Администратор
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

Оперативная связь
Архивы погоды

Архивы автора

postheadericon «Коммунист Заполярья» газета № 107 (3456). Воскресенье. 05 сентября 1954 года [полный текст]

Время чтения статьи, примерно 16 мин.

Патриотический долг колхозников, работников совхозов, специалистов сельского хозяйства нашего района — провести уборку урожая в сжатые сроки и без потерь.

107 (3456)-1954-1

Важнейшая задача труженников полей

Период развития сельскохозяйственных культур в Заполярье в основном закончился. Со дня на день ожидаются заморозки. Это значит, что промедление с началом уборочных работ может нанести непоправимый ущерб нашим совхозами колхозам.

Уборочные работы в текущем году сопряжены с немалыми трудностями. Большинство хозяйств сейчас занято заготовкой кормов. Не прекращая сенокос, руководители совхозов п колхозов обязаны максимальное число людей, технику включить в уборку урожая.

Между тем отдельные хозяйства встречают уборку урожая неподготовленными. Ничего не сделано в деле механизации уборочных работ в совхозе «Полярный». Здесь не принято мер для ремонта тракторной и конной картофелекопалок. Директор совхоза т. Лесков надеялся на получение нового инвентаря из треста и не позаботился о своевременной подготовке имеющихся машин к уборке урожая.

И теперь т. Лесков не торопится с началом уборочных работ. Он склонен ожидать, пока городские организации в порядке помощи совхозу пошлют рабочую силу из города. Нет сомнения в том, что совхозу будет оказана помощь горожанами. Однако прямой долг руководителей совхоза «Полярный» и партийной организации мобилизовать сейчас все резервы на уборку урожая, окончить с вредной раскачкой в деле развертывания уборочных работ.

Неблагополучно с подготовкой и началом уборки и в Курейском совхозе. Имея значительные площади картофеля овощных культур, его руководители не все сделали для того, чтобы своевременно развернуть массовую уборку урожая. Как и в совхозе «Полярный», здесь не закончен полностью ремонт прицепного инвентаря.

Исправляя. на ходу все недостатки в подготовке к уборке урожая, дирекция совхоза, партийная и комсомольская организации обязаны мобилизовать тружеников совхоза на немедленное развертывание уборочных работ.

Без ущерба для рыбного промысла потребное количество людей на уборке урожая должны выделить колхозы, и с первых дней работы на полях вести высокими темпами.

Организованному вступлению в уборку урожая должна способствовать широко развернутая массово-политическая работа среди тружеников села. В этом отношении в нашем районе, к сожалению, делается пока очень мало. В том же совхозе «Полярный» парторганизация до сих пор не приступала к развертыванию культурно-массовых мероприятий на уборке урожая. Секретарь парторганизации т. Тимошенко в течение почти месяца не был в совхозе и не ставил этого вопроса на обсуждение партийного собрания. Парторганизация исключение. Так обстоят дела и в парторганизациях совхозов «Полой» и Курейского.

Необходимо покончить с медлительностью, довести до глубокого сознания каждого рабочего совхоза и колхозника исторические решения партии и правительства по вопросам сельского хозяйства. Всемерно поддерживая передовиков уборки урожая, распространяя их опыт, надо поднимать на трудовые подвиги всех тружеников сельского хозяйства. Огромное значение имеет развёртывание действенного социалистического соревнования, которое должно способствовать практическому претворению в жизнь задач, поставленных перед работниками сельского хозяйства партией и правительством.

Уборка – завершающая и ответственная пора сельскохозяйственного года. Важнейшая задача тружеников совхозов и колхозов, подсобных хозяйств нашего района – в срок и без потерь провести уборку урожая, внести достойный вклад в общенародную борьбу за новый мощный подъем социалистического сельского хозяйства.

ПО НАШЕМУ ГОРОДУ

Выполнен план хлебозаготовок

Выполняя исторические постановления Центрального Комитета Коммунистической партии и Советского правительства по дальнейшему развитию сельского хозяйства, досрочно выполнили план хлебозаготовок колхозы и совхозы Московской, Станиславской и Алма-Атинской областей.
Колхозы и совхозы Московской области сдали государству зерна на 2,1 миллиона пудов больше, чем в прошлом году на эту дату.
Колхозы и совхозы Станиславской области (Украинская ССР) выполнили план сдачи хлеба государству на 102 процента.(ТАСС).

Коллектив Игарского горпищекомбината выполнил августовский план на 117 процентов.

Лучше всех трудились рабочие пряничного цеха, давшего готовой продукции на две тонны 176 килограммов больше, чем было предусмотрено заданием. Хорошие показатели у смены т. Хомич, которая изготовила сверх нормы более тонны кондитерских изделий.

В. Потин, врио. директора горпищекомбината.

 

Продукция сверх плана

На предприятиях торговли

Августовский план товарооборота Игарским торгом выполнен на 100,2 процента, предприятиями общественного питания месячное задание завершено на 131,1 процента.

Неплохих показателей добились и отдельные магазины. С хорошими итогами закончил месячное задание коллектив магазина № 9 (заведующая т. Чернышева), выполнивший план товарооборота на – 136,5 процента ц магазин № 10 (заведующая т. Коржова) — на 110 процентов. Л. Чуб, начальник планового отдела Игарторга.

В библиотеке лесопильщиков

29 сентября вся наша страна отметит 50 лет со дня рождения замечательного советского писателя Николая Алексеевича Островского автора книг «Как закалялась сталь» и «Рожденные бурей» и других статей.
Готовятся отметить эту дату и в библиотеке лесопильщиков. Сейчас здесь идет подбор – произведений писателя для выставки, комплектуются литература, иллюстрации о жизни и деятельности Н. А. Островского. На вечере, посвященном памяти писателя, будет прочитана лекция о его творческом пути.

Около 10 тысяч книг насчитывает библиотека Дома культуры лесокомбината. В ней собраны произведения русских и зарубежных классиков, советских писателей, имеется немало политической, технической, научно-естественной литературы.

Библиотека имеет четыре передвижки, которые действуют в Северном городке, на лесозаводах, в подсобном хозяйстве, на бирже пиломатериалов.

Почти 1000 читателей пользуется услугами библиотеки комбината. Среди них не только служащие, но и много рабочих. В карточках работников механического цеха Бориса Ерохина и Владимира Зелендинова, рабочего четвертого участка Геннадия Раце можно увидеть список самой разнообразной прочитанной ими литературы. Книжный фонд библиотеки постоянно растет. Недавно приобретено новых книг на четыре с половиной тысячи рублей.

 С. Юрьев

Августовский план подачи круглого леса заводам лесокаты биржи сырья и рабочие рейда выполнили на 103 процента. Впереди идут бригада т. Суппе, смена мастера т. Осадчева, .в которую входят бригады тт. Имбрасас, Пауласкас и Лейка.

110 укладке леса в штабели первое место заняли бригады, возглавляемые тт. Каржулис и Иоцюс. На рейде наибольшую выработку дали бригады тт. Кига, Горшвени и Серекайте.

 Хорошо обслуживали выкаточные механизмы слесари тт. Аблаев, Кондратас и плотник т. Жакаускас.

 Я. Червинский

 

Для ускорения строительных работ

Строительным участком лесокомбината получена и применяется на объектах сухая штукатурка. Имеющегося количества ее вполне достаточно для отделки двенадцати четырех-квартирных щитовых домиков.
Применение сухой штукатурки даст возможность, примерно, на 10 дней раньше установленного срока ввести в эксплуатацию сорок восемь квартир для лесопильщиков.

Н. Петров

Без отрыва от производства

По желанию трудящихся Игарки городской комитет ДОСААФ организовал курсы водителей автомашин без отрыва от производства.

Недавно первая группа, закончив курсы, получила права шоферов. Среди них тт. Ю. Ларе в, В. Зуев, Л. Клендор, А. Куликов и другие.

Г. Алексеевский, председатель городского комитета ДОСААФ.

ФОТО
Москва сегодня
Вид на Кремль со стороны Москва-реки


СТРАНИЦА 2

107 (3456)-1954-2

Все ли у вас готово к зиме?

Это нужно сделать

Известно, какое огромное значение для успешной работы лесокомбината имеет состояние его автотранспорта. Поэтому очень важно, чтобы все автомашины, лесовозы находились в исправном состоянии.
На комбинате имеется сейчас достаточное количество автомашин. Зимой более двадцати лесовозов нужно будет поставить на длительное время для хранения, так как они до открытия навигации 1955 года работать не будут. Но у нас нет даже простого навеса, чтобы укрыть машины от дождя и снега.
Оставление машин зимой на улице ведет к замораживанию покрышек и камер, к быстрому их разрушению. Такое бесхозяйственное обращение с техникой приводит к тому, что весной, как правило, автомашины у нас для эксплуатации оказываются непригодными, и мы начинаем вести длительные разговоры об отсутствии у нас камер и покрышек.

Администрации комбината нужно позаботиться о создание условий для нормальной работы автотранспорта. Крайне необходимо провести зимой ремонт действующих машин, поставленных на консервацию.
Это даст нам возможность к первым дням навигации иметь полностью отремонтированными три четверти всего парка, а по мере увеличения объема погрузки продукции вводить в строй из ремонта и остальные машины. Нам нужно иметь отопленное помещение площадью 100—120 квадратных метров. Пристройку можно без особых затрат сделать около гаража, со стороны стадиона. При такой постановке дела в 1955 году мы не будем иметь напряженного положения с автотранспортом, которое наблюдается у нас нынче.

В. Либрехт, механик автогаража лесокомбината.

Позаботимся о жилищном фонде
Игарторг располагает значительным жилищным фондом, который используется рабочими и служащими предприятий торговли и общественного питания. В прошлом году почти во всех наших домах был произведен капитальный ремонт. Все же нынче мы решили проверить, в каком состоянии находятся квартиры трудящихся.
Члены месткома профсоюза побывали в жилищах членов коллектива и  оказалось, что почти все квартиры – требуют текущего ремонта—остекления окон, подгонки дверей, засыпки цоколей, приведения в порядок отопительных приборов. Ремонт печей, кухонных плит был самым трудоемким делом.
Члены месткома считали, что эти работы нужно провести в июле—августе. Администрация торга с нами согласилась, п сейчас все намеченное закончено.
Три плотника выделено для проведения капитального ремонта двух квартир. Есть все основания полагать, что не позже 15 октября весь наш жилой фонд полностью будет подготовлен к зиме.
Обследуя квартиры, мы интересовались также, как у членов коллектива обстоит дело с топливом. Заявок на топливо и транспорт для его доставки в местком не поступило: рабочие и служащие топливом обеспечены.

М. Шипова, председатель месткома профсоюза Игарторга.

Непонятная медлительность
В бане, которая находится в старом городе, не все готово для нормальной работы в зимних условиях.
Насосная будка в прошлом была установлена на месте, к которому имели доступ сточные воды. По требованию санитарной инспекции она сейчас перенесена. Уже прокладывают к ней водопроводную магистраль. Однако после того, как был сделан жёлоб для прокладки этой магистрали, работы прекратились за неимением труб. Водопроводная магистраль, используемая для снабжения жителей города
питьевой водой и обеспечения нужд бани, не отеплена, часть её проходит под штабелями бревен и состоит из пожарных шлангов. C наступлением первых же заморозков труба выйдет из строя.
Уже сейчас можно наблюдать, как у водоразборной будки подолгу простаивают водовозки. Центробежный насос, подающий туда воду из протоки, не обладает потребной мощностью. Крайне необходимо установить более мощный насос.
Нужно изготовить четыре новых чана и сделать фундаменты из сборных конструкций для их установки. Сооружение фундаментов идет очень медленно, а изготовление чанов еще не начато.
Проведение всех работ по подготовке бани к зиме возложено на паросиловое хозяйство и строительный участок лесокомбината, но руководители их тт. Тютюник и Снегоцкий проявляют … непонятную медлительность, считают это дело второстепенным и должного внимания ему не уделяют.

Л. Степанян, заведующий баней.

Казань. Сотни юношей и девушек без отрыва от производства и учебы занимаются в аэроклубе ДОСААФ. Успешно закончив теоретические занятия, молодые авиаторы приступили к практическим полетам на учебных самолетах и планерах.
На снимке: пилот-инструктор Казанского аэроклуба В. С. Филиппов (слева) дает указания перед полетом спортсмену-авиатору Аркадию Роганову.
Фото Б. Мясникова. Прессклише ТАСС.

Больше организованности

Как начались занятия в школах города в первый день нового учебного года? Все сделано для того, чтобы обеспечить плодотворную учебу наших ребят? Какие выявились недостатки? Обсуждению этих вопросов было посвящено совещание, проведенное в городском комитете партии.
Первые дни занятий показали, что имеются существенные недочеты. В Полойской семилетней школе первого сентября не проводились занятия, учителя в срок на станок не прибыли. Не организованно началась учеба в Игарских школах №№ 1 и 4. Несмотря на уверения заведующего гороно т. Крылатова о том, что с кадрами все обстоит благополучно, в школе № 1 первого сентября не хватало преподавателей начальных классов.
В средней школе № 4 и семилетней школе № 1 нет старших пионервожатых. Учителя средней школы № 4 тт. Почекутова, Аристова, Скорнякова должны были вернуться из отпуска во второй половине августа, но вовремя не приехали. Это привело к тому, что твердого расписания составить нельзя, срывается преподавание отдельных предметов.
В первой и четвертой школах на первых занятиях преподаватели не использовали наглядных пособий. Нет еще материально-технической базы для занятий по рукоделию в начальных классах и для работы учащихся пятых классов на пришкольных участках.
Комсомольские и пионерские организации пока стоят в стороне от школьных дел. Уже с сейчас необходимо обратить серьезное внимание на активизацию работы комсомольских и пионерских организаций.
Следует не допустить медлительности в развертывании работы с родителями. При каждой школе надо создать родительские комитеты, до6иться того, чтобы они стали активными помощниками школы в деле улучшения учебно-воспитательной работы.
В нашем городе имеется педагогическое училище, но оно не связано со школами. А ведь в училище можно сконцентрировать методическую работу, имея живую связь с учителями города, в первую очередь с преподавателями начальных классов.
Как выяснилось, неблагополучно обстоит дело с выполнением закона о всеобуче. Лишь по семилетней школе № 1 на занятия не явилось семь мальчиков и девочек школьного возраста. Подобные факты есть и по другим школам.
В школах города и района проведена значительная работа по подготовке к наступившему учебному году. Но первые дни занятий показали, что имеются и недостатки, которые должны быть устранены как можно быстрее. Необходимо проявить больше настойчивости и организованности в борьбе за повышение качества всей учебно-воспитательной работы школ нашего города и района.

М. Темис.

Лекции для трудящихся
За последние дни членами Игарского отделения Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний прочитано несколько лекций для трудящихся города. Тов. Банщиков в Доме культуры лесокомбината прочел лекцию на тему: «Горький об Америке».
С публичной лекцией «Научные предвидения и религиозные «пророчества» выступил т Бровик.
Для работников городского отделения милиции т. Замышевским была прочитана лекция «О международном положение».

В. Корякин.

По материалам «Коммуниста Заполярья»

«Устранить недостатки в общежитии рейдовой конторы»
В статье под таким заголовком говорилось о недостатках в общежитии рейдовой конторы.
Начальник рейда т. Бузинский сообщил редакции, что материал, опубликованный в газете, обсужден на производственном совещании и признан правильным.
В настоящее время приняты меры к устранению тех недостатков, которые были вскрыты в статье. В поселке организована библиотека, рабочие обеспечиваются центральными и местной газетами. Приобретены шашки, шахматы.

«Нужно внести ясность»
Под таким заголовком в газете было помещено письмо, в котором указывалось, что рабочие рейдовой конторы не осведомлены о расценках.
Начальник рейда т. Бузинский сообщил редакции, что неясные вопросы с расценками, возникшие в процессе работ, урегулированы.
Вывешены таблицы с указанием норм выработки и расценок, а также расчетные таблицы о размере заработка при перевыполнении установленных заданий. Начальник погрузки т. Боданов и технорук т. Плюто систематически разъясняют рабочим все неясности по вопросам расценок и оплаты труда.

«Наладить переправу через Гравийку»
Под таким заголовком была напечатана корреспонденция, в которой говорилось об отсутствии переправы через речку Гравийку. Исполняющий обязанности заведующего горкомхозом т. Вольнев сообщил редакции, что переправа через Гравийку оборудована. Устроен плотик, на котором могут переправляться одновременно два человека.

Фото
Многие рабочие, инженеры и служащие московского автозавода имени И. В. Сталина проводят свой выходной день в окрестностях столицы.
На снимке: конструктор Н. А. Фатов пишет этюды близ станции Расторгуево.
Фото В. Зунина. Прессклише ТАСС.


СТРАНИЦА 3

107 (3456)-1954-3

 

На Всесоюзной сельскохозяйственной выставке
Прошел уже месяц как над главным павильоном Всесоюзной сельскохозяйственной вы ставки взвился государственный флаг Союза ССР. С тех пор Выставку посетило около трех миллионов человек.
В течение месяца здесь побывало свыше 50 тысяч представителей колхозов, около 10 тысяч работников совхозов, более 13 тысяч механизаторов МТС, две с лишним тысячи представителей научно-исследовательских учреждений, более трех тысяч юных натуралистов.
В павильонах Выставки проходили встречи передовиков сельского хозяйства братских республик, которые обменивались опытом работы, рассказывали о методах получения высоких урожаев и повышения продуктивности скота. В августе Выставку посетили 333 иностранных делегации — представители 48 стран мира. Велико восхищение каждого, кто познакомился с замечательными экспонатами Выставки — подлинной школы передового опыта.

На снимках (сверху низ): фонтан у главного входа; павильон «Животноводство» павильон «Картофель и овощи». Прессклише ТАСС.

Вовремя и без потерь убрать картофель

Уборка урожая — важнейший, завершающий этап всего сельскохозяйственного года и проводить ее необходимо вовремя и без потерь.
В условиях Игарского района уборку картофеля по агротехническим правилам рекомендуется начинать в первых числах сентября. Опыт показывает, что выигрывает в уборке тот, кто развертывает ее своевременно, ведет уборочные работы ускоренными темпами и не допускает потерь урожая.
Следовательно, к уборке картофеля необходимо приступить немедленно, где еще до сих пор не приступили, и значительно усилить темпы уборки, где уже она начата, с тем расчетом, чтобы не допустить урожай картофеля под осенние заморозки и снег.
В текущем году еще не было утренних заморозков, поэтому вся ботва картофеля
зеленый цвет и ее имеет вполне можно использовать на закладку силоса. Срез ботвы рекомендуется производить не ранее как за 2—3 дня до уборки данного участка картофеля. Использование ботвы картофеля на силосование является важным делом, особенно в этом году, при сравнительно низком урожае дикорастущих трав в сравнении с другими годами.
Перед началом уборки картофеля все посевы, и в первую очередь на семенных участках, должны быть очищены от кустов, больных «черной ножкой». Однако эта работа до сих пор не начата в колхозе «Север», не закончена в колхозе имени Кирова, а также в совхозе «Полярный».
Хорошие семена имеют решающее значение в получении высокого урожая картофеля. Поэтому надо в каждом хозяйстве (совхозе, колхозе, подсобном хозяйстве) засыпать прежде семенные фонды для посадки в 1955 году из
расчета 24—25 центнеров на гектар. Картофель на семена должен быть засыпан просушенным, с весом клубней 50—80 граммов, с самых высокоурожайных участков. Нужно обеспечить хранение семенного материала в хорошо подготовленных овощехранилищах.
Успешное проведение уборки картофеля будет решать высокая производительность
труда, а повысить производительность можно только при четкой организации труда. Необходимо поэтому с первых дней уборки создать трудовое напряжение, широко развернуть действенное социалистическое соревнование среди колхозников и рабочих совхозов.
Вовремя и без потерь убрать урожай картофеля важнейшая задача всех работников сельского хозяйства нашего района.

И. Андреев, старший агроном горсельхозотдела.

Молчальники


Бюрократизм, как известно может проявляться в различных формах.0дни любят иметь дело с циркулярами, докладными, всякого рода предписаниями, приказами, но не с живыми людьми. Другие предпочитают руководство делом из кабинета, не отнимая от уха телефонной трубки. Третьи бия себя в грудь и слезно каясь, признают ошибки, но по непонятным причинам не исправляют их.
Есть и еще один вид бюрократизма не менее опасный, чем перечисленные выше—это молчание, стремление отмолчаться, когда дело идет о допущенных недостатках, о том, что нужно принять меры для решения того или иного вопроса. Многие критические замечания не обращают на себя внимания таких молчальников.
Они предпочитают отмолчаться, вместо того чтобы деятельно бороться с недочетами, на которые им указывается. Получат, скажем, директор лесокомбината т. Мальцев или председатель Карасинского сельсовета т. Лукьянов свежий номер «Коммуниста Заполярья» и, пробегая страницы газеты, узнают, что руководимые ими коллективы работают не совсем четко и слаженно.
Прислушаться бы этим товарищам к сигналам газеты, но не тут-то было. И т. Мальцеву и т. Лукьянову редко, видимо, приходит в голову подобная мысль. За последние два месяца газета не получила ответов от т. Мальцева на восемь, а от т. Лукьянова на три напечатанных корреспонденции. И тогда даже, когда из редакции приходят напоминания, в которых просят сообщить, что предпринято для исправления недостатков, эти товарищи упорно продолжают хранить молчание. От чего так происходит, понятно сообщать-то нечего.
Молчат нередко в подобны случаях начальник жилищно-коммунального отдела комбината т. Ланин, секретарь партийной организации Игарторгат. Попова, начальник торгового порта т. Корольский. А вот исполняющий обязанности главного инженера лесокомбината т. Пивоваров—молчальник особого типа. Он пытался, хоть и с большим опозданием, отвечать на опубликованные в газете материалы, но отписки носят странный характер. Выступления газеты т. Пивоваров признает правильными, однако, поскольку на комбинате по вине треста «того нет, сего нет», предпринять, мол, чего-либо нет никакой возможности.
Молчальников, конечно, гораздо меньше, чем людей, прислушивающихся к критическим замечаниям и своевременно принимающих меры для улучшения дела. Но, как ни досадно, они ещё есть. И каждый согласится, что не к лицу руководителям названных выше предприятий и организаций нашего города не придавать значения письмам трудящихся, публикуемым в печати, и оставаться в незавидной роли молчальников.

Еще раз о буфете на судоверфи
Собственно, говорить нужно не столько о буфете, сколько об исполняющем обязанности директора судостроительной верфи т. Яковенко. Он все-таки продолжает считать, что буфет—мелочь, недостойная его внимания, и упорно не желает поинтересоваться тем, имеют ли возможность рабочие верфи в обеденный перерыв нормально покушать.
Доводим до сведения т. Яковенко, что транспорта, который доставлял бы горячую пищу, нет до сих пор, а рабочие нередко остаются без обеда.
Загляните, т. Яковенко, в буфет да пригласите для этого председателя завкома профсоюза т. Анкудинова. Сделайте так, чтобы у вас в буфете не наблюдалось картины, какую вы видите на нашем рисунке.

Рисунок С. Кузьмина.

— Выпьем первую чашу
За дирекцию нашу,
А вторую нальем
За уснувший завком.

Требуется… новое распоряжение

Наступила осень. Дожди стали частым явлением. Каждый день многие рабочие лесокомбината, проживающие в новом городе, отправляются на смену и обратно через «Медвежий лог». Однако они должны идти по грязи и рытвинам.

Еще весной дирекция комбината решила проложить тротуар через этот лог, но выполнена была лишь половина намеченной работы
Для завершения работ доски подвезены. Неужели требуется новое распоряжение дирекции комбината?
В. Маразас, А. Пятраускас, рабочие лесокомбината.


Страница 4
107 (3456)-1954-4

Народы Европы против возрождения германского милитаризма

Каждый день приносит новые доказательства растущей решимости народов не допускать восстановления германского милитаризма —этого злейшего врага мира и безопасности европейских стран.
30 августа Национальное собрание Франции отвергло американские планы создания «европейского оборонительного сообщества» (EOC) и «Европейской армии», в которой главенствующую роль были призваны играть западно-германские вооруженные силы. Большинство французского парламента приняло решение, отражающее волю народа Франции, отвечающее его жизненным интересам.

- Повсюду люди доброй воли расценивают результаты голосования в Национальном собрании Франции, как новый успех дела мира. В Англии, Италии, Западной Германии, Голландии других странах общественность, выражая горячую солидарность с французским народом, с новой силон требует положить конец политике возрождения германского милитаризма.
По всей Франции проходят собрания, митинги и манифестации, посвященные решению Национального собрания. Французские патриоты, сумевшие добиться отклонения ЕОС, дают торжественную клятву усилить борьбу против перевооружения Западной Германии. В зарубежных откликах на решение французского парламента красной нитью проходит мысль о том, что отклонение Национальным собранием плана создания «европейского оборонительного сообщества» и «европейской армии» создает благоприятную обстановку для новых переговоров о восстановлении единства Германии организации системы общеевропейской коллективной безопасности. Теперь, пишет французская газета «Комба», идея нового совещания великих держав «выдвигается на первый план». В таком же духе высказался лидер социал-демократической партии Германии Олленхауэр, указавший на важность немедленного созыва совещания четырех держав.
Однако, вопреки воле народов, правящие круги США п их подголоски в Западной Европе изыскивают новые пути, чтобы продолжать вооружение Западной Германии. Государственный секретарь США Даллес заявил, что решение французского парламента «обязывает США» пересмотреть свою политику в Европе. Как видно из Даллеса, этот «пересмотр» будет заключаться в том, чтобы прикрыть возрождение германского милитаризма какой-нибудь новой ширмой взамен отвергнутого народами «европейского оборонительного сообщества».

Народы Европы повышают свою бдительность в отношении новых маневров агрессивных сил. «Необходимо помешать перевооружению Западной Германии в какой бы форме оно не проводилось!»—под этим лозунгом все теснее сплачиваются все здоровые силы Европы.

Под гнетом американской оккупации

Девять лет назад милитаристская Япония, потерпев поражение во второй мировой войне, капитулировала. С разгромом японского милитаризма создались все условия для укрепления мира и безопасности народов Азии. Но это не устраивало правящие круги США. Оккупировав Японию, они начали возрождать японский милитаризм, превращать страну в опору для новых военных авантюр. Именно для
этой цели создано на японской земле свыше 800 американских военных баз. В то же время усиленно восстанавливается японская армия и переключается на военные рельсы экономика. Американская печать не скрывает, – что цель всех – этих мер сделать из японской военщины главную ударную силу США в Азии.

«На японских дивизиях, – пишет журнал «Манели-Ревью»,-зиждется мечта об американском господстве в Азии».

Японский народ в связи с американской оккупацией попал в беду. Оккупация п перевооружение довели трудящихся до крайней нищеты. Вот что рассказывает, например, в газете «Токио ивнингньюс» одна японская текстильщица:

«Наш рабочий день начинается с 6 часов утра и кончается в 8 часов вечера. Но часто нас заставляют работать до 12, а то и до часа ночи. За весь месяц я получаю 1—2 выходных дня… Вся наша еда — отходы риса и немного овощей. Мы забыли даже запах мяса и рыбы».
Но японский народ не мирится с бесправным положением своей страны. Борьба против американского засилья, за национальную независимость приняла поистине общенациональный характер, Проведенный газетой «Асахи» опрос показал, что абсолютное большинство японского народа отвергает американские планы перевооружения Японии.
О массовости борьбы японского народа ярко свидетельствует такой факт: под заявлениями, требующими запрещения атомного и водородного оружия, японские сторонники мира собрали свыше 10 миллионов подписей. Японские патриотические силы полны решимости в содружестве со всеми миролюбивыми народами упрочить мир, добиться независимости своей страны.

В. Харьков.

Японский народ против ремилитаризации

ШАНХАЙ. Как явствует из сообщения агентства Киодо Цусин, японская молодежь отказывается служить в так называемых «силах самообороны», под видом которых восстанавливается японская армия. Набор в «силы самообороны». проводимый японскими указывает как властями, агентство, «представляет жалкую картину». За две недели, в течение которых проходил этот набор, заявления подали только 1,151 человек, в то время как по программе было намечено набрать 23.400 человек.

США вооружают чанкайшистскую клику

ПЕКИН. Как передает агентство Спньхуа, американское правительство помогает чанкайшистской клике строить на Тайване военно-воздушные базы для реактивных самолетов «Сейбр».
По сообщению агентства Паназиатик Ньюс, тесно связанного с бандой Чан Кай-ши, недавно главнокомандующий гоминдановскими военно-воздушными силами Ван Шу-мин п глава американской группы военных советников на Тайване Уильям Чейз инспектировали вновь построенную базу для реактивных самолетов
«Сейбр». (ТАСС).

Беседы на научно-естественные темы
Внутреннее строение земли

В. БЕЛОУСОВ. Член корреспондент Академии наук СССР
Из какого вещества сложена наша планета, каково ее внутреннее строение? Этот вопрос представляет большой интерес для науки п для практики для добывающей промышленности. Особенно важно знать строение поверхностной части Земли до глубины в несколько километров, так как в ней размещены полезные ископаемые, доступные разработке. Разведка и добыча полезных ископаемых – металлических руд, угля, нефти и других — способствуют изучению этой поверхностной части Земли п путем непосредственного исследования горных пород и минералов, находящихся на поверхности, и с помощью буровых скважин и шахт. Буровые скважины достигают в настоящее время глубины около пяти километров. С их помощью добывается нефть.
Все другие полезные ископаемые добываются со значительно меньших глубин, редко превышающих два километра. Следует ли отсюда, что строение более глубоких земных недр, недоступных пока практическому освоению, не имеет для нас никакого значения? Конечно, нет. Процессы, протекающие в поверхностных слоях Земли, тесно связаны с явлениями, происходящими в ее
глубинах. Изучение происхождения Земли, поверхностных глубинных частей земного шара, состава и состояния слагающего его вещества нужно для того, чтобы создать теорию строения нашей планеты. Эта теория позволит болев темы полно понять процессы, происходящие в земной коре, и закономерности размещения и залегания в ней горных пород ив том числе полезных ископаемых. Эта теория нужна также и для того, чтобы иметь ясное представление о явлениях, вызывающих землетрясения и извержение вулканов, для того, чтобы найти способы предсказания землетрясений.
Строение поверхностных частей Земли изучает геология. Геологи делают свои заключения на основании непосредственного изучения тех горных пород, которые они находят на поверхности Земли или достают из шахт и скважин.
Более глубокие недра Земли изучает геофизика. Эта наука имеет в своем распоряжении средства, позволяющие как бы просвечивать внутренность Земли и делать видимым то, что, казалось бы, совершенно недоступно нашему глазу.
Наиболее важный геофизический способ изучения глубинных частей Земли — наблюдение за тем, как проходят сквозь Землю колебания, вызванные землетрясениями или искусственными взрывами. Когда землетрясение или взрыв то во все сотрясает грунт, стороны распространяются упругие волны, сходные со звуковыми волнами. Скорость п направление этих волн зависят от состава и строения тех частей Земли, через которые они проходят. Взрывы и землетрясения как бы «освещают» на мгновение внутренние части нашей планеты.
Новые возможности в познании внутреннего строения Земли и идущих в ее недрах процессов открыла теория происхождения Земли и других планет солнечной системы, разработанная советским ученым академиком О. Ю. Шмидтом.
(Продолжение следует).

В часы досуга
Головоломка Составил В. Лысков.
Прочтите не переставляя букв, названия сорока городов Советского Союза.

Ребус Составил С. Егоров.
Начиная с любого сектора круга, прочтите, что здесь зашифровано.

КУДА ПОЙТИ

Клуб «Полярник». Детские документальные кинофильмы. Начало в 2 часа дня. В 6 и 8 часов вечера демонстрируется кинокартина «Снежная фантазия».

Дом культуры лесокомбината. В 2 и 4 часа – кинофильм «Конец вражды», в 6, 8 и 10 часов — «Нахлебник».

Клуб судостроительной верфи. Демонстрируется кинокартина «Поколение победителей». Начало сеансов в 4, 6, 10 часов вечера.

6 сентября в 9 часов вечера в Доме культуры лесокомбината состоится публичная лекция «О международном положении». После лекции кинокартина.

Зам. редактора Б. ЧЕРКАСОВ.

Типография «Коммунист Заполярья» принимает заказы от предприятий и организаций на изготовление бланков на бумаге типографии.

Все организации, лица, имеющие претензии к базе на станке Ермаково должны сообщить о них не позднее 10 сентября 1954 года.

Администрация. Тираж 2000 экз. Заказ № 583.

 

postheadericon Трудности при выборе планшета в Норильске

Время чтения статьи, примерно 2 мин.

2020-10-24 11-55-02 На данное время, в соответствующих магазинах Норильска, выставлен широчайший ассортимент планшетных компьютеров, несомненно лидируют такие производители как Lenovo, Samsung, Huawei и российский Dexp. В гипермаркете электроники “DNS” на Ленинском проспекте целых три ряда полок выделено под эти устройства.

  В Эльдорадо на Металлургов намного меньшее количество. Еще пара-тройка таковых находятся в витринах магазинчиков МТС и Билайн в ТРЦ “Арена”, и на этом, пожалуй, все по Норильску.

  А трудность возникла вот в чем. Сейчас у планшетов, перечисленных производителей, имеется такая особенность – часть из них оборудована модулем сотовой связи и соответственно слотом под сим-карту, а у другой части устройств, таковой модуль отсутствует.
Вопрос! Как идентифицировать наличие или отсутствие слота под сим-карту в планшете?

  В Эльдорадо ответить затруднились, в DNS указывали на аббревиатуру LTE в названии планшета, отраженном на ценнике. А в павильоне МТС пришлось выуживать слот из планшета, чтобы убедиться в наличии в нем ячейки для сим-карты.

Эльдорадо на Металлургов   А ответ оказался очень прост. На коробке, обычно на обратной стороне, производитель приклеивает штрих-коды в несколько рядов. Там же размещаются MAC адрес модуля связи Wi-Fi, заводской номер планшета и тут же информация с номером IMEI (International Mobile Equipment Identity представляет собой международный идентификатор мобильного оборудования. Это что-то наподобие серийного номера, который транслируется оператору при авторизации телефона в сети сотовой связи. Идентификатор состоит из 15 цифр в десятичном представлении), которая и является подтверждением того имеется ли у планшета модуль сотовой связи.
И напоследок, что посоветуем мы, при выборе планшета? В зависимости от суммы в ваших руках. Если вы не стеснены в средствах, приобретайте Samsung. При этом разница между планшетом оснащенным таким модулем и без него, порядка 5000 рублей.

postheadericon Снежногорск – из книги “Таймыроведение” Б.Р. Мандель

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

Снежногорск — одно из уникальных поселений Таймыра — поселок в Красноярском крае России, на реке Хантайке, в 50 км от устья Хантайского водохранилища, в 160 км к югу от Норильска (которому Снежногорск административно подчинен).В 200 5 году население Снежногорска состав или 1,3 тыс. жителей.

А основан он был в 1963 году как поселок строителей гидроэлектростанции.

235085-433В апреле 1963 года страна услышала сообщение ТАСС: «Закончены изыскания… Станция будет одной из крупнейших в зоне вечной мерзлоты».

17 мая 1963 года на берегах Хантайки высадился первый десант строителей, а вскоре вырос и большой палаточный городок на левом берегу реки у Большого порога. Лозунгом первых строителей были слова:

Мы раздвинем завьюженный лес,

Мы построим Хантайскую ГЭС!

На высоком берегу будущего водохранилища появились первые деревянные двухэтажки с печным отоплением.

 

Лютые морозы, неустроенный быт, палатки, летом — мошка, техника не выдерживала, а люди работали, пели, смеялись, писали стихи, растили детей. И им все удалось. Люди не жаловались, не сожалели. Они были молоды, дружили и любили. Работа приносила им радость.

Суровая таймырская земля стала для всех родной. Здесь выживали и оставались только сильные, настоящие люди.

Усть-Хантайская ГЭС, гидросооружение за 69-й параллелью, одно из самых уникальных творений человека. На крайнем севере, в экстремальных условиях, в кратчайшие сроки была построена станция. Построена – человеком!

235085-432Герб Снежногорска

Брезент палаток, ветер и мороз -

Все было у строителей на старте.

Но всем ветрам наперекор; и жил и рос

Поселок, не отмеченный на карте…

В 1965 году во все почтово-телеграфные справочники был вписан, а на географических картах обозначен новый заполярный поселок городского типа — Снежногорск!

Для многих, Хантайка осталась в памяти как лучшая часть жизни. Строители ГЭС вспоминают: «Спасибо, тебе Хантайка, что ты была, есть и будешь! Спасибо судьбе, что она подарила в этой жизни нам тебя, Хантайка, с твоей суровой, но прекрасной природой, с твоими чудесными, золотыми людьми. Мы любим и помним тебя, Хантайка!»

Вместо фиников – морошка.

Можно здесь сойти с ума

И ума набраться можно.

Если только не винить

За свою судьбу ладошку,

Если искренне любить,

Больше фиников — морошку.

Снежногорск связан воздушным сообщением с Норильском и Игаркой. В 2006 году аэропорт (называемый «орлиным гнездом»), находящийся здесь, был расформирован и самолетное воздушное сообщение менаду Снежногорском и Норильском прекратило свое существование.

235085-434Эта красавица и есть Усть-Хантайская ГЭС!

Еженедельно выполняются вертолетные рейсы авиакомпанией «Таймыр» по маршруту Норильск — Снежногорск — Норильск.

Градообразующим предприятием Снежногорска, как вы понимаете, и является Усть-Хантайская ГЭС мощностью 441 000 кВт.

Да, сегодня Снежногорск — современный поселок. С бассейном и спортзалом, с теплыми квартирами, с телефоном и Интернетом… И рядом с ним — Хантайское море и зеленая безбрежность лесотундры. Первое обманчиво-ласково блестит солнечной чешуей холодной глубины; от второго — впечатление, как от аккуратно подстриженного газона. Рядом со взлетной полосой — нежно-сиреневые полосы: говорят, кто-то несколько лет назад завез семена в Снежногорск, и проросли они волнистыми, мягкими коврами по поселку: весной — желтые, к середине лета — зелено-сиреневые, а к осени, к скорым снегам, седые. Ковылем их здесь прозвали, видать, за похожесть некоторую да потому что напоминают они многим далекую родную, «Большую» землю. А как на самом деле зовут эту красоту никто и не знает…

Приближается Таймырская, Снежногорская осень… Но еще зеленеет ольха, буйной краской отсвечивают лопухи (Ошибка! Лопухов в Снежногорске нет! Отсутствуют таковые и в Игарке…), желтеет пижма и розовеет иван-чай, клонятся ивы, приветствуя гостей… По дорожкам и тропкам идут люди с кузовками за пахучими груздями, солидными подосиновиками, многосемейными опятами, бахромчатыми моховиками, за морошкой, черникой, голубикой!

Вот такое лето в Снежногорске!..

postheadericon Время упрощает отношение к знаменитостям – газета “Заполярная правда” № 9 от 21.01.2000 года.

Время чтения статьи, примерно 7 мин.
Памятник Завенягину А.П.

Памятник Завенягину А.П.

Как мы выпускали книгу об Авраамии Завенягине

Издать книгу в наше время – не так уж сложно. Нужен компьютер и тысяч двадцать долларов. К власти поближе сидеть или друзей богатых иметь. Иначе могут возникнуть сложности. Незнанский или Маринина на гонорары живут припеваючи. Чтобы раскрутиться, не один год нужен. В жилу необходимо попасть. Многие авторы о гонорарах и не помышляют. Главное – имя свое на обложке увидеть. И, потом, в лучших норильских традициях – работать бескорыстно, на благо Родины. Таким образом и город наш строился.
 
Совершенно случайно мне тоже довелось соприкоснуться с издательским делом. Я работала в музее и однажды бежала по Ленинскому проспекту, горько плача. Потому что знала: сейчас Татьяна Ивановна, бухгалтер профкома госучреждений в очередной раз завернет чеки и отчеты. Отмечать праздники на профсоюзные средства – крайне хлопотно. По профсоюзным правилам на взносы нельзя покупать шампанское (и прочее вино), нельзя отовариваться в магазинах, не имеющих печати. Только в государственных, где все гораздо дороже. Причем описание в мягком чеке по подробности не должно уступать научному описанию музейных предметов. Вдруг, сквозь пелену я увидела Анатолия Львова, известного журналиста и историка. Этого быть не могло. Львов сидел в Романовке, под Питером.
 
Я вытерла глаза: Львов. Приближается, в зеленой куртке и кроличьей шапке. Оказалось, приехал по приглашению, выпускать книгу “Снежгород-2″. Продолжение “Снежгорода”, изданного в 60-е годы. Тогда все норильские школьники писали сочинения, про Норильск, его будущее. Придумывали, каким город станет: под колпаком прозрачным, в магазинах роботы, предсказали появление компьютеров. А один загнул: утверждал, что в 2004 году из Норильска на Венеру, кажется, будут рейсовые полеты. В общем, передали мироощущение своей эпохи. Анатолий Львович творения толстых и достоевских просеял через редакторское сито и составил сборник из особо выдающихся.
 
Анатолия Львовича я люблю, но боюсь. Сейчас боюсь меньше. Зато в детстве, когда он к тетушке моей вместе с Галей (женой) приходил, пряталась в дальней комнате и дрожала, как осиновый лист. Подумать только: живой писатель. Классик, с которого норильские школьники в библиотеках “передирали” сочинения. Слава А.Л. сияла ровным, не меркнущим светом. Но все же до славы Гали ему было далеко. Галю на экране ТВ норильчане каждый день видели и очень любили. Львова любили не все. За вредность и требовательность. Корректоры в “Заполярной правде” тоже дрожали, когда он заходил в корректорскую с обнаруженной ошибкой. Дружить с классиками – хороший тон. Они мудрые и умные. Я обрадовалась встрече и пригласила Львова в музей, потому что моя начальница, главный хранитель музея Валентина Вачаева любит его еще больше.
 
Дело закрутилось. Школьники писали, Анатолий Львович просматривал. Две трети сочинений были посвящены кошкам и собакам. В 60-е больше любили космонавтов и дедушку Ленина. По вечерам мы втроем сидели в музее: Львов, Вачаева и я. Застолья происходили исключительно после 18 часов, во внерабочее время. И никоим образом не влияли на производственные музейные показатели. Мы сидели и говорили. Причем больше говорил А.Л. Ему было, что рассказать. Историю Норильска он знает вдоль и поперек, всех ее персонажей, и очень любит. Особенно ему нравится Завенягин – человек и пароход. Однажды мы так вот сидели и ели гречневую кашу. Теперь я могу утверждать, что есть кашу с Анатолием Львовичем – к большим хлопотам. Речь зашла о Завенягине. Выдающийся, действительно, мужчина, организатор крупного масштаба. Редкий талант. Сотня таких, и с Россией все будет в порядке (примерно так написал Анатолий Львович в одной из своих публикаций). Я, правда, сомневаюсь. Работать пришлось бы без выходных и с утра до самой ночи. Наши от этого отвыкли. Магнитку Завенягин поднимал на энтузиазме. Заставить людей работать на альтруизме – талант. Норильск построили заключенные. Заставить людей за проволокой выполнять каторжную работу с чувством счастья на лице – это уже гениально.
 
У каждого времени свои герои. Старые забываются. Несправедливо. Десятки, сотни первых норильчан оставили восхищенные воспоминания о Завенягине. Другие, отдельные персоны, утверждают, что сотрудник НКВД не может быть приличным человеком. Сотня положительных свидетельств, собранных в одну обложку, – очень доказательно. Мы решили: почему бы не издать документальные свидетельства современников отдельной книгой? Точнее, идея и название (“Я болельщик Норильска”, слова Завенягина) принадлежали А.Л. Нужны были дополнительные людские ресурсы. Мы согласились взять на себя роль ресурсов. Как раз издатель свой персональный у Норильска есть. Далеко ездить не придется. Мы рьяно взялись за работу: рылись в газетах, книгах и рукописных воспоминаниях. Выбирали нужные фрагменты и забрасывали их в компьютер. Эта, техническая часть работы, оказалась обширной и долгой. Творческую и редакторскую осуществлял лично Анатолий Львович. Четвертой в компанию мы взяли музейного оператора Маринку Никифорову. Процесс происходил в завенягинских традициях: после обычного рабочего дня до самой ночи и в выходные дни. Летели дни и недели. Закончилась зима, пролетела весна. Наступало лето. В гостинице А.Л. отсеивал из сочинений тысячи кошек и собак. Здесь же мы сверяли вычитанные экземпляры “Болельщика”.
 
Оказывается, путь к славе начинается от булки бородинского хлеба и от комнатки типа “чуланчик” размером в четыре квадрата. Здесь сидел Издатель со своей помощницей. Издатель издавал, а также покупал акции и продавал хлеб. Хлеб был вкусный. Помощницу звали Тамарой. Тамара была женщиной-хакером. В том смысле, что взломала все традиции издательского дела. Все стахановцы советской эпохи умерли бы от зависти, глядя на ее работу, а Завенягин собственноручно подарил бы именные часы за усердие. “Типография” размещалась на квартире с подмоченными, отпавшими обоями, кое-где торчали полосы газет. Что их каждый раз клеить? – разумно рассудили хозяева квартиры. Все равно весной с крыши побежит. Тамара сидела за компьютером 24 часа в сутки, верстая сразу несколько книг. Быт, муж, дети и прочее хозяйство не выдерживали конкуренции с автоматизированным монстром. Тамара стучала по клавишам. Время от времени А.Л. ругался с ней очень сильно. Тамара влезала в текст и начинала его редактировать. Например, сына Завенягина Юлия она исправила на Юлию. Так как, по ее мнению, мужчины с таким именем быть не могло. А.Л. с негодованием вылавливал из текста оригинальные интерпретации. Издавать книги ему приходилось часто. Современная постановка издательского процесса его сильно обескуражила. Тамарина не узкая спина стояла преградой на пути к русской грамматике, когда, повиснув ночью за этой уютной спиной, мы вносили поправки в текст. Иногда Тамара спрашивала: “А что, книга интересная?”
 
Гм. Честно сказать, я тяжело воспринимаю документальную прозу. Но дамскими воспоминаниями просто зачиталась. Лишь женское перо способно написать не скучно про извлечение меди и кобальта. Женщины непременно вспомнят безупречный маникюр на пальчиках у секретарши Завенягина или его неотразимые глаза. За эти красивые глаза вместе с Вачаевой мы и сгорали синим пламенем два месяца подряд. Тамара переплела первый экземпляр в целлофановую обложку. Остальной тираж повезли печатать “на материк”. Львов уехал с сигнальным экземпляром “Болельщика”, набирать в Норильске “Снежгород” он не стал. Тиражик книги о Завенягине оказался маленький – 100 штучек. Нам не досталось ни штуки. Но все равно на наших помятых от сверхурочной работы лицах пробивались улыбки счастья. В чуланчике Издатель угостил шампанским, сказал красивые тосты, показал “Болельщика” издалека и спрятал в сейф. Вот где мы приобщились к мировой богеме. И ездить никуда не пришлось. В компании оказалась писательница с мировым именем. Она покачивала ногой в черной лаковой туфле, надетой на белый носочек, и рассказывала про Евтушенко (или Вознесенского). Поэт вынужден был громко выкрикивать свои стихи, чтобы хоть кто-то купил залежавшийся сборник. У писательницы, оказывается, не было таких проблем. Мир давно знал ее по Интернету. Отхлебнув немного богемы, мы с радостью выбрались на улицу. На улице плавился асфальт, лето выдалось чересчур жаркое. Но мы облегченно вздохнули: свобода! Что может быть дороже.
 
Прошло время, я забыла “Болельщика”. И вдруг зимой в магазине “Лига-норд” с дешевой целлофановой обложки сверкнули неотразимые глаза. Увидев в числе составителей знакомую фамилию, мои дети были польщены, но тут же застенчиво спросили: “Наверное, ее никто не покупает?” Странно, но когда мы вскоре собрались купить экземпляр, то не обнаружили в магазинах ни одного. У главного болельщика Норильска в нашем городе все же осталось около сотни болельщиков.
 
“Чуланчика” больше нет, и булки стали намного хуже. Частные издательства в нашем городе, должно быть, не выгодны. С творениями норильских школьников тоже интересно получилось. Они вдруг оказались никому не нужны. Госпожа Лосева не сочла нужным ответить на письмо из Романовки. И, если бы не дружеская рука господина Николайчука, бывшего депутата… Господин Николайчук протянул спонсорскую руку, и теперь Анатолий Львович вычитывает гранки “Снежгорода-2″, сидя в Романовке. Возможно, мы даже увидим ее на книжных прилавках. Если все обойдется. Издательское дело такое непредсказуемое.
 

Т. РЫЧКОВА.

Фотопортрет Завенягин А.П.

Фотопортрет Завенягин А.П.

А ВОТ ЕЩЕ БЫЛ СЛУЧАЙ

Это совершенно достоверное происшествие произошло несколько лет назад и записано со слов непосредственного участника событий.
 
История случилась еще при Филатове. Управление комбината из Старого города, где сейчас управление никелевого завода, переезжало в новое здание, бывшую гостиницу “Норильск”. Туда, где и сейчас оно находится. На площади Завенягина, между управлением комбината и управлением НКГРЭ, стоял бюст Завенягина. Решено было перетащить его в новое здание, он там стоит и сегодня. Филатов относился к Завенягину с большим почтением. Операцию по переброске поручили Рохимову, директору “Норильскбыта”. Он, в свою очередь, – РССУ, где начальником был Назаренко. Не помню, как бюст отделили от постамента, но потом застропили его за шею, погрузили в машину и закрепили веревками. Это было в пятницу, вечером, в конце рабочего дня. Завенягина подвезли к зданию комбината на Ленинском и выгрузили на лестницу. Самое сложное – затащить внутрь, потому что там двери, порожки, ступени. Механизмов никаких нет, а вес – тонна, две. Нужно было придумать какой-то механизм. Взялся за это водитель Назаренко по имени Саня вместе с друзьями-товарищами по работе. Они решили закатить бюст по обыкновенным металлическим трубам и установить, где нужно. Поднять просто так было невозможно. Завенягина наклонили, завели на трубы и покатили. Первый дверной проем прошли благополучно. Потом труба соскочила или ушла вбок, бюст наклонился и упал. При этом у Завенягина вдребезги разбился нос.
 
Все растерялись. Стали звонить начальникам. Сначала Назаренко. Потом приехал Рохимов, собрал консилиум. Круто поговорили. Вердикт был такой: к утру в понедельник бюст должен стоять там, где положено, с нормальным носом. Назаренко стал по городу собирать друзей, советоваться, как восстановить нос на место. Все сочувствовали, но что делать, не знали. Тогда Назаренко нашел специалиста, Юру Жарского из Талнаха. Не скульптора, но парня, который брался за любое дело. И у него многое получалось. Например, путешествовал вокруг Таймыра, построил катер, делал лодки самодельные для путешествий. С женой вместе построил дом в Абазе. При этом всегда говорил: “Глаза боятся, а руки делают”. Руки у него тем местом были вставлены. Очень коммуникабельный человек, к тому же еврей.
 
Нос рассыпался в прах. Приехал Жарский из Талнаха. Время поджимает, начальству головы не сносить. В понедельник Филатов должен был лицезреть памятник на новом месте. Юра Жарский взялся за дело. Сказал, что нужны фотографии. Где взять? Позвонили в музей, поздно вечером подняли директора. Нашли. Стали лепить из пластилина, из воска, из эпоксидной смолы. Оба: Назаренко и Жарский – специалисты по изготовлению катеров. Там технология такая: делают матрицу, матрицу обкладывают сырыми газетами и обклеивают стеклорогожей, пропитывают эпоксидной смолой. С носом проделали что-то навроде этого. Я даже не знаю, из чего именно в конце концов восстановили утраченный объект. По-моему, все же из композиционных материалов, в том числе из пластилина. Укрепили, покрыли эпоксидной смолой. Потом покрасили под цвет гранита. Результат неплохой получился. Если не знать, не вглядываться, то нос, как родной
.

postheadericon Обзор печати, газета “Северная стройка”, город Игарка, 1933 год

Время чтения статьи, примерно 5 мин.

Статья из газеты “Восточно-Сибирская правда”, № 19, январь 1933 год.

Вы помните как у Некрасова в его «Русских женщинах» иркутский губернатор пугал жену декабриста — княгиню Трубецкую ужасами сибирской каторжной жизни:

“Бесплодна наша сторона,

А та — еще бедней,

Короче нашей там весна,

Зима — еще длинней”

Это говорилось о Нерчинске. А чтобы сказал губернатор об Игарке, если бы знал о ее существовании? Каких бы страхов он наговорил о ее пустоте, бесплодия, морозах. Но к счастью для Игарки — ее не знали. Белой, мертвой точкой на карте значилось «Игаркино зимовье» в годы царского режима. Царское правительство даже не пыталось проникнуть в Игарку, изучить ее богатства…

188996222Невероятно, но факт. В 1928 году, к началу первой пятилетки население Игарки составляло 42 человека. Во вторую пятилетку Игарка входит как окрепший, первый индустриальный заполярный город с 18 тысячным населением!.

Вы хотите знать, что такое Игарка? Игарка это — пять тысяч рабочих и служащих. Игарский лесокомбинат в течение трех лет выполняет на 100 проц. свою ответственную экспортную программу.

Игарский порт — в течение трех лет переработал грузы 63 морских пароходов.

Игарка — это 4 школы (из них две семилетки) клуб вместимостью в 800 человек, городская библиотека, узел с сотнями радиоточек.

Игарка это — две больницы, поликлиника, 4 медицинских пункта.

Игарка — это 18 торговых единиц ГОРТ-а и ЦРК.

В Игарке создан совхоз. 80 проц. населения района, как туземцы, так и русские объединены в простейшие в сложные промысловые колхозы.

Что означает этот сухой, но вместе с тем, убедительный и красочный список? Ответим на этот вопрос словами газеты «Северная стройка» —

«Три года существования советской власти на Игарке были использованы молодым пролетариатом севера для дела социализма».

188996201

Игарка совсем молода. Она даже моложе пятилетки. 30 сентября 1932 года ей исполнилось только 3 года.

Юбилейный номер «Советской стройки», посвященный трехлетнему существованию Игарки это документ величественного и победного пафоса социалистического строительства. История Игарки это — история освоения северного морского пути, история овладения техникой, история борьбы за использование богатейших возможностей природы на службу социализма.

Предоставим слово для краткой исторической справки об Игарке одному из строителей и организаторов города т. Лаврову:

В 1929 г. правительство постановило создать комитет северного морского пути, как транспортно-производственный комбинат с прямыми задачами индустриализировать север и организовать транспортировку грузов через северный морской путь. Этим решением было положено начало г. Игарки».

180564280

Перенесемся в недалекое прошлое. Лето 1929 года. Точнее — 14 июня. В этот летний день рабочий Л. Шарай приехал в Игарку. Собственно летним, день этот может называться условно ибо:

«Снег в ложбинах, защищенный от солнца, покрывшись слоем льда напоминал мне ледники, а сверху пронизывал мелкий холодный дождь — жилищ не было. Высаживаясь на берег вязли в грязи».

Рабочий выдвиженец Рубчевский встретил в Игарке «дикий берег, поросший мхами и кустарниками».

Рабочий Мусатов «приехал в Игарку 9 августа 1929 года. Что он встретил здесь: «Единственным жилищем для рабочих в то время была брандвахта, приведенная из Красноярска, которая размещала в себе горсточку энтузиастов».

Тов. Негодяев приехал позднее — в марте 1930 года:

«Игарка представляла в то время ничто иное, как захолустный поселок. Несколько домов можно было стоя на одном месте свободно перечесть».

Главный механик А. И. Ильин вместе с группой специалистов, прибывшей из Ленинграда в Игарку, пишет

«Вся жизнь игарских пионеров была сосредоточена в работе на берегу и отдыхе на брандвахте. Неимоверное количества комаров, духота от кухни и тесноты на брандвахте, белые ночи, а следовательно и недосыпание, быстро расходовали у всех энергию».

Но уже тогда, в эти дни и месяцы сквозь снега и бураны, сквозь непроходимую тундру виднелись контуры социалистической Игарки.

Новый, социалистический город строился героическими усилиями рабочих, инженеров. В каких условиях мы строили Игарку? Спрашивает И. Л. Шарай и отвечает: «Ни у кого не было хныканья, у всех была единая пролетарская воля, подготовить базу для будущей Игарки».

Главный механик Ильин подтверждает слова рабочего Шарая.

«Ни звука недовольства, ни одного утомленного лица. Только когда ложишься спать чувствуешь страшную усталость ног».

188099883

14 лет назад Владимир Ильич (прим. 31marta.ru: имеется ввиду Ленин) писал, что самоотверженная забота каждого сознательного рабочего и трудящегося о своем социалистическом производстве, может делать поистине изумительные дела. Эта забота была в Игарке. И она привела к тому, что дикая, необжитая тундра превратилась в первый заполярный социалистический город.

И уже:

«К концу строительного сезона 1930 года в ударном порядке были заложены большие железобетонные фундаменты под здание лесозавода № 2 и силовой станции и установлен верхний каркас. Здание лесозавода № 3 было почти готово».

Из месяца в месяц, упорно и решительно идет строительство, изучаются месторождения, растет количество погрузочно-разгрузочных работ, вырастает город.

В октябрьские торжества 1929 года был торжественно пущен первый лесозавод. Теперь их три. Прежняя годовая программа — 2 тысячи стандартов теперь выполняется в один месяц. Освоение Игарки, немедленно быстрое освоение — вот основная проблема.

Над ней изо дня в день бились инженеры, рабочие и вот результаты: «Игарские рабочие — командиры производства, не взирая на заполярные морозы, отсутствие монтажных чертежей, недостаток материалов и инструментов, заканчивают строительство и монтаж основных объектов игарской графито-обогатительной фабрики».

Запасы игарского графита исчисляются в 11 миллионов тонн!

По своей электропроводимости он превосходит все да сих пор известные в мире графиты, ему обеспечено большое место не только на внутреннем, но и на мировом рынке.

Порт Игарка растет изо дня в день. И недаром его называют окном из Сибири в Европу. Этот порт приближает индустриальные центры Сибири к Европе. Он способствует быстрейшему культурному развитию социалистической Сибири.

188099879

Еще старый историк Шалов констатировал факт вымирания сибирских «инородческих рас». По неполным подсчетам в Туруханском крае с 1791 по 1816 год вымерло три четверти «инородческого» народонаселения! Туземные жители «инородцы» подвергаясь бесчеловечной эксплоатации царского режима, гибли в нищете и бесправии, беЗкультурной дикости. Они вымирали.

И вот другой факт. Факт знаменательной перекличке. Перекликаются две точки, некогда заброшенный, забытый — Туруханск и новый город Игарка. «Северная стройка» поместила 15 ноября телеграмму, полученную в Игарке из Туруханска. В этой телеграмме было написано:

«Ваши методы и способы мы будем применять в своем районе, особенно в отдельных, национальных уголках. Да здравствует пролетариат Севера»!

+++180564472

В этой знаменательной перекличке символ побед ленинской национальной политики. В этой знаменательной перекличке торжество ленинских заветов.

Нет места угнетенным и порабощенным нациям в Стране советов. Дикие окраинные народы превращаются на наших глазах в активных и сознательных строителей социализма. Нет и не будет мертвых белых точек на карте Советской страны. Весь Советский союз — единоударная (вот слово то какое подобрано – прим. 31marta.ru) бригада строителей бесклассового социалистического общества.

postheadericon Оазис в белой пустыне (современный Норильск) Л. Кокин, журнал “Наука и жизнь”, № 10, 1971 год

Время чтения статьи, примерно 26 мин.

Более четверти века плавят никель норильские металлурги. В ночь на 24 февраля 1942 года эвакуированный из Мончегорска рабочий Василии Смирнов разжег дрова на дне ватержакета — это и был пуск комбината. В полдень 8 марта Александр Родичев вылил в бочку конвертера первый ковш расплавленного металла. 29 апреля Иван Иевлев вынул из электролитной ванны первый никелевый катод. Потом с Дудинского аэропорта летчик Степан Веребрюсов поднял в воздух старенький моноплан. На его борту были тонна никеля, говорят, что этого хватило на 26 танков. А позже, чтобы как можно скорей доставить норильский никель на военные заводы, с фронта снимали эскадрильи тяжелых бомбардировщиков.

3859501

Ушаков Георгий Алексеевич и Урванцев Николай Николаевич во время похода на Северной Земле. 1931 год.

 

Одним букетом, впро­чем, не обошлось. В 1961 году Герои Социалистиче­ского Труда Г. Д. Маслов и Н. П. Бурнашев, лауреаты Ленинской премии В. Н Егоров, В. Ф. Кравцов, Е. Н. Суханова. В. С. Нестеровский и их товарищи откры­ли еще одно богатейшее месторождение медно-никелевых руд — Талнахское.

Через пять лет вблизи Талнаха были обнаружены новые запасы руды. Буро­вые станки Норильской ор­дена Трудового Красного Знамени комплексной геоло­горазведочной экспедиции Щупают землю все глубже…

Сто дней в году, кроме воздушной связи с «матери­ком», город за 69-й парал­лелью имеет еще одну связь — по воде. За это вре­мя комбинат получает по Енисею и арктическим мо­рям около полутора милли­онов тонн грузов.

С пуском самой северной в мире Усть-Хантайской ГЭС возникает единое энергетическое кольцо Таймыра. Впоследствии это кольцо вольется в единую энергосистему Сибири.

Более ста проектных и научно – исследовательских институтов выполняют для комбината договорную работу — готовят новые технологические схемы, проекты, проводят лабораторные исследования. Растет число ученых и в самом Норильске. За последние годы получили звание кандидата технических наук 25 инженеров опытно-исследовательского цеха. Их диссертации посвящены важнейшим проблемам развития города и комбината.

Как строить многоэтажные кварталы на вечной мерзлоте? Одиннадцать норильчан — лауреаты Ленинской премии — разработали метод, который сейчас с успехом применяется по всему Заполярью,—и город поднялся над вечной мерзлотой на железобетонных сваях.

Подожженные пожарными, сгорели разбросанные вокруг Норильска деревянные поселки, а их жители поселились в новых районах города.

По семь—десять тысяч деревьев высаживается в год на улицах и скверах города. В последние годы отмечено и появление воробьев.

Миллион книг в год покупают жители города. Телевизоров на Таймыре что-то около 45 тысяч, и сейчас телезрители по «Орбите» смотрят передачи из Москвы. Норильская студия телевидения работает по двум программам. Сеть библиотек, Дом техники, Дворец культуры, драматический театр, корпуса больничного городка, санаторий-профилакторий «Валек» с его 150 тысячами цветов, школы, в том числе музыкальная, художественная, спортивная… Вот такой этот город, выросший в таймырской тундре,— оазис из бетона и стали в белой снежной пустыне…

Когда-то здесь стоял один-единственный деревянный домик, построенный геологами Н. Н. Урванцева, и лишь редкий охотник заглядывал сюда.

Здесь вырос крупнейший в стране центр цветной металлургии. А первый норильский домик все же остался. Его берегут, сейчас в нем создается музей комбината.

(Отрывки из очерка, напечатанного в программе передач норильской телестудии.)

3859505

Журавлев С.П. и Урванцев Николай Николаевич, остров Домашний

НОРИЛЬСКИЕ КОПИ

Тесные трюмы пароходика, на котором горному инженеру Николаю Николаевичу Урванцеву предстояло плыть вниз по Енисею, перед отплытием из Красноярска доверху загружались дровами — топливом на обратный путь. Топливо отнимало чуть не треть полезного тоннажа. Не в лучшем положении были и морские суда, заходившие в устье реки из Ледовитого океана.

Сызмальства Урванцев бредил Севером. Едва научившись грамоте, еще даже не став реалистом, читал и перечитывал Фритьофа Нансена «Среди льдов и во мраке полярной

ночи» — книгу о плавании на «Фраме». Возвращался к любимой книге не раз, зачитывался рассказами Богораза-Тана, отчетами и дневниками де Лонга, Толля, Ливингстона и Стенли. Он бредил не только Севером — всеми дальними странами. Многие ли мальчишки избежали этой «кори»? Подобно большинству, Урванцев считал, что переболел ею, когда из Нижнего Новгорода ехал в Томск держать в Технологический институт. Но там, механиком-первокурсником, услышал Владимира Афанасьевича Обручева. И это повернуло его судьбу.

Лекции знаменитого исследователя Азии собирали огромную аудиторию. Не одних горняков, для которых предназначались, но и студентов других отделений. Не только студентов, еще и преподавателей. Трудно было не поддаться влиянию профессора Обручева. И первокурсник-механик Урванцев (оказалось, он в этом не одинок) пересел на первый курс к горнякам.

Учиться у Обручева, к сожалению, не пришлось. Профессора уволили из института: его деятельность не устраивала царского министра. Учителями Урванцева стали ученики Обручева — молодые профессора Гудков и Усов. Под их началом провел он первые свои экспедиции на юге Сибири.

В отрогах Саян и Кузнецкого Алатау искали руду — железо, медь. По суткам не слезал с седла молодой геолог, если только не вылетал из него. Тайга. Ни дорог, ни троп. Не разбирая пути, по склонам и осыпям карабкался на горные кручи, выдерживая маршрут съемки. Он излазил чуть не всю Горную Шорию, приключений было хоть отбавляй, и с легкой руки профессора Гудкова пристало к студенту прозвище — Джек-Лондоненок.

Рука у Гудкова и в самом деле оказалась «легкой». Полстолетия спустя не приходится в этом сомневаться: ведь это Гудков, согласно программе полевых работ Сибгеолкома на 1919 год, отправил Джек-Лондоненка в Норильск… Точнее, в окрестности озера Пясино на месторождения, о которых было известно давно и почти ничего не было известно, если не считать кратких сведений, дошедших от середины прошлого века.

Между тем еще мангазейские рудознатцы выплавляли медь из норильской руды. Но с запустением Мангазеи о руде лет на двести забыли.

В 1917 году коротенькую заметку в «Рудном вестнике» опубликовал В. А. Обручев:

«В западной части Норильского хребта, пролегающего с юга на север в верховьях рч. Пясины, впадающей в Ледовитый океан, на широте сел. Дудино, расположенного на р. Енисее под 69° с. ш. и в 80-100 вер. на восток от этого селения, находится месторождение каменного угля и медной руды, открытое в 1866 г. горным инженером И. А. Лопатиным. Его посетил также и вкратце описал Ф. Б. Шмидт… в том же году… Месторождением заинтересовался урядник с. Дудино Сотников… в компании с купцом Кытмановым заявил это месторождение… и собирался строить завод. Но это предприятие, по-видимому, совсем не состоялось, т. к. в позднейшей литературе сведения о нем мне никогда не попадались… В практическом отношении интересно сочетание в одном пункте медной руды и горючего материала и близость к р. Енисею».

Заметку эту Урванцев, конечно, читал. Более того, отправляясь в экспедицию, благодаря некоторым обстоятельствам знал о месторождении значительно больше, нежели знаменитый ученый. Историю Норильских копей слышал от своего однокашника Александра Сотникова.

Летом 1915 года студент Сотников, потомок того дудинского урядника, что упомянут Обручевым, ездил в Дудинку и побывал на месторождении, собрал образцы горных пород, угля, руды. Урванцев держал в руках эти камни, он исследовал под микроскопом матовые пористые куски породы с черными блестящими угольными прослойками и просто черные с шелковистым отливом обломки угля; углистые сланцы, прослоенные синью — лазуритом и зеленью — малахитом, медною зеленью и синью

Итак, в июле 1919 года, страдая от комаров и дождей, экспедиция добралась на оленях от Потаповского, селения на Енисее, до пустынного места у подножия прорезаемых ручьями невысоких гор и обнаружила на склонах черные угольные осыпи и полуобвалившиеся устья двух штолен, а невдалеке от них—развалины медеплавильной печи и пустовавшую промысловую избу, которая тоже наполовину рассыпалась. Уголь был хорошего качества, у северного подножия той же горы проступали сланцы, обильно пропитанные зеленью и синью, а на западном склоне стоял заявочный столб, к вырезанная на его затесанной стороне надпись разбиралась вполне хорошо: «К. П. С. 1865 г. Сент. 1 д». Жители ближайшего енисейского селения Дудинки помогли разгадать надпись. «К. П. С.» — это были инициалы Кытманога и П. Сотникова, которые, стало быть, опередили горного инженера, тоже упомянутого в заметке Обручева: это им принадлежали когда-то и печь и штольни.

Обручев ошибался, говоря, что предприятие не состоялось. Оно лишь просуществовало недолго. А получилось так скорее всего потому, что печь, сложенная из обыкновенного кирпича, быстро развалилась. По словам старожилов, на нее пустили стены дудинской церкви — больше взять кирпич было неоткуда. Оборотистый Сотников предложил енисейскому архиерею построить взамен церковь новую, деревянную…

Лет тридцать спустя другой Сотников, тому племянник и родитель студента, добыл здесь несколько тысяч пудов угля, на оленьих нартах вывез в Дудинку и с выгодой сбыл гидрографической экспедиции полковника Вилькицкого, отозвавшегося о дудинском угле так: «Совершенно такой же, как английский».

…На другое лето Урванцев привел с собой на Норильские копи уже не пять человек, а пятнадцать.

Их работе в отчете Сибгеолкома за 1920 год посвящен лишь один абзац:

«Норильский каменноугольный район, к востоку от устья Енисея, был подвергнут дополнительной и частично повторной геолого-топографической съемке, сопровождавшейся разведочными работами».

И ни слова о том, как был «подвергнут»… о том, что не хватало продовольствия и не было полушубков, что не было взрывчатки, а поэтому шурфы и разрезы пришлось проходить вручную — кайлом, ломом, лопатой, что на пятнадцать человек имелось десять пар сапог, и те очень скоро прохудились потому, что топографам приходилось целыми днями карабкаться по каменистым осыпям, а горнякам часами работать в ледяной воде.

«Весь путь,— писал в ту пору Урванцев,— был совершен в десять дней… Такое медленное движение станет понятным, если вспомнить, что оленям приходилось тащить груз по топкой тундре на санках, людям же идти пешком, утопая местами в оттаявшей глине на четверть и более…»

А полвека спустя он вспоминал, что осенью возвращаться в Дудинку было еще труднее. Обувь оказалась настолько разбитой, что у многих «пальцы ног вылезали наружу». А ведь уже начались заморозки. «И все же работа шла дружно и весело. Участниками экспедиции были молодежь, студенты…»

В это второе свое норильское лето Урванцев выявил несколько мощных пластов угля и положил весь район на карту. Запасы угля на разведанной площади исчислялись в миллиардах пудов, и это могло обеспечить Северный морской путь на десятки лет.

Той же осенью, не успев толком передохнуть в Томске, геолог поехал с отчетом в Новониколаевск, а оттуда — в центральный Геолком в Петроград. Чемодан у него был пудовый. Вдобавок к отчетам и планам он вез с собой пробы норильской руды.

От Дудинки до Норильска около ста километров.

Тем летом среди мелких вкраплений в диабазе обнаружились два сплошных рудных тела. По типу они напоминали канадское месторождение Седбери, известное содержанием благородных металлов. Быть может, бывшему Джек-Лондоненку посчастливилось открыть свой Клондайк? В драгоценном своем чемодане он тащил зерно будущего Норильска — только это еще требовало доказательств.

Петроград конца двадцатого года видел Герберт Уэллс. И назвал город «гибнущим».

То было трудное время. Хотя третий поход Антанты, подобно двум первым, уже кончился бесславным провалом, не было топлива, не ходили трамваи… В лаборатории центрального Геолкома смогли сделать лишь элементарный анализ — на медь и никель.

А Урванцеву надо было возвращаться в Томск. Перед отъездом он оставил свои образцы специалисту по платиновым месторождениям геологу Высоцкому с просьбой сдать материал на анализ, как только лаборатория заработает.

1919 год. Норильск. На астрономическом пункте.

СПРЕССОВАННОЕ ВРЕМЯ

Лето 1922 года застало Урванцева на реке Пясине, где-то в нижнем ее течении. Впятером на рыбачьей лодке они сплывали вниз по реке, от истока до устья, от Пясинского озера до Карского моря, чтобы заснять реку на карту и промерить ее глубину.

Предыдущая экспедиция ответила ясно: угля в Норильске достаточно. И такой ответ породил массу новых вопросов. Уголь есть. Но как его из этих мест взять, как добывать круглый год, как вывозить оттуда? Даже климат на копях был, в сущности неизвестен: никто там подолгу не жил.

Экспедицию инженера Урванцева решено было оставить на зимовку.

На ровной площадке между ручьями Угольным и Медвежьим в полукилометре на север от горы Рудной выбрали место, и к осени был готов дом в три комнаты с кухней. Он стоит на Горной улице и по сей день (1971 год), этот рубленный из здешнего леса дом, с которого начался город.

Тогда же поселились в нем пять горняков и завхоз, и седьмым — начальник, геолог, он же метеоролог, он же топограф и изыскатель. На железную дорогу в ближайшее время рассчитывать не приходилось. Нужен был срок, чтобы страна оправилась от разрухи. Но от копей до Енисея существовал еще другой, водный, путь: по реке Норильской через озеро Пясино и затем по реке Пясине — к морю. Этот путь был показан на карте-стоверстке, единственной, которая была у них, и вообще, должно быть, единственной карте Таймыра в то время. Но эта карта, составленная в середине прошлого века, столько раз подводила, что доверять ей было бы неосмотрительно. Имелось, правда, другое свидетельство об этом пути. Принадлежало оно Харитону Лаптеву, участнику Великой северной экспедиции XVIII века.

«А река Пясина вышла из озера Пясинского,— записал Харитон Лаптев в своем дневнике. — Озеро это мелкое, по токмо серединою идет глубокая вода от реки Норильской, в него впадающей».

Но и это почти двухсотлетней давности утверждение нельзя было принять на веру.

Чтобы не терять времени, Урванцев решил объехать реку Норильскую и озера зимним путем на оленях и, не откладывая, нанести их на карту, а глубину промерить сквозь проруби. «Маршрут этот был особенно тяжелым, — вспоминает в своей книге «Норильск» Урванцев.— Морозы доходили до минус 50 градусов, а работать на съемке приходилось по 10—12 часов, записывая наблюдения и делая зарисовки голыми руками».

Свидетельство землепроходца о «глубокой воде» в этой части пути подтвердилось. Чтобы убедиться в том, что судоходен весь путь, оставалось летом спуститься по реке к морю.

В середине июня, едва сошел лед, Урванцев и четыре его спутника отправились в плавание.

Безжизненно выглядели берега Пясины. И не только из-за своей пустынности. Там и сям виднелись развалины промысловых изб, становища и даже целые селения, заброшенные, вымершие, свидетели былой жизни, должно быть, ровесники Мангазеи. Когда-то в этих оживленных местах по Пясине пролегал Южно-Таймырский водный путь — с Енисея на Хатангу. А отряду Урванцева во все плавание повстречалась одна-единственная семья рыбаков…

В пути проводили  топографическую съемку берегов, геологические наблюдения, измеряли глубины и скорость течения. Промеры показывали: река судоходна до самого устья и, стало быть, пригодна как транспортный путь.

1921 год. Первый жилой дом в Норильске. (Сейчас это дом на Горной улице, № 4.)

Задачу отряда можно было считать решенном. В начале августа лодка вышла под парусами в Карское море и, держась берегов, взяла курс вдоль Таймыра на запад — к Диксону, к Енисею. Непоседливый геолог Урванцев, за плечами которого были сотни, а может, уже и тысячи верст — пеших, конных, санных, лодочных переходов,— наконец то вышел в открытое море. И, наверное, он пребывал в отличнейшем настроении, когда, наблюдая из лодки за берегом, заносил в путевой дневник:

«…8 августа, вторник. …Погода стала немного лучше… В путь тронулись в 7 ч. вечера. Берег сначала полог и затем с 7 ч. 40 м. пошел каменный яр… Рельеф местности по верху яра плоско-холмистый с легким подъемом к горам Быранги…

9 августа, среда. С 12 ч. ночи берег пошел положе, задернован, обнажений не видно… Станом стали в разломе между ярами, не доходя 2 верст (2 500 шагов) до развалин избы при устье речки (пункт № 3 Коломейцева)…»

Коломейцев . Этого человека хорошо помнил спутник Урванцева Никифор Алексеевич Бегичев, житель Дудинки, бывший боцман шхуны «Заря». Командир «Зари» Коломейцев был отправлен начальником экспедиции Толлем на материк под тем предлогом, что необходимо доставить почту (на самом же деле причиною был конфликт на зимовке). Дважды за зиму отправлялся Коломейцев вместе с казаком Расторгуевым вдоль таймырского побережья в сторону Хатанги, но через несколько недель возвращался, не находя пути. В третий раз, 5 апреля 1901 года, он пошел в сторону Енисея и к середине мая добрался до Дудинки…

Коломейцев и Расторгуев благополучно завершили поход, что удавалось в этих широтах далеко не всем путникам. Сигнал бедствия был обнаружен тут же, рядом. Собственно, и на стоянку-то стали, заметив с лодки: что-то белеет на берегу. Что это могло быть? Лед? Не время. Кварц?.. Оказалось, это обрывки бумаги.

Когда ставили палатки, матрос Борисов извлек из-под плавника какие-то портянки. Покопав, обнаружили на том же месте много других вещей…

«…У стана среди плавника найден разбросанный склад вещей одного из 2-х человек полярной экспедиции Амундсена… Эта экспедиция отправилась в 1918 г., чтобы повторить идею Нансена, но лечь в дрейф во льдах они предполагали восточнее…»

Как и всякий, кто мальчишкой зачитывался книгой Нансена, Урванцев был отлично знаком с его идеей дрейфа во льдах к полюсу.

«…Во 2-ю зимовку… Р. Амундсен отправит Кнутсена и Тессема на о. Диксон. Они отправились где-то около зал. Миддендорфа. На мысе Вильда на складе, устроенном розыскной экспедицией Свердрупа по поискам Брусилова и Русанова, они были с Ю—15 ноября 1919 г., о чем и оставили здесь записку. Склад был устроен Свердрупом в 1915 г. для экспедиции Вилькицкого…»

Когда Урванцев писал эти строки, плавание судна «Мод», на котором отправился Амундсен, еще продолжалось, и многое об экспедиции еще не было известно. На самом деле Кнугсен и Тессем двинулись к Диксону после первой зимовки «Мод» поблизости от мыса Челюскин. Что касается Отто Свердрупа, то бывший капитан нансенского «Фрама» отправился на поиски Брусилова и Русанова летом 1914 года. Ни «Святая Анна» Брусилова, ни «Геркулес» Русанова, попытавшиеся в 1912 году пройти Северным морским путем насквозь с запада на восток, из плавания не вернулись. Никаких их следов Свердруп не обнаружил и сам вскоре зазимовал возле мыса Бильда, невдалеке от двух судов экспедиции Бориса Вилькицкого, открывшей Северную Землю… И эту историю прекрасно знал Бегичев, он и к ней имел непосредственное касательство — вывозил на оленях людей с застрявших судов,

«…Из склада Кнутсен и Тессем взяли продовольствия на 20 дней и пошли далее. В 1920 г. Амундсен пришел к побережью Аляски …запросил, пришли ли эти 2 чел. на Диксон. Когда стало известно, что их не было, норвежское правительство подрядило для поисков шхуну «Хеймен»…».

Это были уже события совсем недавние. Прошлой осенью в Дудинке Бегичев познакомил Урванцева с норвежцами с «Хеймена». После того, как их шхуна застряла во льдах, они участвовали вместе с Бегичевым в экспедиции на оленях и вернулись тогда с розысков.

«…На м. Вильда они …нашли вышеуказанную записку… Экспедиция в глубине большой бухты, названной Бегичевым бухтой Тессема и Кнутсена, нашла сожженные останки одного из членов экспедиции Амундсена… Документов не было…»

Норвежцы тогда, в Дудинке, все пытались определить, чьи останки они обнаружили — Кнутсена или Тессема.

«…Нами у стана среди плавника были найдены в разбросанном виде следующие вещи…»

Скрупулезно, как следователь, описывает Урванцев находку — в надежде, что эта тщательность поможет раскрыть смысл происшедшего.

Зашитый в непромокаемую материю пакет с адресом «Директору Института земного магнетизма», посылка в Норвегию, записные книжки, деньги, компас, теодолит, бинокль… Многое изорвано, изломано, полусгнило… Но четко читаются русские надписи на визитных карточках Руаля Амундсена, словно обращенные прямо к нему, Урванцеву: «Милостивый государь, не откажите во всевозможном содействии г-ну Тессем…».

«…Все лежало в разбросанном виде на бугорке между морем и глухим заливчиком… Склад был, вероятно, разворочан медведем, кроме того, тут трудились мыши… Человек сам, по-видимому, ушел далее, так как нет ни лыж, ни ружей, ни остатков продовольствия… Очевидно, обессиленный, бросил вещи и пошел налегке… Место находки отстоит от Диксона в 82 верстах…»

Эти последние десятки верст плавания наполнены для отряда Урванцева новым смыслом. С удвоенным вниманием вглядываются люди в берег, ища новых следов Тессема (или, может быть, это шел Кнутсен?).

Но дневниковые записи — не об этом, пока не настает 12 августа, суббота:

«У стана в избе (развалившейся) были найдены 2 пары лыж «Телемарк»… и обрывки, вероятно, оленьего спального мешка.

…13 августа, воскресенье. Ветер… не дает нам идти. Погода скверная, туман, на мысу прибой, брызги летят сажени на 3 вверх…»

Но зоркий глаз Бегичева и в тумане нащупал какой-то необычный предмет, возможно, что новый след норвежца. Нет, оказывается, это след совсем из других времен.

«…На NW оконечности мыса найден развалившийся сигнал и около него Доска с надписью славянской вязью:

Это как бы привет от участника Великой северной экспедиции послепетровской поры, от сотоварища Харитона Лаптева. Когда в 1739 году штурман Минин, пройдя устье Пясины, держал курс на восток, Лаптев шел на запад от устья Лены, минуя Хатангу, ему навстречу… Но пробиться сквозь льды ни тому, ни другому не удалось, и встреча не состоялась…

Захватив с собой эту почерневшую от времени доску (позднее Урванцев передал ее председателю Географического общества Ю. М. Шокальскому), снова тронулись в путь. Большая волна совсем закрывала лодку с парусом, но ход был очень быстрый. Не прошло и трех часов, как причалили к острову Диксон.

Две недели провел здесь Урванцев с товарищами в ожидании парохода. Что представлял собой тогда поселок на Диксоне, описано в дневнике: «Жилой дом, рядом баня и здание телеграфа». «Народу живет 8 человек и 8 ездовых собак».

75f658d6-f667-11ea-8d7c-f98bb0d0240a

Обсуждение плана проводки судов I Ленской экспедиции от п.Диксон до пролива Вилькицкого. Слева направо: Н.Н. Урванцев, Лавров, Сергеев, Балецкий, Полищук. 1933 год.

«1 сентября, пятница. Сегодня из Дудинки пришло сообщение, что парохода на Диксон нынешний год не будет, поэтому мы решили идти в Гольчиху на лодке…»

И именно в этот, последний на Диксоне день «…вернулись с охоты Н. А. Бегичев, Базанов и Пушкарев. Они сообщили, что верстах в 3-х от станции нашли труп 2-го норвежца».

Рядом с телом лежало обручальное кольцо и часы с гравировкой на крышке «Петер Тессем».

В тот же день диксонский телеграфист отбил текст радиотелеграммы (заполненный карандашом бланк подклеен к урванцевскому дневнику):

«Н—Николаевск Комсевморпуть Копия Сибревком Петроград Геологический комитет Копия Географическое общество Исследована заснята река Пясина до устья лодкой вышел морем Диксон. На побережье найдена почта Амундсена посланная с норвежцами Кнутсеном и Тессемом погибшими дорогой в 1920 году запятая также вещи дневники их Урванцев».

Тем и кончилось плавание на рыбацкой лодке по таймырской реке и полярному морю, плавание, зримо связавшее геолога Урванцева и его сотоварищей с мангазейскими землепроходцами и полярными исследователями трех столетий.

Минин и Лаптев, Толль, Нансен, Амундсен и Русанов, Бегичев и Урванцев… время как бы спрессовалось на их пути. И не только прошедшее время. Всего тринадцатью годами позднее, в 1935 году, по разведанному в том походе маршруту — только во встречном направлении, с моря,—прошли по Пясине караваны судов с грузами для строительства.

Начиналось строительство Норильского комбината.

С МАНДАТОМ ДЗЕРЖИНСКОГО

Две важные встречи предстояли Урванцеву весной 1923 года в Москве. Одна — с географом Петром Кузьмичом Козловым, знаменитым исследователем Центральной Азии,— могла обернуться изменой Северу. Козлов пригласил горного инженера в свою новую экспедицию. Пустыня Гоби, Тибет, древний город Хара-Хото… Трудно было не соблазниться всем этим, и Урванцев уже готов был ехать — с единственным, впрочем, условием: вместе с женой. Правда, та, кто была постоянным, притом не всегда отзывчивым адресатом нечастых его писем, еще не приняла его руки… но разве могла бы она устоять перед пустынею Гоби! Встреча с Елизаветой Ивановной ничуть не меньше значила для него, чем встреча с Козловым…

Два важных дела ожидали горного инженера в Москве, а определило судьбу третье.

Пока он бродил по Таймыру, в Петрограде задействовала плавильная лаборатория Геолкома, и, выполняя давнюю его просьбу, профессор-геолог Высоцкий сдал туда на анализ образцы норильской руды. Выяснилось: они действительно содержат платиновую группу, как, по сходству с канадским месторождением Седбери, и предполагал Урванцев. И притом норильская руда намного богаче. Бывший Джек-Лондоненок в самом деле, похоже, открыл свой Клондайк. Управление промразведок ВСНХ готово было наладить разведку в этих местах. Горному инженеру предложили вернуться в Норильск — теперь уже ради руды. Вопрос о пустыне Гоби, таким образом, отпал сам собой. А Елизавете Ивановне оставалось решиться на свадебное путешествие на полуостров Таймыр.

Экспедицию снаряжали куда богаче, чем прежние, но даже ВСНХ не мог обеспечить ее всем, чем нужно. Для бурения, например, давали мощный станок и отличные алмазы, а вот мотора к буровому станку не нашлось. Урванцев где-то раздобыл два старых лодочных мотора в Надежде приспособить их к делу.

Трудно было не только с техникой. Не удалось достать в Москве теплой одежды и многого другого. Елизавета Ивановна Урванцева, зачисленная в первую свою экспедицию в качестве фельдшера, взяла на себя снабженческие заботы — самую хлопотную часть подготовки. Она обратилась в Совет Труда и Обороны. Ее направили к брату Я. М. Свердлова — Вениамину Михайловичу. Он собрал товарищей: как помочь геологам?.. И Урванцева получила совет закупить в Москве то, что было: мануфактуру, рис, сахар, махорку,— а в Сибири обменять это на нужные в экспедиции вещи. Так она и поступила. Полушубки и валенки, сапоги, палатки, бочку русского масла выменяла в Бийске, лошадей, фураж, упряжь — в Красноярске. Там же набрали рабочих — главным образом с золотых приисков. Прослышав о норильской платине, нанимались охотно. Но на все эти организационные и хозяйственные дела ушло столько времени, что в Дудинку добрались лишь к концу августа. Лето было упущено.

Урванцев с пятью горняками сразу же поехал на оленях в Норильск, надо было до снега успеть заложить в горе Рудной разведочную штольню. Уехали достраивать жилье плотники. Большая часть экспедиции, фельдшер Елизавета Ивановна в том числе, вместе со всеми грузами осталась в Дудинке ждать, когда установится санный путь. Ожидание, впрочем, оказалось недолгим. И вот уже длинный караван, по-местному аргиш, возглавляемый начальником экспедиции, растянулся по тундре.

Олени — тихоходный транспорт, тем более в караване. Николаю Николаевичу Урванцеву не терпелось показать Норильск жене. «Едем вперед,— решил он.— Согреем помещение, воду». Внезапно поднялась пурга. Компаса с собой не было. Урванцев пытался сориентироваться по ветру, вынимал платок. Порывистый ветер трепал его из стороны в сторону. Ездили, ездили, пока усталые олени не отказались идти. Тогда Урванцев разгреб снег. Бывало, еще в Томске, студентом, он уходил с ночевкой на лыжах в тайгу и спал в таких вот берлогах, настлав свежего лапника. В тундре лапника взять было неоткуда. «Вот здесь и погибнем», — сказал он жене. «Ну что ж, погибнем, так вместе». Они спали по очереди, чтобы не замерзнуть. А наутро пурга стихла так же внезапно, как поднялась, и вскоре они были в Норильске. Так состоялось крещение Севером Елизаветы Ивановны Урванцевой.

В общем, эта зимовка оказалась куда более оседлой и бедной приключениями по сравнению с прошлой, если не считать той ночи в снегу да другой поездки в Дудинку — за взрывчаткой.

1923 год. Начальник экспедиции Н. Урванцев (в центре), врач Е. Урванцева, завхоз А. Левкович.

Из Красноярска в Дудинку взрывчатку для горных работ доставили на специальной барже. Перевозить ее на санях в Норильск каюры боялись. «Пришлось самому стать каюром, — вспоминает Урванцев, — и, прицепив к своим ездовым санкам нарту со взрывчаткой, упакованной в кошмы и оленьи шкуры, везти ее отдельно от всего каравана. Гремучий студень в мерзлом состоянии особенно взрывоопасен, поэтому пришлось ехать очень осторожно. Снегу было еще мало, на мерзлых кочках и камнях нарту местами изрядно потряхивало, а один раз даже сломался копыл и нарта завалилась набок, но все обошлось благополучно, динамит попал в Норильск».

И еще одна поездка в ту зиму запомнилась на всю жизнь. В конце января из Дудинки приехал на оленях посыльный с запиской. В ней было сказано, что умер Ленин. Урванцева просили приехать, сказать речь. В Дудинке тогда набиралось с десяток домов, с полсотни жителей. Слово памяти едва ли кто лучше сумел бы сказать.

Зима выдалась по тем местам безветренная, горные работы шли споро. Еще до Нового года врубились в сплошную рудную залежь. Новый год встречали торжественно, с сибирской закуской и… французским шампанским — подарком наркомздрава Семашко.

…Вениамин Михайлович Свердлов сказал тогда Елизавете Ивановне: «За медикаментами для аптеки сходите к Семашко». Наркомздрав был нездоров и принял ее у себя на квартире с интересом расспрашивал об экспедиции, с интересом и даже, как показалось Елизавете Ивановне, с долей восхищения: в ту пору Север представлялся особенно дальним. Просмотрел внимательно список лекарств и не только ничего не вычеркнул, но даже добавил. Не возразил и против двух бутылок рома и трех бутылок коньяку на непредвиденный случай для медицинских надобностей. И, уже распрощавшись, вернул Елизавету Ивановну от дверей: «Вы же молодые люди, Новый год там встретите. Как же без шампанского?!» И распорядился выдать несколько бутылок.

Вторую половину зимы Урванцев работал на буровой. По двенадцать часов подряд, сменным мастером. Поставили вышку на горе Рудной в сотне метров над штольней. Врубались в руду и сбоку и сверху. Поначалу попробовали вращать буровой станок вручную, ничего не получилось. Пришлось приспосабливать лодочный мотор «Архимед». Сняли гребной винт, на маховик надели сплетенный из шнура ремень и устроили охлаждение. Вода самотеком из бака стекала через мотор в бочку, откуда ее опять переливали наверх, в бак, добавляя для охлаждения снегу…

На зимовках Урванцев смог оценить в полной мере, как много дал ему институт. Студент-горняк, в свое время он делал проекты паровой машины, и парового котла, и плотины, и зданий — каменного и деревянного. И вот на Севере горному инженеру приходилось быть и механиком, и теплотехником, и топографом, и штурманом, и метеорологом. Север требовал мастеров на все руки и на все науки.

Во время бурения надо было промывать скважину. Пользовались ручным насосом. «Архимеда» на это уже не хватало. Качать приходилось без передышки, иначе последствия могли быть печальны: замороженный буровой снаряд из скважины не достанешь. В поисках выхода Урванцев придумал солить воду, рассчитал концентрацию незастывающего раствора. Соль достали в Дудинке — на складе рыболовецкого кооператива, а чтобы насос не ржавел, смазки на него не жалели.

В конце экспедиции на прощание товарищи преподнести начальнику адрес с такими небудничными словами: «Все, что было в наших силах, все, что можно было сделать, мы сделали. Вы дали нам веру, что наш труд, труд первых пионеров на далеком Севере в деле изыскания новых богатств нашей Советской республики, не будет забыт…»

Тысячу пудов руды отправила экспедиция в Ленинград. Всесторонние исследования подтвердили, что руда хороша: богаче канадской вдвое, а норвежской — вчетверо. Вдобавок к меди, никелю, платине содержит кобальт, золото, серебро… Торжествовать, правда, было не время. Сплошная залежь на северном склоне горы Рудной оказалась единственной крупной находкой. В остальных местах руда содержалась лишь в виде вкраплений в другие породы. А вкрапленные руды куда беднее сплошных и перед пуском в плавку потребовали бы обогащения. Урванцев считал необходимым продолжать разведку. Был уверен, что новые находки крупных залежей богатой руды вполне вероятны — если не на «дневной» поверхности, то уж, во всяком случае, в недрах Норильских гор, под толщей наносов и изверженных пород. Он пишет об этом в Москву председателю ВСНХ Дзержинскому.

Председатель ВСНХ поддержал геолога. Весной 1925 года, с началом навигации на Енисее, Урванцев снова повторяет ставший привычным маршрут, теперь уже в составе крупной экспедиции во главе с П. С. Аллилуевым, секретарем Дзержинского. Урванцев — заместитель начальника и научный руководитель. О размахе экспедиции можно судить по ее багажу. На баржи погружено не только буровое оборудование и геофизическое, плывут в Норильск металлорежущие станки, электростанция, гусеничные трактора…

Больше года проработала экспедиция, выясняя характер и перспективы Норильского месторождения. В эту третью свою зимовку, изучая окрестные районы, Урванцев обнаружил мощную рудную залежь. Он назвал новое месторождение Норильск-II.

Однако все это, по его словам, была «лишь самая простая и относительно легкая часть работы по пути промышленного освоения Норильска. Промышленный Норильск пока что являлся до некоторой степени отвлеченной идеей…».

Да, огромная задача строительства «рисовалась тогда лишь в самых туманных чертах». Удаленность, безлюдность, суровость края — «препятствия, — писал в ту пору Урванцев, — может быть, и немалые…». Но это вовсе не обескураживало, ибо «тот, кому придется их преодолевать, должен помнить, что побороть их — это значит вызвать к жизни огромный, доселе почти пустынный край…».

РАЗ СТУПИТЬ — И УМЕРЕТЬ!..

Самый трудный и, напротив, самый светлый момент в северных одиссеях Николая Николаевича Урванцева, так сказать, эмоциональные пики — оба связаны с одной экспедицией. Специалисты единодушно оценили ее как последнюю «классическую» полярную экспедицию эпохи Нансена — Амундсена, — «когда основным в работе была человеческая выносливость и упорство в достижении цели, соединенные с точным расчетом, при минимуме технических и материальных средств».

Урванцев подробнейшим образом описал эту экспедицию в своей книге «Два года на Северной Земле» — от того дня 30 августа 1930 года, когда ледокольный пароход «Георгий Седов» выгрузил на безымянный островок четверку зимовщиков — начальника Ушакова, научного сотрудника Урванцева, радиста Ходова, каюра и зверобоя Журавлева со всем их скарбом и четырьмя десятками собак — и до дня 14 августа 1932 года, когда к острову Домашний подошел ледокольный пароход «Русанов» со второй сменой зимовщиков и судовым врачом Елизаветой Ивановной Урванцевой на борту.

До четверки Ушакова — Урванцева на западные берега Северной Земли не ступала нога человека. Вдоль восточных берегов прошли ледокольные пароходы «Вайгач» и «Таймыр» из экспедиции Вилькицкого, открывшие эту землю в 1913 году, и моряки с

1930 год. Н. Урванцев на Северной Земле.

«Вайгача» ненадолго высаживались на берег. Впрочем, о существовании земли к северу от Таймыра догадывались Норденшельд, Толль и намного раньше — мореходы XVII столетия. Мало кому удавалось обогнуть по морю полуостров, не застряв во льдах предполагаемого пролива. По этой причине не состоялась встреча Харитона Лаптева с Федором Мининым в 1739* году, а у побережья Таймыра зимовали Толль и Амундсен и те же «Вайгач» и «Таймыр» после сделанного ими открытия…

Но еще и в двадцатых годах Северная Земля была показана далеко не на всех картах. А если показана, то в виде двух островов с раз мытыми, нечеткими берегами — два белых пятна.

Их стерла четверка Ушакова — Урванцева. В сущности, они вдвоем положили на карту огромный архипелаг. Эта карта впервые была напечатана в газете «Известия» 24 октября 1932 года. Но двумя месяцами раньше ею воспользовался полярный капитан Воронин.

Это он в тридцатом году привел к берегам «нехоженой земли» высадившую четверку зимовщиков экспедицию на «Седове». Возглавлял ее начальник Главсевморпути О. Ю. Шмидт. Прощаясь с зимовщиками, Шмидт сказал: «Через два года увидимся на этом же месте». Он сдержал свое слово с точностью до нескольких дней. Когда спустя два года к острову Домашний, опередив на сутки «Русанова», подошел «Сибиряков», совершавший под руководством Шмидта знаменитый сквозной рейс по Северному морскому пути, полярники шутили : «Остров Домашний становится портом». А Урванцев вручил Отто Юльевичу копию карты Северной Земли, которую специально вычертил в привычной морякам меркаторской проекции.

Пользуясь этой картой, капитан Воронин на «Сибирякове» впервые обогнул архипелаг с севера.

«У них один человек выполнял работу целого отряда», — так отзывается о своих предшественниках доктор наук Егиазаров, руководитель экспедиции, прошедшей по следам Урванцева и Ушакова спустя шестнадцать лет — не на собачьих нартах, на вездеходах.

«Если бы труд этот не был добровольным, — писал президент Географического общества СССР С. В. Калесник,— его можно было бы назвать каторжным. Но результаты его изумительны. Перед наукой предстал целый новый мир».

Итак, самые трудные для Урванцева и самые светлые минуты.

Самые трудные.

Штольня

Первая Норильская штольня зимой 1925-1926 гг

Было ясно, что путь этот будет трудным, может застать половодье, ну а если вскроется море, их отрежет от базы до будущей зимы. «Обсудив дело всесторонне, мы все же решили идти»,— пишет Урванцев. 4 июня две собачьих упряжки — его и Ушакова — отправились в путь…

Вскоре начались оттепели. «Снег раскис, превратившись в мокрую кашу, которая уже не держит саней… Надежда только на ночные заморозки…» «Срезали угол глубокой излучины и заплатили за это купанием». Все чаще появляются в дневнике записи наподобие этих. «С величайшим трудом, по пояс и глубже в воде добрались до берега… Впрочем, это мелочи», — подбадривает себя и товарищей Урванцев. Но вот снова: «Собаки барахтаются в снежной мокрой каше…» «Разбили палатку. Все мы мокры насквозь… Терпеливо лежим и ждем…» И после лирического отступления (весна все-таки!): «Кругом лагеря куртинки цветущих незабудок, полярных маков, лютиков…» — описан тот день 11 июля, который запомнился на всю жизнь.

Собачья упряжка на Северной Земле. Н. Н. Урванцев и О. Ю. Шмидт на борту ледокольного парохода «Сибиряков».

Описан, впрочем, спокойно, в обычном для Урванцева стиле:

«…Когда пересекали неглубокую бухту, к которой край ледникового купола подошел вплотную, мы попали в трудное положение. Талая пресная вода, сбегавшая с купола, так разъела морской лед, что он превратился в кружево. Сперва мы этого не замечали, полагая, что кругом стоящие лужи — это лишь вода во впадинах. Разобрали же дело, только когда заехали на узкий перешеек между двумя полыньями. Всмотрелись — и ужаснулись. Кругом сплошные дыры, а ото льда сохранились лишь узкие перемычки, которыми мы пробирались. В месте остановки лед настолько тонок, что вибрирует под ногами. Как мы до сих пор не провалились, совершенно непонятно. С большими предосторожностями, пятясь задом, так как развернуться уже невозможно, выбрались на более безопасное место. Лагерем стали на мысе…»

И все.

Много еще было бродов и купаний, собаки то и дело «всплывали»; обессиленных, их не раз на руках переносили на сухое место — и снова в дорогу. Не столько ехали, сколько плыли! На четырехдневный в нормальных условиях путь понадобилось двадцать дней. А, судя по тому, как встретили их товарищи, похоже было, что «в душе они нас, вероятно, считали уже погибшими…» И все-таки как самое трудное врезалось в память ледовое кружево 11 июля.

Минуты самые светлые случились раньше, 16 мая, в северном маршруте.

Урванцев, Ушаков и Журавлев ехали вдоль восточного берега острова Комсомолец, стремясь к северной оконечности земли. Место, указанное экспедицией Вилькицкого, на самом деле было лишь краем ледникового купола, а низменный берег по-прежнему шел на север.

«К 14 мая… вышли за пределы нанесенной на карте Вилькицкого земли,— отметил Урванцев.— Необходимо было определить точнее наше местоположение, что мы и сделали на следующий день… После наблюдений тронулись дальше.. Около 10 часов 16 мая… достигли, наконец, окончания земли. Берег явно завернул на запад…»

Вот он, момент торжества, но первопроходцу — во всяком случае в письменной речи — выдержка не изменяет.

«Кругом к северу, востоку и западу открытое, свободное ото льдов море. Здесь нужно сделать основательную стоянку и определить наиболее тщательно астрономический пункт. К сожалению, погода пасмурная, так как с воды северным ветром наносит туман. В лед закопали бидон из-под керосина, вложив в него герметически закупоренную бутылочку с запиской, в которой указано, какая экспедиция, в каком составе и когда прошла данный мыс, а также координаты этого пункта. Конечно, и веха и бидон — приметы ненадежные. Для закрепления пункта следовало бы выложить каменную пирамиду, но за материалом нужно ехать километров пятьдесят…

19-го тронулись дальше… Из-за начавшейся пурги и плохой видимости вскоре пришлось остановиться… Корма собакам осталось маловато, а дом еще далеко…»

Что испытывает человек, пришедший туда, где никто до него не был? Никто, никогда! Что чувствует первопроходец? По дневникам и отчетам Урванцева, лишенным и намека на пафос, ощутить это трудно.

Но есть в истории полярных исследований очень дорогая для него легенда.

Когда Толль во время своей первой арктической экспедиции (в 1886 году) ясно увидел севернее острога Котельного контуры гоп неведомой Земли Санникова, он спросил каюра-эвенка Джергели, хотел ли бы тот достигнуть этой дальней цели.

И Джергели ответил:

«Раз ступить ногой — и умереть».

Цена этому чувству — жизнь. Многие И сам Толль — заплатили ее сполна.

Товарищ Урванцева по североземельским странствиям — Ушаков завещал похоронить себя на этой суровой земле, так дорога стала она его сердцу. На островке Домашний, неподалеку от дома, где в сенях на фанерной стене по традиции оставляют зимовщики свои росписи — и первыми стоят его и Урванцева,— Ушаков поселился навечно.

«Эта научная экспедиция,— писал о североземельской зимовке академик Владимир Афанасьевич Обручев, человек, который, сам того не ведая, во многом определил судьбу томского студента Урванцева,— является одним из наиболее значительных географических исследований в Арктике. Она поражает своей смелостью, отвагой, организованностью, преданностью долгу и достигнутыми результатами».

А почетный академик Ю. М. Шокальский, когда-то вручивший молодому геологу медаль Пржевальского за Пясинский переход, отозвался об Урванцеве так: «Как геолог он очень много сделал в смысле открытия и первой постановки использования полезных ископаемых около Нижнего Енисея и в других местах севера Сибири. Но если им добросовестно и умело исполнено его прямое дело — геологическое, то сделанные им географические исследования за это же время… значительно превосходят его геологические труды, сами по себе очень значительные».

…Раз ступить — туда, где до тебя не ступала нога человека,— и можешь считать, что не зря жил на свете…«Раз ступить — и умереть!..»

Никель

Первый катодный никель. Норильский горно-металлургический комбината. 1942 год.

Не прошло полугода, как попрощался он с Северной Землей, и опять начались сборы в дорогу. В 1933 году Первая ленская экспедиция должна была высадить геологоразведочную партию Урванцева на восточное побережье Таймыра. Уже не уголь, не никель, не платина примагничивают его. Он отправился на розыски нефти.

В Хатангском заливе, в малоизученной бухте Нордвик, пароход «Правда», шедший с геологами в составе Ленского каравана, дважды садился на мель. Чтобы сняться с мели, часть тяжелых геологических грузов пришлось выбросить за борт. Разведку нефти решено было отложить и присоединиться к возвращавшемуся с Лены каравану. Однако дальше мыса Челюскин суда пройти не смогли, хоть их и встречали там ледоколы. Был сентябрь, но морозный. Молодым, толщиной в четверть метра льдом скрепило старые плавучие льдины в одно целое непроходимое поле…

Зимовать пришлось у островов Комсомольской правды. К долгому списку полярников, зимовавших во льдах близ пролива Вилькицкого, пришлось добавить себя и Урванцеву.

В последних числах сентября, сгрузив на лед грузовики-вездеходы, зимовщики приступили к строительству островной базы.

Унынию они не предавались, о чем свидетельствуют, к примеру, частушки на злобу Дня:

Ох вы, бравые ребята,

Удалые вы дельцы,

Из фанеры дома строят,

Из опилочек дворцы.

Вездеходы со стройматериалами бойко сновали по восьмикилометровому ледовому тракту меж кораблями и базой. Ни темная пора, ни пурга не останавливали машин. Они высвечивали себе дорогу от вехи к вехе.

Эти машины были сделаны специально для геологов по заказу Урванцева в Научно-исследовательском автотракторном институте (НАТИ) по типу испытанных годом раньше в Каракумах.

Машины были необходимы для перевозки разведочных партий с их тяжелым оборудованием с места на место. Бурить на нефть скважины думали на разных участках побережья… Когда прикинули возможности обычного в тундре транспорта, оказалось, что оленей потребуется не менее тысячи!..

Не было у Урванцева экспедиции, когда бы он мог забыть о транспортной проблеме. Каких только средств передвижения не испробовал!..

Во второй свой приезд в Норильск в 1920 году произвел немалый фурор среди дудинских жителей, выгрузив с баржи семь лошадей.

В 1925 году на той же излюбленной своей «трассе» Урванцев испытал гусеничные трактора с прицепными санями. Тут счет груза шел уже не на пуды — на тонны. Однако обычные, не приспособленные для Севера машины то и дело ломались, стокилометровый путь обернулся месяцем мучительной работы.

Следовало отсюда одно: нужны специальные арктические машины. Полярные исследователи пытались передвигаться на мотосанях, вездеходах, аэросанях. Однако все это без особого успеха, много было поломок и неудач. Для североземельской экспедиции вновь предпочли проверенный транспорт— ездовых собак. Но мысль о машинах не оставляла Урванцева. Узнав о каракумском автопробеге, он подумал, что между пустыней и тундрой не только различия, есть и нечто общее, и связался с конструкторами вездеходов НАТИ…

И вот — неудача, непредвиденная зимовка. Урванцев не первый очутился в таком положении. И не он первый принял решение: не сидеть сложа руки. Район, где они застревали вопреки своим планам, полярные исследователи, как правило, изучали,— и вынужденные эти работы, случалось, приносили немалые результаты.

Золотые медали Географического общества — награды Николая Николаевича Урванцева. Медаль Пржевальского (справа) — за поход по реке Пясине в 1922 году. Большая Золотая медаль за 1955 год — за географические открытия в Арктике.

Еще не кончили строить островную базу, когда Урванцев предложил подготовить машины и совершить пробег наподобие каракумского — только не по пустыне, по тундре. Гараж — «дворец из опилочек» — к тому времени уже соорудили, и шоферы заснеженного островка в море Лаптевых занялись тем, чем занимаются шоферы на всех широтах,— стали возиться со своими машинами. В кают-компании несколько человек во главе с главным закройщиком Урванцевым шили меховые рукавицы и обувь, а на радиостанции собирали походный передатчик. Предстоящий пробег сделался излюбленной темой разговоров. При постройке базы вездеходы уже заработали признание, хоть стало ясно, что кое-что в них необходимо переделать.

Во второй половине марта, когда дни стали достаточно длинными, четыре человека на двух машинах (начальник маршрута — геолог и астроном Урванцев) отправились в путь. И буквально в день старта на карте Таймыра, на восточном его побережье, появилось новое географическое название — мыс Вездеходов, а еще через несколько дней — мыс НАТИ. Пожалуй, лучшей оценки машины получить не могли. А ведь маршрут этих необычных с виду полуторок (задние колеса были заменены резиновыми гусеницами, а передние поставлены на лыжи) проходил по морскому льду и по снегу, по каменистым осыпям и по тундре. Пересекши полуостров Таймыр с востока на запад, машины должны были вдоль берега через мыс Челюскин возвратиться на базу.

То и дело принималась за свое пурга. Пережидать ее приходилось не потому, что машины отказывались идти, а потому, что невозможно было заниматься наукой. В дороге геолог Урванцев и геодезист Теологов вели топографическую съемку, геологические исследования, метеонаблюдения — словом, все происходило, как в обычном исследовательском маршруте. «Новым элементом в нашей работе,— писал Урванцев,— были, по существу, только машины». Пересидев пургу, вылезали из палатки, принимались откапывать машины из-под снега. И снова в путь. Морозы доходили до сорока градусов. Все утро гудели паяльные лампы, прежде чем шоферы Бизикин и Грачев могли просигналить отправление.

Зато в дороге люди не чувствовали ни мороза, ни ветра, да и «отдых в палатке был обставлен с комфортом,— писал Урванцев, сравнивая этот свой маршрут с прежними.— Имелось достаточно топлива для обогревания палатки и сушки одежды, электрическое освещение… имелась радиостанция, что позволяло держать связь с базой… В случае необходимое!:« можно было стоять на месте, сколько требовалось, не заботясь о корме для транспорта…»

На двенадцатый день пробега вышли к Карскому морю и здесь получили неожиданный приз: обнаружили продовольственный склад экспедиции Вилькицкого — времен зимовки «Таймыра» и «Вайгача».

«Консервы еще совершенно свежи и превосходны на вкус,— отведав мясного борща приготовления 1911 года, записал Урванцев.— На дорогу взяли несколько банок».

Еще через четыре дня вездеходы были на метеостанции мыса Челюскин и на двадцать первый день пути замкнули шестисотпятидесятикилометровое таймырское кольцо.

Произошло это 9 апреля 1934 года.

В ту весну внимание всей страны и — почти без преувеличения — внимание всего мира было приковано к Арктике, к восточному ее краю. Здесь, в тысячах километров от Таймыра, завершалась челюскинская эпопея, высокая драма с победным финалом (спасательными операциями, кстати, руководил Ушаков, товарищ Урванцева по североземельской зимовке). 13 апреля последние зимовщики улетели со льдины, а через три дня полярные летчики, участвовавшие в спасении челюскинцев, стали первыми Героями Советского Союза.

Таймырский автопробег остался на этом фоне почти незамеченным. Между тем в сущности обоих этих событий было немало общего. Та эпоха полярных исследований, когда человек противостоял стихии, по сути дела, один на один, кончилась. И на Севере начался век техники. Таймырский автомобильный маршрут Урванцева, так же как воздушный мост в лагерь Шмидта, принадлежал этому новому веку.

А нефть на Таймыре нашли. В том самом районе Нордвика, где в 1933 году хотел выгрузиться со своей разведочной партией геолог Урванцев, но потерпел неудачу,— пятнадцать лет спустя был получен промышленный приток нефти, первый в Сибири.

 

 

postheadericon “Северок”. Книжка со стихом. Самуил Яковлевич МАРШАК, 1964 год.

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

Ответственный редактор К.Д. Арон

Художественный редактор С.М. Алянский

Технический редактор Т.М. Токарева

Корректор Т.П. Лейзерович

Сдано в набор 30 марта 1964 года. Подписано к печати 29 июня 1964. Формат 60х90.

Тираж 300 000 экз.

 

 

В письме, полученном из города Норильска, Енисейской области, ребята пишут автору этих стихов, что город, в котором они живут, “красивый и сильный”, что всю долгую зиму они купались в местном бассейне и с удовольствием смотрели детские телепередачи, которые ведет их любимец – Северок. А кто такой Северок, читатели узнают, прочитав книжку.

Рисунки В. БОГАТКИНА. Издательство “Детская литература”, 1964

 

Северок,

Северок.

Кто же это Северок? Может, это ветерок?

Или, может быть, зверок Северного края

Вроде горностая?

 

Северок,

Северок…

Погодите, дайте срок — Вам понятно станет,

Кто же это Северок

Да и чем он занят.

 

Увидеть можно Северка

В Норильске на экране

И очень любят земляка

Ребята-северяне.

 

Он в телестудии живёт,

Программу детскую ведёт.

 

И если быстрый говорок

Услышишь утром рано,

То это значит — Северок

Зовёт тебя с экрана.

 

Игру затеет он подчас,

То петь он будет песни.

А то придумает для вас

Рассказ поинтересней.

 

Он вам расскажет, где и как

Построен город сильный,

Сменивший ездовых собак

На парк автомобильный.

 

Там и сейчас рукой подать

До тундры, где во мраке

Зимой везут людей и кладь

Олени и собаки.

————————————–

В Норильске долгая зима,

Коротенькое лето.

Но всё быстрей растут дома,

В домах —всё больше света.

 

Под сенью флагов и знамён

Зовёт на праздник стадион

В краю снегов и вьюги.

А есть и дом, где круглый год

В бассейне плавает народ,

Как где-нибудь на юге.

 

Занёс бы долгий снегопад

Норильск многоэтажный,

Но спорит день и ночь подряд

С зимой народ отважный.

 

Дома, фонарные столбы —

Всё снегом замело бы,

Когда б отряд снегоборьбы

Не расчищал сугробы.

 

Там, где века царила тишь,

Безмолвье и безлюдие,

Сейчас торчат антенны с крыш

Норильской телестудии.

 

И ранний час и вечерок

С детьми проводит Северок.

Он вам расскажет про Сибирь,

Где столько вольных рек

Загородил, как богатырь,

Запрудой человек.

 

А загороженный поток

Даёт станкам электроток

И ярко светится в домах,

Где зимовал народ впотьмах.

 

Необходим электроток,—

Как знаете вы сами,—

И для того, чтоб Северок

Явился перед вами!

 

С тяжёлой сумкой на боку

Приходит почтальон,

И сотни писем Северку

Протягивает он.

 

Вот из Москвы пришёл журнал

“Весёлые картинки”.

Вот целый класс письмо прислал

Из города Дудинки.

 

Немало добрых, тёплых строк

В день получает Северок.

 

А из какого-то села (А может, городка)

Посылка ценная пришла

На имя Северка.

 

На почту вместо

Северка Явилцрь Женя с Колей,

Два расторопных паренька,

Товарищи по школе.

 

Нашли на почте в тесноте

Окошко для посылок

И стали рядышком в хвосте —

Последнему в затылок;

 

— Но паспортов у кукол нет! —

Сказали мальчики в ответ.

Болтая, двигались вперёд

Ребята понемножку,

Пока пробились в свой черёд

К открытому окошку.

Им, головой кивнув слегка,

Сотрудница сказала:

— Вам надо паспорт Северка

Мне предъявить сначала.

 

— Да разве кукла — адресат?..—

Спросила тётя у ребят.—

Так что же вы вначале

Об этом умолчали?..

 

На имя куклы в первый раз

Посылку требуют у нас!..

И тут раздался громкий смех.

 

Смеялся Женя громче всех,

Смеялись он и Коля

До коликов, до боли.

Смеялся тихо в кулачок

Письмо писавший старичок.

 

Смеялись те, кто в зале

Посылки получали,

И тот, кто рядом ждал письма.

Да и сотрудница сама

 

Смеялась чуть ли не до слёз,

Потом, слегка припудрив нос,

Взяла посылку со стола

И пионерам отдала.

Ребята расписались

И с почтой распрощались.

 

Прочтёт вам сказку Северок

О дедке и о репке,

Потом с экрана даст урок

Художественной лепки.

 

Растут в руках у Северка

Фигурка за фигуркой.

Слепил старуху, старика

И Жучку с кошкой Муркой.

 

Слепил он внучку, мышь с хвостом,

А репку вылепил потом —

Упрямую такую,

Большую-пребольшую!

 

Отлично знает Северок,

Кто спал за партой, как сурок,

А кто работал честно,—

Всё Северку известно.

 

Идёт молва, что Северок

К себе скликает всех сорок,

И все сороки вместе

Ему приносят вести,

Приносят вести на хвостах

Про всё, что слышат на местах.

 

Так на хвосте он прочитал,

Что Мишка на диктовке

Страницу целую скатал

У двоечника Вовки.

 

И значит, Вовка виноват,

Что в Мишкиной диктовке

Ошибок ровно пятьдесят.

(И столько же у Вовки!)

 

Таких в Норильске меньшинство,

Там двоечники редки.

Не будет их ни одного

К исходу семилетки.

 

И если справился народ

С упрямым Енисеем,

Наверно, лень за. этот год

Мы тоже одолеем.

 

— Да и притом в кратчайший срок! —

Сказал с экрана Северок.

 

А метелицы-сестрицы

Подарили рукавицы.

 

Северок,

Северок,

Вьюги северной сынок,

Внук зимы-старушки,

Ты родился, Северок,

В ледяной избушке.

 

Чуть немного ты подрос,

Только встал на ножки,

Дед-Мороз тебе принёс

Шубку и сапожки.

 

В белой шубке на меху

С пышной оторочкой

Ты в сугробе, как в пуху,

Прятался за кочкой.

 

Подходил к тебе олень

В тундре без опаски,

И рогатому весь день

Говорил ты сказки.

 

А когда ты барабан

И трубу услышал,

Ты сейчас же на экран

Из сугроба вышел.

 

И теперь издалека,

С вечных льдов Сибири,

Могут слушать Северка

Все ребята в мире!

postheadericon Прощайте…. Трио Елена Истратова, Валентина Сморыго, Владимир Клепалов.

Время чтения статьи, примерно 2 мин.

Трио Елена Истратова, Валентина Сморыго, Владимир Клепалов.

Уезжаю совсем, насовсем уезжаю
Этот Северный край я не знал и не знаю
Одинокий мелькнет силуэт на причале…
Прощайте….
Я не вспомню уже про полярные ночи,
Что к весне становились короче, короче.
Про гусей прилетающих летом, про чаек…
Прощайте…
Сок берез, шум ольхи, голубика, морошка…
Запах лиственниц острый и сладкий немножко
Этот воздух от скверны любой очищает…
Прощайте…
Этот город и люди, что в нём обитают,
Я люблю их, люблю и они это знают.
Пусть минуют вас беды, невзгоды, ненастья…
Прощайте…
С виду все очень просто, как я понимаю
Но они остаются, а я уезжаю…
И измены себе самому не прощаю…
Прощайте…
Прощайте…
Прощайте…


   Этому дуэту….. вся жизнь! Елену Истратову и Валентину Сморыго прекрасно знают в бардовском мире и как исполнителей, и как организаторов Норильского фестиваля. Записи, созданного ими в рамках фестиваля в 90-е годы, Бард-шоу расходились по стране, как потрясающий остроумием, артистизмом эксклюзив. 
У них идеально сочетаются голоса. Кроме этого, они – невероятно яркий актёрский дуэт, мини-театр. Отдавая предпочтение классике жанра, они всегда предлагают слушателю глубоко прочувствованное, пропущенное через себя и всегда своеобразное дуэтное прочтение.
Песни А.Городницкого, Б.Окуджавы, А.Якушевой, Ю.Визбора, Е.Клячкина, О.Качановой, Т.Дрыгиной, С.Никитина и мн.др. становятся в их исполнении новым открытием хорошо знакомого и любимого. 
Сегодня Елена и Валентина живут в разных городах. И это обстоятельство делает концерт их дуэта в LADах особенно важным событием для тех, кто их знает и любит. Это нельзя пропустить!

В Норильске клуб самодеятельной песни возник еще в 1978 году. Тогда же был проведен I Таймырский фестиваль авторской песни, который сразу же стал ежегодным. Активное участие в работе норильского клуба принимал Владимир Лялин, позднее переехавший в Красноярск. Норильчане были лауреатами знаменитого Грушинского фестиваля под Самарой.В период зарождения клуба в норильском КСП появились две талантливые вокалистки Елена Истратова и Валентина Сморыго, составившие вместе с В. Солововым и В. Клепаловым квартет, впоследствии неоднократно становившийся лауреатом Таймырских фестивалей.

Спустя некоторое время квартет покинул В. Соловов, но осталось норильское трио, которому норильчане – поклонники их творчества – присвоили звание “золотое”. В 1990 году Ленинградской фирмой “Мелодия” была выпущена пластинка “Мы песен нелюбимых не поём”, в которую вошли 12 любимых песен “золотого” норильского трио.Эти песни я и предлагаю послушать.Добавлю что Валентина Смарыго и Елена Истратова будут на Грушенском фестивале .Жив и В.Соловов,но поёт больше в кругу друзей.


Группа “Норильское трио” с песней “Прощайте…”


Кинозарисовка “Флора района Талнах+”. 2020 год Музыкальное сопровождение Норильское трио с песней “Прощайте…” В фильме использованы виды окрестностей г. Норильска и г. Талнаха.


Ссылки: 

1. Газета “Заполярная правда” 20 февраля 1998г. в 16:00 о Владимире Клепалове 

2. Газета “Заполярный вестник” 3 июля 2009 года, 16:52 о Валентине Смораго 

3. Музыкальный клуб “Лада” Валентина Истратова.


 

postheadericon Памяти Елены Вальтеровны Яковлевой

Время чтения статьи, примерно 1 мин.

15 декабря 2020 года, около 19 часов вечера, ушла из жизни прекрасный педагог, директор МБОУ «СШ № 24» Елена Вальтеровна Яковлева.
Елена Вальтеровна долгое время работала в Снежногорской школе заместителем директора по воспитательной работе. Елена Вальтеровна родилась 19 октября 1967 года, в 1996 году окончила Лесосибирский педагогический институт Красноярского государственного университета, специальность педагогика и методика начального образования. С 16 мая 2017 года Елена Вальтеровна являлась учредителем местной религиозной организации Православный Приход Храма Сретения Господня поселка Снежногорск Красноярского края Норильской Епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат).



postheadericon Незнакомый прохожий…

Время чтения статьи, примерно 5 мин.

 Если немного остановиться, замереть, оглянуться вокруг, посмотреть на людей и прислушаться к ним, то откроется бесконечное многообразие людских судеб. Секунда или мгновение жизни умчится и не вернуть этого никогда, и только память оставит что-то в истории, совсем немного, точечно, лишь отметками, но и по ним можно представить жизнь этих людей, спешащих, идущих навстречу друг другу и так же быстро исчезающих позади…

 И только их фразы, слова, оброненные случайно, намерено, или кому-то адресованные, застывают в ту же секунду, а потом становятся предложениями, репликами, диалогами или целыми историями изложенными на бумаге, но уже им не принадлежащими. И которые продолжают жить дальше, но уже в умах и мыслях других людей….

Норильск, продуктовый магазин, вечер.
- Девчонки, а вы сколько здесь стоите уже?
Две молоденькие девочки, лет по 15 переглянулись и почти вместе произнесли:
- Четыре часа уже, и второй день!
В их голосе проскользнула нотка гордости, четвертый час был уже на исходе, они честно отработали свое время и это их маленькое достижение…
В магазине мало народа, люди заходят, быстро покупают и выходят на воздух.
Рядом с девчонками небольшой столик, а на нем необычные предложения, можно бесплатно отведать сыры, колбасы и ещё там что-то… Немного, конечно, кусочек…., ну два….
На девчонках униформа, на головах маленькие колпаки-шапочки, на руках перчатки и обязательно маски на лицах. Небольшие фартуки, поверх коричневого цвета курточек и юбок….
- А вы думаете легко предлагать людям продегустировать продукты? Не смотрите, что бесплатно, что даром…. Люди сейчас в основном подозрительные… Кому-то предлагаем сразу, увидев издалека ещё, потому что смотрят на нас и.. улыбаются….
- А серьезных людей, особенно мужчин, побаиваемся. Вдруг резко ответят или обругают? Стоим и молчим, ждём когда такие люди сами обратятся. Но таких немного, в основном все доброжелательные и улыбчивые …
- А сколько вам платят за такую работу?
- 720 рублей за четыре часа, – с большой радостью, опять почти в один голос ответили девочки, – Это 180 рублей за час!
- Хорошо! И к Новому году немного заработаете?
Девчонки одобрительно закивали….


У магазина Жар-птица, что на Ленинском проспекте, парень просил денег у прохожих….
Джинсовая куртка, джинсовые брюки, такую одежду носили еще в 2005. Скорее всего парень там и застрял. На вид худенький, по возрасту лет 30, но глубоко тронутый алкоголем по внешности. Часто, видимо, из-за тяги к спиртному – недоедает…
Давно ли он просил, много ли ему дали? Неизвестно.
Попытка попросить денег у очередного прохожего закончилась криком и руганью…. Парня обругали. Мужчина накинулся на него грозно и громко, винил его в том, что он не хочет работать, что тунеядец. И к тому же: “…такой здоровый и просит денег, как не стыдно!…”
Возмущение не было предела, но мужчина отчитывал парня без матерных слов…. Не грубо…
Неужели и дальше парень будет стоять у магазина и просить денег? Нет! Не выдержала его душа, он тихо пошел по тротуару вдоль Ленинского к перекрёстку с улицей Советской….


Изобретение нового жанра в литературе, названия пока нет.
Разговоры людей услышанные мимоходом,100 процентный нон-фикшн.
Место: Калининградская область, Зеленоградский парк, 28.06.2020, вечер:

Две медленно идущие женщины:
- У меня в планах ещё второго ребенка родить!

Девушка с собакой своей подруге:
- И я поняла, что это такое…!
- Что? Что ты поняла?
Со вздохом: – Что такое иметь собаку!

Женщина увидев мужчину с двумя пакетами из Пятерочки:
- Зачем люди так набираются этих продуктов, на всю жизнь что ли?

Мальчик выходя из машины:
- Мама! Смотри! Такой же “ренджровер”,  как у нас, с московскими номерами.

Женщина говорит мужчине у шлагбаума:
- И все? Уже все забрали?
- Да, а картошка у вас собой?
- Да! В машине.

Мужчина говорит женщине:
- Как в сказке получились твои фотографии!
- Какие?
- На которых ты спиной сидишь.

Калининградская область, Светлогорск
У янтарной лавке сопровождающая обращается к гурьбе ребятишек:
- Эй, цыганята! Ничего не трогаем руками!

Мужчина и женщина на лавочке:
- Ты посмотри! Она так похожа на Марину.

Бабушка с дедушкой:
- Потому что ты меня тянешь не знаю куда…!
И тут же реплика торговки из палатки, в продолжение, когда старики отошли подальше:
- Ты меня тянешь ко дну…

Светлогорск
Бабушка внуку на улице:

- Зачем ты ходишь по канализации, по крышке?! А вдруг открыто, сколько раз я тебе говорила!

Два паренька
- Я почему-то больше всего не люблю аудио…

На берегу Тихого озера. Торговец в палатке кавказкой внешности спрашивает коллегу:

- У тебя сколько детей?

- Двое! – с гордостью отвечает тот.

Янтарный парк, Светлогорск.
Женщина и девушка с ребенком за руку идут по парку:
- Юра-то на охоту надолго уедет?
- Не знаю, – понуро.
- Что вы там? Не разругались часом?

Две женщины в районе Ленина, спуск к морю:
- Помнишь, Марин? Здесь ничего не было, ничего… Вот эти лестницы только и ступеньки…

- Что ты там делаешь? 150 фотографий? – девушка говорит парню, который фотографирует ее у статуи рисовальщицы.

Девочка лет пяти на детской площадке выкрикивает своим подружкам: – Сталин жив!


Узкая улочка Светлогорск, на ее обочине собралась толпа ребятишек, у них в руках блокноты, поднос с разноцветными камешками. Они подходят ко всем прохожим, и предлагают купить какую-нибудь поделку, творение их рук. Камешки разрисованные идут по 25 рублей, по 30 рублей небольшие рисунки на отдельной бумаге, а рисунки из блокнотика по 20 руб. Подходит бабушка, останавливается и намеревается купить рисунок. Договорившись, оплачивает 20 рублей, мальчик вырывает листочек из блокнота, и подает ей. Она говорит ему спасибо и отходит…. Чуть поодаль ее ожидает немолодая женщина с собачкой, скорее всего ее дочь. Поравнявшись с ней она взволновано говорит бабушке:

- Зачем тебе это нужно? Зачем ты это купила? Ты посмотри! У этого мальчика даже руки грязные!

Бабушка, не спеша идет по тротуару и отвечает спокойным голосом:

- Руки грязные, потому что воды нет в городе, и…

- Ну, как же так? – не унимается женщина с собачкой, даже не дослушав её до конца, – Тебе даже йогурт не на что купить, а ты такую ерунду покупаешь! У тебя же денег не хватает?

В ответ она слышит какие-то невнятные оправдание, от которых у нее возникает еще большее возмущение, но бабушка так же спокойно отвечает:

- Ничего, ничего… Это же детям…

Но не унимается женщина и продолжает:

- Да ты посмотри! Они же не от плохой жизни продают это! Ты посмотри на них! У них же и достаток наверное дома?!

Бабушка молчит, продолжая тихонько идти, она испытывает чувство вины и от этого смотрит вниз, себе под ноги, лишь бы не встретиться взглядами с дочерью. А та не перестает отчитывать престарелую женщину… На какое-то мгновение они останавливаются, бабушка несмело машет рукой, словно отгоняет дочь, как назойливую муху, и тихо, тихо шепотом приговаривает:

- Ничего… Ничего…


Октябрьской улице в Светлогорске.

- Я тебя люблю каждую секунду своей жизни! Всегда думаю о тебе! Всегда переживаю!
Молодая мама с собачкой говорит своей маленькой дочке.


27.07.2020
На детской площадке девочка Соня лет семи разговаривает со своей ровесницей Галей:
- У них жизнь уже на грани развода… Вот, вот и разведутся…
- Из-за чего?
- Не знаю, – говорит Соня, качаясь на качели – Мама говорит, что из-за меня….
- А мои, живут тоже не вместе…
- Как это?… А они в одной хоть квартире живут?
- Ну….. Мама сказала ещё немного поживем, а потом папа куда-то уедет.
- Ага! Никуда он не уедет. Они разойдутся просто…
Они помолчали немного.
- А у твоего папу другая тётенька есть?
- А зачем другая тётенька?
- Не знаю я. Может с мамой твоей разведутся и тётенька понадобится другая ему. Ухаживать, кушать готовить…
- Я не знаю…..

Улица Динамо, Светлогорск, вечер 20:54
- А можно же сказать всем, что мне 18 или 20 лет?

Девочка лет пяти обращается к родителям. Они смеются:
- Сказать то можно, – ответил отец, – но только никто не поверит.

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru