возможность. Площадь недавно организованного некоммерческого партнерства “Гора Отдельная” составит ни много ни мало – 27 га.

Елена ПОПОВА

– Это гораздо больше той территории, которую раньше занимал горнолыжный поселок, – сообщил “ЗВ” председатель некоммерческого партнерства Евгений Туленков, – и к нам уже начали обращаться желающие. Как только начнет свою работу исполнительный орган – правление кооператива, мы будем рассматривать вопрос выделения земли тем, кто захочет построить здесь домик.
Однако сделать это можно будет только при соблюдении определенных условий – стройка не должна затянуться надолго. Домик должен
быть эстетичным, а у человека должны быть финансовые возможности содержать его в порядке.

Главное – навести порядок

Свой официальный статус некоммерческое партнерство по организации отдыха для любителей горнолыжного спорта “Гора Отдельная” получило 27 апреля 2009 года. Министерством юстиции Российской Федерации по Красноярскому краю выдано свидетельство о госрегистрации. Запись об этом внесена в ведомственный реестр зарегистрированных некоммерческих организаций, и теперь идет прием заявлений от желающих стать членами кооператива (“Гостиный двор”, офис 609).

– Свою самую главную задачу руководство кооператива видит в том, чтобы как можно быстрее привести эту зону отдыха в порядок благоустроить поселок, – пояснил Евгений Туленков.
Идей, как это сделать, много. Например, некоторых “жителей” горнолыжной деревни могут обязать озеленить свою территорию. Особенно это актуально для Нижней улицы – деревьев и кустарников там явно недостаточно. А вот широко обсуждавшуюся в свое время идею о том, чтобы привести все домики в единый тирольский стиль, руководство партнерства не поддерживает – использование дерева может не лучшим образом сказаться на пожарной безопасности. Единственное требование, на котором собираются настаивать, – все домики должны выглядеть эстетично.
Довольно больной вопрос для “жителей” деревни – регулярность вывоза мусора с территории. В этом позиция руководства партнерства однозначна:
– У нас нет возможности хранения и складирования бытовых отходов, поэтому мы будем заключать договоры с организациями, имеющими разрешение на этот вид деятельности. 

В то же время часть работ по содержанию поселка кооператив готов взять на себя. Например, регулярно производить расчистку территории от снега. Зачем платить за это обслуживающим организациям, если можно приобрести снегоуборочную технику и выполнять эти работы своими силами?
– Для членов партнерства это более выгодно, – высказал свою точку зрения Евгений Туленков. – Варианты, как минимизировать затраты, мы уже просчитываем. Люди должны увидеть, что, вступая в кооператив, они избавятся от многих проблем Скоро здесь многое изменится. 

Фото Денис КОЖЕВНИКОВ

postheadericon Теплоход с названием “Игарка”.

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

6557372В питерском порту на глаза нашей газете попалось судно под российским флагом, принадлежащее одной судоходной компании с громким названием «Академфлот-2». Мы решили выяснить, к какой такой академии имеет отношение т/х «Игарка», порт приписки Нижний Новгород, а заодно посмотреть, как членам экипажа парохода работается на его борту.
Следует отметить, что увиденное нас мало порадовало. Капитан рассказал, что никакого отношения к научному флоту судно не имеет — просто у судоходной компании звучное название. Т/х «Игарка» работает на Волге и связанных с ней внутренних водных путях — Ладога-Онега-Беломорско-Балтийский канал. Но ниже Казани и выше Санкт-Петербурга он не ходит. Сейчас, вот, судно пришло из Карелии с алюминием, а далее пойдет в Ярославль с грузом щебня.
Пароход построен в далеком 1965 году в Чехословакии. И что удивительно (или неудивительно), но до наших дней т/х «Игарка» сохранился практически без изменений: дверные ручки, штурвал выдержали испытание временем. Можно сказать, что прогресса, в смысле обновления, здесь никакого не наблюдается. Так что часы, замеченные нами на мостике с надписью «Сделано в России», сразу же выделяются на общем фоне: безусловно, их можно отнести к одним из самых современных приборов — все-таки СССР уж двадцать лет как нет.
655737Естественно, мы не могли не затронуть вопрос о зарплате. Выяснилось, что её выплачивают регулярно, но сказать, что она высокая, конечно же, нельзя. Тем не менее, как сказал капитан, зарплата экипажа все-таки повыше, чем у речников, работающих в других компаниях.
Капитан не стал скрывать, что считает положение дел на флоте под российским флагом — удручающим. На реках он видит, как правило, суда ничем не лучше своей «Игарки». Встретить новострой под нашим флагом — большая редкость.
— Я вот даже не знаю, что будет с моим пароходом, — сказал капитан. — Пока он в строю. Мы его стараемся поддерживать на плаву. Как долго мы сможем это делать, и когда судовладелец обновит флот, неизвестно.
Но не только это тревожит капитана. Довольно интересно он высказался насчет подготовки курсантов училищ, которые проходят плав-практику на судах.

6557373— У нас экипаж — десять человек, — сказал он. — Трое из них — практиканты. Не знаю, как там их сейчас учат, но могу сказать, что из года в год уровень подготовки молодых людей падает. Теория — ноль, дай им пройти тест — завалят. Короче, здесь на практике они толком постигают премудрости профессии.
К сожалению, никого из членов экипажа — ни практикантов, ни опытных моряков — нам сфотографировать не удалось: экипаж т/х «Игарка», получающий скромную зарплату, оказался тоже очень скромным, и фотографироваться никто не захотел. Однако сделать снимки на борту нам разрешили без проблем, благодаря чему мы их и публикуем (см. фото вверху).

Газета “Морской профсоюзный телеграф” № 7 (71) 2011 год. Рубрика “Хронометр”, страница 4.


Негатив стеклянный. Порт Игарка. Погрузка иностранных кораблей ночью 1936

Порт Игарка. Погрузка иностранных кораблей ночью, 1936 год

04.09.1943

Брен Ю. Б.
С. Дежнев (СКР-19) и снимки с его борта в навигацию 1943 г. Карское море, у Ледяных островов. Пароход «Игарка», идя в тумане сел на банку. К нему пришвартовался «Дежнев» для частичной разгрузки в целях облегчения пароход «Игарка». 04.09.1943 год


postheadericon Астафьевский рассказ “КРАЖА” вымысел и реальность? Автор: Глотова Валерия 9Б класс МОУ «СОШ г. Игарки» Им. В.П. Астафьева.

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

Слайд1

 

Творческий конкурс «Душа Сибири» “В.П. Астафьев «Кража». Вымысел и реальность”. 

Научный руководитель: Забрыгина Татьяна Григорьевна учитель истории. Адрес:II мкр., дом 10а. Контактный тел.(39112)2-20-52, 2-28-88.

Основная цель работы
Проанализировать произведение В.П.Астафьева «Кража»:
- через описание детских лет, проведенных в игарском детском доме;
- какие сюжеты и герои в повести вымышленные, какие реальные;
- насколько произведение автобиографично;
- как помогает вымысел отражению жизни;
- действительно ли Игарка является прообразом Краесветска;
- является ли сам писатель прообразом главного героя?

Слайд2Слайд3Слайд4Слайд5Слайд6Слайд7Слайд8Слайд9Слайд10Слайд11Слайд12Слайд13Слайд14Слайд15Слайд16Слайд17Слайд18Слайд19Слайд20Слайд21Слайд22


Скачать презентацию в формате pptx здесь:

Скачать (PPT, 7.01MB)

 

postheadericon Весь “Заполярный вестник” № 231 (2771) от 09.12.2006 + текст статей про ТЭВК и здания Норильска

Время чтения статьи, примерно 9 мин.


1 - 0001


1 - 0002


1 - 0003


1 - 0004

«НЕТ ЧЕРНОГО-БЕЛОГО В НАШЕЙ РАБОТЕ»

Страница 4 газеты Заполярный вестник № 231 (2771) от 09.12.2006

  Заместитель начальника участка рай­она электрических сетей треста “Энер­говодоканал”, входящего в состав Но­рильско-Таймырской энергетической компании, Светлана НОВОРОК скром­но не захотела признать, что их первый участок занимает лидирующее место в РЭС не только по численности работ­ников. “По значимости и поставленным нам задачам мы равноценны со вто­рым”, – заверила она.

Новорок Светлана

Заместитель начальника участка рай­она электрических сетей треста “Энерговодоканал” Новорок Светлана

Андрей ДАВИДОВИЧ

- Обслуживаем внутренние электро­сети в зданиях учреждений, кабельные линии и подстанции, – пояснила Свет­лана Викторовна. – Внутренние элект­росети – это, прежде всего объекты Заполярного филиала компании “Нориль­ский никель”: главный офис ЗФ на Гвардейской, 2, управление по персоналу и социальной политике на Севастополь­ской, 2, управление главного энергети­ка и другие. А электрические подстан­ции питают довольно солидных потре­бителей, включая общественные зда­ния, офисы частных организаций, дра­матический театр, Дворец культуры компании, институт “Норильскпроект”, управление пожарной безопасности, следственный изолятор, городскую дет­скую больницу и родильный дом, на­дежность и качество электроснабжения, которых мы должны обеспечить и под­держивать в надлежащем состоянии.

-  Действительно, серьезные объ­екты.

- Судите сами, если в администра­тивном здании ЗФ компании находится производственно-диспетчерское уп­равление, осуществляющее контроль за деятельностью всех подразделений Заполярного филиала, работают ос­новные службы и главные специалис­ты предприятия. В институте “Норильскпроект”, в свою очередь, разме­щается оборудование связи ООО “Норильск-Телеком”, которое тоже завяза­но на энергоснабжении.

Будни первого участка РЭС из чего состоят?

Существует график технического обслуживания вверенного нам хозяйст­ва. Раз в три месяца каждая подстанция отключается для проведения запланированных мероприятий. Как правило, мы их осуществляем в ночное время су­ток. Предусматривается зачистка кон­тактных соединений, ревизия коммута­ционных аппаратов, проведение элект­рических измерений. Качественно про­веденное плановое техобслуживание – залог нашей безаварийной работы. Кроме этого, должны обеспечить на­дежность электроснабжения и правиль­но выстроить взаимоотношения с по­требителями электроэнергии, с которы­ми заключены договоры. Взаимодейст­вуем с подрядными организациями, ко­торые ведут ремонты в магистральных коллекторах на трубопроводах по горо­ду. Вам, наверное, не раз доводилось видеть, что перекрыты некоторые уча­стки улиц для этой цели. Они также не могут обойтись без нас при подключе­нии электрооборудования для произ­водства работ и обеспечения рабочего освещения в коллекторе.

Но аварийные ситуации все же бывают?

- Если работы ведутся подрядными организациями в коллекторах, то случа­ются повреждения нашего имущества. Не умышленно, конечно, а по неосто­рожности. Сами по себе кабели не рвут­ся и не загораются. Электроснабжение в таких случаях прерывается, сразу орга­низуются экстренные бригады, которые выезжают и разбираются с неполадками на месте. Кроме того, в последнее вре­мя стало обычным явлением, когда ка­бельные линии в коллекторах поджигают или вырезают. Терпим ущерб, и как с этим бороться, пока не придумали. Все это вызывает аварийные ситуации.

Светлана Викторовна, как начи­нался ваш путь в энергетике?

Окончила Московский химико-тех­нологический институт им. Менделеева по специальности “Электроснабжение промышленных предприятий”. Сразу скажу, что энергетиков до меня в нашей семье не было, мама – специалист по метрологии, отец, получив юридическое образование, работал в органах внут­ренних дел. Первым местом, куда я уст­роилась на работу в Норильске, было предприятие электрических и тепловых сетей (ПЭТС) треста “Энерговодока­нал”. Начинала свою трудовую биогра­фию простым электромонтером. Руко­водство коллективом мне доверили пять лет назад. Но до сих пор не стесняюсь спросить у более опытных сотрудников, если чего-то не знаю. Тем более что ра­ботала электромонтером на внутренних электросетях, а назначили мастером в бригаде, занятой на кабельных линиях и подстанциях. Знаниями институт обес­печил, но они должны быть обязательно подкреплены практическими навыками. Есть ветераны, которые трудятся на этом участке по 30 лет и больше, к ним-то я и обращалась за помощью. Не толь­ко слушала их советы, но все старалась делать вместе с ними.

-  Слышал, коллектив первого участка РЭС преимущественно жен­ский?

-  У нас 20 женщин и 14 мужчин. На женщин возложено обслуживание внут­ренних сетей зданий, которых не так уж и мало – около 30 объектов. Мужчины взяли на себя-то, что посложнее, – это 47 подстанций и почти 40 километров кабельных линий.

Трудно ими управлять?

- Сейчас я исполняю обязанности начальника участка, а в качестве масте­ра приходится тесно взаимодейство­вать со своими подчиненными, начиная с выдачи наряда и заканчивая провер­кой выполнения задания. Согласна, что это занятие не для женщин. Но ладить с коллективом удается.

- Сначала тяжело было, потом привыкла. Дело в том, что отношения между людьми не могут быть только черно-белыми, как и нет откро­венно плохих или хороших людей. Усво­ив эту истину, теперь знаю, как найти подход к каждому.

Электроэнергетики, полагаю, это особая категория людей?

- Профессия, которую мы выбрали, далеко не из легких. К примеру, когда я училась в институте, наш поток состоял из 100 человек. Но только единицы из них заняты сейчас по специальности! Отсюда и вывод, что энергетика доволь­но тяжелое и ответственное дело.

-  Про ветеранов участка, которые на всю жизнь остались верны своей профессии, будем говорить сегодня?

- Конечно. В ноябре отметил свой 55-летний юбилей электромонтер по ремонту и монтажу кабельных линий Владимир Яковлевич Лопатниченко. На предприятии он с 1977 года и знает до­сконально энергосистему всего горо­да, хорошо помнит, когда, что и где ме­нялось. С 1974 года без перерыва и пе­ремены места работы трудятся в райо­не электрических сетей электромонте­ры Надежда Владимировна Иванюк и Альфия Шайдуловна Куликова. Это те из немногих, кто знает всю историю предприятия.

А кто идет им на смену?

- Молодое пополнение беспокойст­ва пока не вызывает. Например, самый молодой рабочий Егор Батуро, который пришел к нам после окончания профте­хучилища в 2003 году, грамотный, ини­циативный, удачно влился в коллектив и показал себя с лучшей стороны. В целом, коллективом – слаженным, подго­товленным, проверенным в аварийных ситуациях – я довольна. Иначе и быть не может, когда неизвестно, что “день гря­дущий нам несет”. Мы выполняем одни задачи, у нас одни цели, иными словами – мы в одной связке, поэтому без под­держки друг друга никак не обойтись.

Фото Николая ЩИПКО.


1 - 0005

ВТОРОЙ ДОМИК НОРИЛЬСКА

Страница 5 газеты Заполярный вестник № 231 (2771) от 09.12.2006

   Первые здания заполярного города, как правило, не были капитальными строениями, поэтому их довольно быстро разрушили три напасти – интенсивная и часто неграмотная эксплуатация, проблемы с подземными коммуникациями и, конечно, климат Заполярья, уничтожавший почти всё, что плохо построено.

Сергей ГАРСИЯ

ДИТР – это теперь ЦЕНТР

Сергей ЛосенкоДом инженерно-технических работни­ков, в стенах которого располагается сей­час проектно-конструкторский центр “Норильскпроекта”, устоял вопреки всем напа­стям. В этом году (в 2006-м) ДИТРу исполнится (или исполнилось) шестьдесят три года – точная дата сдачи дома в эксплуатацию не извест­на. Известны только год – 1943-й и фами­лия архитектора – Непокойчицкий, постро­ившего, кстати, впоследствии почти весь “ампирный” Норильск.

Впрочем, сегодняшний “хозяин” ДИТРа Сергей Лосенко также не нуждается в осо­бых представлениях. 17 ноября 2006 года исполнилось ровно 20 лет, как он молодым специалистом, недавним выпускником Ки­евского политехнического института и кон­структором второй категории перешагнул порог ДИТРа. За двадцать лет Сергей Алек­сеевич успешно прошёл все ступени роста – был начальником бюро, начальником отде­ла и главным конструктором. Теперь он руководит всем конструкторским центром.

- До 2000 года в историческом ДИТРе размещалось управление главного конст­руктора комбината, – рассказывает Сергей Лосенко. – Потом было принято решение собрать вместе конструкторские организа­ции, создать на их базе общий конструктор­ский центр, а его, в свою очередь, влить в состав института “Норильскпроект”. В об­щем, в ДИТР поехали со всего промрайона норильские конструкторы, они привозили свои идеи, и в результате здесь сформиро­вался крупный “мозговой центр”, способ­ный брать на себя практически любые тех­нические разработки, в том числе нестандартизированного оборудования.

Промышленный объект снаряжается оборудованием как импортным, так и отече­ственным – в зависимости от производст­венного назначения, но, кроме этого, для выполнения некоторых задач иногда требу­ется оборудование просто редкостное – или совсем не выпускающееся, или выпус­кающееся небольшими партиями.

Конструированием таких уникальных механизмов и занимается проектно-конст­рукторский центр. Он состоит из четырёх отделов – по два бюро в каждом. Отдел обо­рудования пылеулавливания и вентиляции занимается сосудами и аппаратами, рабо­тающими под высоким давлением. Второй отдел работает с металлургическим обору­дованием, а третий – с механотехнологическим. Его специализация – пневмотранс­порт, конвейерные тракты всех видов и т.п. Наконец, область деятельности четвёртого отдела – разнообразные подъёмно-транс­портные машины, в том числе строительные краны и оборудование шахтного подъёма.

ДИТРЗаказы поступают не только от пред­приятий “Норильского никеля”. В центре разрабатывался механизм поворота сце­ны для Норильского драмтеатра. Управле­нию Торговли посодействовали в, созда­нии тестомешалок, миксеров и мясорубок, а оганерской больнице спроектировали какую-то особую кровать на колёсиках и много наименований сложного медицин­ского инструмента.

Заказы, случалось, были немного несе­рьёзные, однако каждый из них ставил перед инженерами центра непривычные за­дачи из области техники и механики; каж­дая такая разработка становилась, в опре­делённом роде, школой технического мастерства, как для новичков, так и для опытных инженеров. Однажды пришлось разраба­тывать специализированную машину для очистки взлётно-посадочной полосы аэро­порта Алыкель.

- Грузовой автомобиль нужно было снабдить двумя двигателями от списанного самолёта “Ту-134”. Факелы из направлен­ных вниз сопел авиационных двигателей мгновенно уничтожали лёд на взлётно-по­садочной полосе и выпаривали без остатка образовавшуюся вследствие этого воду. Автомобиль был создан, какое-то время он успешно трудился в Алыкеле, однако рабо­тает ли он сейчас, я уже не знаю, – говорит Сергей Лосенко.

“Уголок” одинокого инженера

Сейчас в ПКЦ трудятся 75 инженеров. Они собраны почти со всего пространства бывшего СССР – там есть выпускники До­нецкого горного института, традиционно ориентированного на угольный Донбасс, Краснодарского политехнического и т.д. Однако людей с научными степенями в про­ектно-конструкторском центре, что удиви­тельно, нет совсем.

Зато в ДИТРе с 1964 года работает Ген­надий Николаевич Сапрунов. Он один из первых жителей города, приехавших в Но­рильск по комсомольской путёвке. Он по­мнит старый ДИТР, бывший, по существу, клубом инженерно-технических работников комбината, помнит кинотеатр, занимавший в нём два этажа, и популярное кафе “Уго­лёк”, куда ходили, как правило, всей семь­ёй. На языке норильчан первых поколений оно называлось “уголок”.

Архитектурные соседи ДИТРа были не­казисты и очень заурядны, как, к примеру, деревянный магазин “Овощи-фрукты”, под­пиравший ДИТР с южной стороны, или сто­явшее с севера женское общежитие. В 80-х годах в нём располагалась важная комби­натская служба, однако уцелеть и ему суж­дено не было – несмотря на заботу новых владельцев, изношенное здание пришло в полную негодность. В итоге ДИТР остался в одиночестве среди выселенных жилых до­мов промзоны. А в 1971 году ДИТР был реконструиро­ван под размещение в нем управления глав­ного конструктора комбината. Главным кон­структором комбината стал в 1974 году как раз Геннадий Николаевич Сапрунов. Между прочим, хоть научных степеней у него и нет, однако он состоит в Национальной инже­нерной академии.

Шахтные клети и двухзонные печи

- Почти все наши специалисты – узко­го профиля, некоторые из них проходили подготовку на оборудовании и программ­ных продуктах “Норильского никеля”. Кстати, в этом плане выпускники Нориль­ского индустриального института, про­шедшие у нас практику, смотрятся даже предпочтительнее многих других, – про­должает рассказ начальник центра. – А за­дач перед нами ставилось и ставится очень много. Мы в прошлом реконструи­ровали вторую линию Надеждинского за­вода, а сейчас будем участвовать в рекон­струкции медного. Кроме того, создаётся новая линия по утилизации промышленной серы, а это целиком нестандартизированное оборудование…

Вопреки всем ожиданиям, взаимодей­ствие с механическим заводом занимает не больше 40% деятельности ПКЦ. Созданная в центре проектная документация “уходит” намного дальше механического завода – на машиностроительные заводы буквально всей страны! Красноярск, Воронеж и Екате­ринбург – совсем не полный перечень городов, из которых принимают в ДИТРе телефонные звонки и откуда приходят длинные компьютерные сообщения.

Предприятия, которые прежде зани­мались выпуском конвейеров, теперь производят их, образно выражаясь, “россы­пью”, – рассказывает Сергей Алексеевич. – То есть все составляющие части поступают, не в сборе, а раздельно. Поэтому мы посту­паем так: проект сборочного чертежа раз­рабатывается в ДИТРе, на заводах-изготовителях мы заказываем составные части, и уже здесь из них собирают готовый конвей­ер. Работали мы и по заказам «Гипроникекля» – разрабатывали шахтные ворота, клети и т.д. Кроме того, мы разрабатываем конструкторскую документацию для Кольской ГМК. Опытно-промышленная установка двухзонной печи Ванюкова, которая сейчас прошла испытание на Кольской, также спроектирована в нашем центре. Двухзон­ных плавильных печей в мире больше нет. Каково их преимущество перед стандарт­ными печами Ванюкова? Две рабочие зоны печи позволяют качественнее выплавлять металл, в результате чего шлаки получают­ся на выходе беднее.

Первоначально планировалось поста­вить огромную двухзонную печь на медном заводе в Норильске, однако потом было принято очень осторожное решение обка­тать новую металлургическую технологию на небольшой опытно-промышленной ус­тановке где-нибудь за пределами Таймыра. Так появился проект, созданный в Нориль­ске и реализованный в Мончегорске. Одна­ко переход Заполярного филиала на двух­зонные печи будет, по общему мнению, очень желанным событием. Ведь в годы со­ветской власти в заводские хвосты вылета­ло столько цветного металла, что на Таймы­ре можно было открывать ещё одну ГМК “Норильский никель” – только с более тон­кой переработкой!

- Какие перспективы есть на сегодня? – как бы спрашивает себя Сергей Алексее­вич. – Сейчас идёт дальнейшая реструкту­ризация подразделений компании, приня­то решение все проектно-конструкторские силы объединить в один центр, главой кото­рого станет питерское ООО “Гипроникель”. Туда же отойдут ГМОИЦ и научно-техничес­кая библиотека Норильска. Это должно произойти в 2007 году. Мы, в свою очередь, будем по-прежнему – вместе с нашим зда­нием – находиться в составе местного фи­лиала объединенного центра.

Сталинский ампир

Сегодняшний ДИТР по-прежнему про­сторен и прекрасен – с высокими потолка­ми и отличной сохраняемостью тепла. Это прекрасный образец сталинского ампира, не очень уважаемого знатоками – совре­менниками постройки, разбиравшимися в настоящем ампире, зато невероятно цен­ного с точки зрения потомков – теперь этот стиль уже часть истории и претенду­ет на архитектурную самобытность. И хо­зяин у него надёжный – конструкторский центр, ставящий перед собой серьёзные научно-технические задачи. Но, к сожале­нию, никак не может закончиться ремонт двух этажей ДИТРа. Второй этаж здания ремонтируется уже целый год. Казалось бы, здание невелико размерами и объёмы работ невелики, однако темпы их выпол­нения почти черепашьи.

- Хотелось бы, чтобы ремонт второго этажа был к концу года всё-таки закон­чен, – говорит начальник центра. – Похо­же, у подрядчика есть какие-то проблемы со стройматериалами. Наше здание ни­когда не было в аварийном состоянии, поскольку изначально проектировалось с таким расчётом, чтобы простоять сто лет и даже больше: ленточный фундамент ДИТРа установлен на прочной скале. Хо­тели здесь как-то заменить старинные перила на новые, металлические, но я не позволил. Так что, несмотря на довольно современный вид, бывший Дом инженер­но-технических работников будет по-ста­ринному респектабельным не только сна­ружи, но и внутри…

Фото Николая ЩИПКО.


1 - 0006


1 - 0007


1 - 0008

postheadericon Масштаб норильских теплиц был гораздо шире… Фотография 1988 года

Время чтения статьи, примерно 1 мин.

Огонёк 2019-23

В конце 1980-х наш журнал отчитывался, как прекрасно жить на советском севере, фоторепортажем из Норильска, «монополиса Таймыра». Сначала читателя надо было напугать тяжелыми климатическими условиями: заполярная тундра, вечная мерзлота, открытость всем ветрам, ночь, продолжающаяся полгода…

Но затем на контрасте подчеркнуть: город, мол, строился так, чтобы максимально смягчить населению северные холода. Казалось бы, ничего удивительного нет ни в тепличных огурцах (на фото), ни в уютном кафе, ни в просторном детском комбинате (помните такой термин?), ни в сауне с бильярдом, отмечали корреспонденты «Огонька». И добавляли: если не знать, что температура за окном около минус тридцати… 

А вывод был прост: без комфортных бытовых условий людей на севере не закрепить.
И вот несколько десятилетий спустя глобальное потепление спутало все карты. Оказывается, именно северные страны могут оказаться в относительном выигрыше от климатических капризов: вечная мерзлота отступит, условия жизни станут мягче, а люди сами потянутся, например, в Сибирь, которой долгое время всех пугали. 

IMG_20210228_125255

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru