Игарчане - |Цифровое наследие|История|Архив|Библиотека|
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей

Архивы рубрики ‘Игарчане’

postheadericon Дело было в аэропорту Игарки

Время чтения статьи, примерно 4 мин.

Игарка. Стела по дороге с аэропорта.Истории, истории, истории. Жизненных историй на каждом шагу пруд-пруди, собирай только, да в копилочку складывай. В словесную форму облачай, нарядом из словоформ окрашивай. Чтобы не затёрлись, потеряв детализированность в умах своих носителей.

Дело было в аэропорту Игарки. Отправлялся мой товарищ в отпуск. Ожидая приглашения на досмотр, прохаживался по «привокзальной площади». От входа в здание порта до магазинчика «Сокол» и обратно. Смотрел на таких же, как он потенциальных пассажиров рейса Игарка – Красноярск, на окрестности, и с нетерпением ждал самолёт, напрягая слух – не летит ли он.

Пока ходил туда-сюда, подошли к нему два человечка неприятной, бичеватой наружности. С наглецой подошли, пальчики растопырили, да так вальяжно с речью как говорится приблатнённой, прогнусавил один из них:

- Ты! Курить есть? А ну, дай-ка пацанам закурить, дядя!

- Не курю я ребята, – оторопело произнёс товарищ мой и приготовился услышать неприятности в свой адрес. Так и произошло. Слова потекли в уши, да всё с гнильцой, обижающие слова. Понесло что-то людей, да ты, мол, так, да так. Не уважуха, мол. Честные фраера тут с работы едут, а он, мол, даже для них папироски не припас.

- Ребятки! – оборвал он их, – Хорош, разводить здесь лабуду, отстаньте от меня.

Признаться, сказал это, совершенно не надеясь на исполнения своей просьбы, но как ни странно, вопросов с их стороны не последовало.

Прошёлся мой товарищ по коридорам здания порта, заглянул в магазинчики. И между тем наконец-то услышал приглашения в пункт досмотра.

Любопытно ему стало, а где же те двое ребяток. Побрёл искать их и обнаружил таковых мирно стоявших в магазине. В руках у каждого по пластиковому стаканчику водки, о чём-то они беседовали.

- Эй! Господа блатные! Там досмотр-посадку объявили, идти пора.

Те глянули на него и покорно зашагали за ним.

В порту Красноярска, мой товарищ, как и все пассажиры, вышел из автобуса, следовавшего от самолёта, с намерением добраться до города «Икарусом», но так как заметил нечто неудобопонимаемое, решил изменить ход своих последующих действий. А случилось вот что. Как только те двое приблатнённых ребят вышли из ворот, к ним тут же подскочил добротно одетый молодой человек из тех, что называются bodyguard, он подхватил их небольшой багаж и направился к чёрному автомобилю под названием «Мерседес» припаркованному тут же. Тут уж совсем непонятно стало товарищу моему, что за люди такие. А мыслишки подкрадывались одна другой жутче – воры в законе, верхушка блатного мира. Ого-го-го, понимаешь, вот так признакомился малость. А тут уж совсем шальная мысль родилась.

- Ребята! – подскочил он к ним, – Вы куда едите?

Ехали они до Свободного, и это устроило товарища моего, а какая разница, куда в Красноярск приехать, лишь бы из Емельяново выбраться, а там, в городе любым автобусом за семь рублей доехать до нужного места можно.

Большую часть пути ехали молча, в каком-то районе один из попутчиков вышел и уютный «Мерседес» последовал дальше по запруженным машинами улицам Красноярска.

Товарищ мой не удержался, наблюдая искоса за попутчиками своими, он установил ещё тогда, когда в машину садился, что изменилось что-то в них. Другими какими-то стали. Вот и задал вопрос, крутившийся на языке, любопытно уж больно было.

- Спросить можно у вас?

Именно так задал вопрос и на «вы» обратился, а как иначе при такой машине и услужливом водителе. Тот кивнул.

- Я вот понять не могу, как это всё уместить в голове? – он обвёл рукой машину и продолжил,- И там в Игарке…

Замер в ожидании ответа.

А оказалось вот что. Подошли в аэропорту Игарки к товарищу моему ни кто иной, как региональный директор нефтяного гиганта и его главный инженер. Директор только что вышел у своего дома, а путь продолжил соответственно его главный инженер. Когда двое руководящих работников собирались в Игарку им посоветовали одеться простовато и вести себя нагло, на манер отрицательных персонажей из фильмов детективной тематики. Применяя их словесную атрибутику всю, какую только вспомнят. Игарка – это город заключённых, ссыльных каторжников и там царствуют уголовные понятия. А по-другому там и не изъясняются. Так учили и наставляли ребят перед рабочей поездкой в Игарку их друзья.

Выслушал мой товарищ его и дал напоследок совет.

- Вы уж больше себя никогда и нигде так не ведите. Это хорошо, что я попался вам, а так бы другие по маковки враз бы настучали за такое поведение. Везде живут нормальные люди, куда б вы не поехали, так что – будьте осторожней.

На этом они расстались.

Послесловие.

Клименко-Александр-НиколаевГлавный герой рассказа, Александр Николаевич Клименко. Некоторое время Саша жил в городе Игарке, затем переехал в п. Снежногорск со своей семьей, супругой и двумя дочками. Затем работал на Усть-Хантайской ГЭС в гидротехническом цехе. Сегодня Саши нет среди нас. Его не стало после болезни… Мы сидели с ним у него на кухне, в пятом доме п. Снежногорск, и я услышал это повествование. После поспешил записать. Это случилось, примерно, в 2011 году. 

А знакомство наше состоялось в далеком 1995 году, на СГП (Склад готовой продукции) г. Игарке, где мы подрабатывали, укладывая доски ЛПК в пакеты. Он трудился мастером участка и принимал у нас выполненную работу, считал пакеты, закрывал наряды. А затем встретились в Снежногорске, неожиданно….

postheadericon Судьба Светы (Игарка 1982 год). Рассказ и слайд-фильм

Время чтения статьи, примерно 5 мин.

Случилось это в 1982 году, когда мой собеседник проживал в доме №42 по улице Карла Маркса, здесь и произошла эта история. Разные судьбы человеческие, одна порой проходит ярко и служит примером для многих, а другая серо и обыденно, но есть судьбы такие, от которых становиться не по себе. Судьба Светланы, проживающей в этом же доме, потрясла в Игарке тогда многих. Молодожёны – Светлана и Виктор, свою жизнь начинали, как и многие игарские семьи. Остро стоял вопрос с жильём, но квартирку в общежитие по Карла Маркса всё-таки дали, одна комната, но, сколько было радости, трудно описать. А потом, родился Андрюшка, через годик появился на свет Игорь. Молодые родители не в чём, не хотели отставать от других, всё должно быть как у людей и конвертик тёплый для малыша охваченный синим бантиком, верный признак того что в конвертики лежит мальчик, и коляска, и родительские хлопоты. Видно сильно любили они друг друга, это было очень заметно.

В таком же доме чуть дальше, на ул. Карла Маркса, 42 проживала Света (это дом № 40)

В таком же доме чуть дальше, на ул. Карла Маркса, 42 проживала Света (это дом № 40)

Вся жизнь этой семьи в мельчайших подробностях прошла перед глазами моего собеседника, ведь жили по соседству, в общежитии все всегда на глазах. Светы была молоденькой девочкой, тогда ей только-только исполнился 21 год. Виктор чуть постарше, и взгляд, наверное, на будущее был чёткий и вполне ясный, желания счастья себе и деткам. А беда пришла совсем внезапно, и не откуда-нибудь со стороны, а от самого дорогого человека – от Светиной мамы.
Случилось у них веселее и тоже, как полагается – хорошо сервированный стол, выпивка, красивые наряды, по какому поводу собрались сейчас это не важно, но на этой гулянке, в результате бытовой ссоры, мама Светы убивает Виктора.
Понятно состояние отца Светы, он всю вину взял на себя. Состоялся суд, вынесли приговор, отца посадили, в середине 90-х годов он вернулся в Игарку.
На похоронах Виктора, Света познакомилась с его давним другом Андреем. Кто теперь остался у Светы, у кого можно найти утешение в таком горе? У мамы? Но Света была свидетельницей всего происшедшего в тот роковой день. Отец арестован и ведётся следствие. В такую трудную минуту пришёл ей на помощь Андрей и стал единственным утешением для неё, а потом она привязалась к нему. Сам же Андрей оказался человеком, с богатым криминальным прошлым и вероятно с не менее богатым криминальным будущим. Кажется, пришло успокоение, и время вот-вот залечит раны, но за одной бедой пришла другая. Андрей оказался больным человеком, и болезнь его передалась Свете, а впоследствии, половина дома уже имело это заболевание. Болезнь называлась сифилисом. В ту пору Игарку закрыли на карантин и принудили людей массово сдать кровь, 130 человек поражённых этим заболеванием пришлось на лечение вывезти в Красноярск. Самое важное, в цепочки людей, у которых обнаружено это заболевание, выявить его источник и сделать это удалось. Через какое-то время была задержана женщина, которую впоследствии осудили по 115 статье УК СССР за распространение венерических заболеваний. Андрей, парень не промах, сожительствуя со Светланой, он умудряется вступить в близкие отношения с её матерью, при этом заразив и её этой же болезнью. Ни о каких дальнейших отношениях теперь с этим человеком не могло быть и речи. Этот удар судьбы Света перенесла стойко.
Прошло около четырёх лет, все гадкие события уже позади, родственные связи с матерью разорваны, Света живёт всё в том же доме по улице Карла Маркса и продолжает воспитывать своих двоих сынишек. И тут, на её жизненном горизонте, внезапно появляетсяkarta_igarki_s_ulizam2 ещё один человек – Женя. Молодой, семнадцатилетний парень, с ним у Светланы завязывается бурный роман. Дневного и вечернего времени, которое они проводили вместе, уже не хватало, и она, оставляя детей одних в квартире, убегала к нему на ночь. Просто набрасывала замок навесной на петли и замыкала его. С каким сердцем она всякий раз уходила из дома, запирая детишек, нам неведомо, но ясно одно – гнала её страсть жгучая, и была эта страсть сильнее любви материнской. А соседи к тому времени уже привыкли к этому, и на крики, драки или обычный шум детей, ни как не реагировали. А дети тем временем, сидели ночи напролёт одни в маленькой комнатке – девять квадратных метров, и были полностью преданы самим себе, то дрались друг с другом, то сидели мирно, и тогда во всём доме было тихо…

Однажды, они нашли спички. Света, как обычно убежала на свидание, как обычно повесила замок на дверь, сбежала с деревянной лесенки к выходу и, ступив на крыльцо, как обычно взглянула на своё окошко. В верхней его части, вместо выбитой, когда-то форточки виднелся край наспех засунутой подушки. Окно источала ровный желтоватый свет и, прислушавшись, Света ровным счётом ни чего не расслышала, ни детского крика, ни плача, как это было по началу, ни единого звука не донеслось до её уха, она удивилась и подумала, что детки, должно быть, взрослеют и скоро будут во всём самостоятельными. Она, уходя, предупредила их, чтобы вели себя очень тихо, и сказала, как говорила уже десятки раз, что прийдёт скоро, что они проснуться, а она уже будет дома…
…Мальчишки зажгли две спички сразу и испугались, зажженная сера вспыхнула прямо у их лиц, они отпрянули и уронили коробок и горящие спички на пол. Огонёк погас, испустив струйку сизого дыма, две полуобгоревшие спички остались лежать на полу. Подняли коробок, и пошли к окну.
Там, напротив друг друга стояли две кровати, между их спинками и окном, оставалось небольшое место, куда Света обычно скидывала грязное бельё. К тому времени белья там накопился целый ворох.
Мальчишки зажигали спички и сразу же бросали их на тряпки, это было весело, дым теперь не исчезал ни куда, а всё гуще и гуще поднимался от тряпок, заполняя всю комнату. Сухая ткань вспыхнула быстро, огонь перекинулся на шторы. Шторы сгорели моментально и при этом подожгли подушку в форточке. Перо в ней стало тлеть, и комната уже заполнилась дымом основательно. В этой части дома, на ту пору, ни кого из людей не было, за исключением молодой женщины с маленьким ребёнком, которая проживала в смежной двухкомнатной квартире. Женщина ни как не отреагировала на истошный крик детей, не насторожил её и запах дыма, она спокойно прошла в комнату подальше от квартиры Светы, и закрыла за собой дверь.
Наутро, когда Света вернулась и открыла дверь в квартиру, её взору предстала страшная картина, вид комнаты наполненной едким дымом привёл её в ужас, она кинулась к кровати, и там обнаружила бездыханные тела своих маленьких деток. Они лежали рядышком, бок о бок, при этом их тела были неестественно вытянуты.
Деток похоронили, очень сильно убивался Женя по их смерти, но теперь уж ничего не воротишь. Он сам устроил похороны, сделал маленькие гробики и все хлопоты, связанные с похоронами взял на себя. Ужасная роковая ошибка, но впереди ожидало Свету ещё не меньшее горе.
Через полгода Женю забрали в армию, на призывном пункте в Красноярске, пока он несколько раз проходил медицинскую комиссию, ему позволили видеться с отцом. Отец у Жени проживал на окраину города и Женя ездил к нему, то покушать, а то просто отдохнуть и покупаться. Однажды Женя ушёл на водоём и больше не вернулся, он утонул.
Едва-едва оправившись от потери детей, Света получила известие о смерти любимого, теперь уже единственного на целом свете, самого близкого человека. Как пережила это потрясение молодая женщина, неизвестно, но спустя некоторое время правоохранительные органы города Игарки, возбудили против неё уголовное дело по статье №209 УК СССР за тунеядство. В это же время, по этой же статье осудили Светы мать. Их заключили под стражу и отправили из Игарки в одну из тюрем Красноярского края.
Что произошло в дальнейшем со Светой – известно не много, и только по слухам. Говорят, что по окончанию срока вышла из тюрьмы и поселилась от Игарки в 300 километрах южнее и там же вышла замуж, за обеспеченного человека…

postheadericon К 80-летию города Игарки: времена и поколения. Статья о семье Гробовых. Газета “Игарские новости” № 16 от 29 апреля 2009 г.

Время чтения статьи, примерно 4 мин.

Перед юбилеем города волна воспоминаний захлестнула игарчан. Ведь жизнь каждого из нас неотделима от города – мы чувствуем ее сквозь игарские морозы и тепло человеческих сердец наших земляков.

Галина Гробовая посвятила свой рассказ 50-м годам прошлого века, в котором прошло ее детство в так называемом старом городе.

Мне часто по прошествии многих лет жизни снится маленький домик по улице Трудовой, 51 (ныне Пионерская), в котором проживала наша большая семья. В таких домиках жило большинство горожан старого города.

2grobovaj-statja1

Прекрасно помню детский сад по улице Шмидта и длинные гудки, которые разносились утром по старому городу с паросилового хозяйства лесокомбината, будя жителей на трудовые подвиги. Каждое утро отец доставлял нас с сестрой Людмилой в детский сад на нартах, запряженных огромным псом по кличке Пират, который прожил в нашей семье более 16 лет. Этот пес был настоящим трудягой, на нем не только возили нас, детей, но и доставляли воду с водокачки, ведь раньше не было центрального водоснабжения, как сейчас. Жители старого города в далекие 50-е сами добывали питьевую воду кто как мог. Память перелистывает картинки прошлого, как мы с папой приезжали на нартах, запряженных Пиратом на улицу Смидовича, где рядом с баней находилась водокачка. Отец из большого шланга, который был подвешен на деревянных опорах, заливал в бочку воду, а на воду накладывал деревянный кружок, чтобы при доставке домой не выплескивалась. Белье мама стирала талой водой, которую получали из снега, нагревая его в больших баках на печке, и нас, четверых детей, купали в этой же талой воде, благо, снегу-то в нашем родном городе во все века хватало. Надо сказать, что печь занимала главное место в маленьком домике, она была расположена так, чтобы все пространство, состоящее из маленькой кухоньки и комнатки-спальни. Мы, ребятишки, очень любили спать на сундуке, который стоял возле обогревателя этой самой печки, и всю ночь от него шло спасительное тепло, которого всегда нам, детям, так не хватало студеной зимой. Весной, когда солнце начинало уже пригревать, извещая о том, что зима идет к концу, мы высыпали на улицу и устраивались, как воробьи на завалинке, чтобы погреться под лучами теплого весеннего солнца.

После длинной зимы наступало жаркое лето. И несмотря на тучи комаров и мошки, которые не щадили никого – ни детей, ни взрослых, это было самое счастливое время. В июне начиналась огородная пора, и мама с папой начинали вскапывать огород, с которого осенью наша большая семья получала около сорока мешков картофеля. Огород располагался перед домом и был огорожен забором, чтобы стада лошадей и коров, которые бродили по улицам старого города в те времена, не забрели в него и не потоптали наши посевы. Выращивали не только картофель. Мама сеяла репу, морковь и турнепс, всякую зелень, особенно мне запомнился мак, который ярким пятном сияла в нашем огороде. Зимой мама из этого мака пекла очень вкусные рулеты, и вообще, наша мамуля была классной стряпухой. Чего она нам только ни пекла: и манники, которые выпекались прямо в печи на большой чугунной сковороде, и пироги с черникой, и блины, и еще много-много всего. Мы, вся ребятня, с нетерпением ждали, когда этот чудо-манник мама вынет из печи и разрежет на маленькие кусочки, которые мы затем с большим аппетитом уплетали, сидя за маленьким, сколоченным отцом, самодельным кухонным столом.

Летом в огороде топили железную печь, на которой готовили пищу, в домах печи не топили по той причине, что спать в натопленной избе было невозможно и еще из экономии дров. Летом топили печи только щепой, которую специально подвозили к домам вместе с опилками из лесокомбината. У меня и у моей сестры Людмилы были свои трудовые обязанности, так как мы с ней были погодки и считались старшими детьми в семье. Мама, уходя на работу, давала нам задание набрать щепок. Для меня это было нетрудно, и даже, можно сказать, радостно покопаться в приятно пахнущих опилках. Еще надо было накормить свиней травой мокрицей, это сочная трава, росла в нашем огороде в большом количестве, затем мы кормили крупой наших курочек и цыплят, которых мама разводила каждый год. Курицы неслись по всему огороду, и мне приходилось ползать между рядами картофеля и выискивать яйца, которые они откладывали. Иной раз в день курочки приносили до двадцати яиц, и это было большим подспорьем для нашей семьи. Многие игарчане в то далекое время держали коров, у нас коровы не было, но у наших соседей по улице Трудовой – Мазуровых, Смеховых, Дудченко. Калябиных, Сухоплюевых – коровы были, и мы ежедневно брали у них свежее молоко. К тому же мама водила нас в лес за ягодами и грибами, которые в больших количествах заготавливались на длинную полярную зиму. Из ягод варили варенье, а грибы солили и мариновали. Папа заготавливал рыбу, которую, слава Богу, в то время можно было беспрепятственно ловить.

1grobovaj-statja2

Хранили се в больших бочках в сенях, там же хранился небольшой бочонок с красной икрой, которую мы любили употреблять с мелко нарезанным луком, намазывая на кусочки хлеба. За короткое заполярное лето успевали все: и вырастить урожай в огородах, и заготовить дров на длинную зиму и сено для скота, которое косили по Черной и Губенской речкам. Нас часто брали на покосы на Черную речку, так как у нашей тети Ани Якимовой, старшей родной сестры нашей мамы, была своя корова, и им необходимо было заготавливать корм для своей кормилицы. До покосов мы добирались на моторной лодке, которую наш отец сделал своими руками. Лодка была вместительной, десять человек могли спокойно доехать до места назначения. Когда трава поспевала, взрослые косили сено, а мы, ребятня, ворошили его для скорейшей просушки, сухое сено сначала складывали в копны, а затем в стога. Какое счастье, забравшись на верхушку стога, прыгать в пахучем сена, утаптывая, чтобы осенние проливные дожди не пролили его! Вывозили сено в ноябре на лошадях. Это было опасное и трудное мероприятие, так как Черная речка местами не замерзала, и лошадь вместе с возом сена могла попасть в наледь, из которой не всем удавалось вырваться, приходилось даже оставлять воз с сеном в ледяном плену. Только по истечении некоторого времени, когда река прочно замерзала, сено доставлялось в Игарку.

(Продолжение следует) Галина КОЧЕТОВА-ГРОБОВАЯ.

postheadericon Газета "Советская Арктика", 1933, страницы 13-16. Борис Лавров

Время чтения статьи, примерно 6 мин.

lavrov

Борис Лавров

Организационная проблема Крайнего Севера*

(В порядке обсуждения)

Проблема использования богатств Севера, использования Северного Полярного моря, учета действующие там факторов в атмосфере и гидросфере и их влияния на экономику областей не только северных, но и средних широт – все это является одной из чрезвычайно больших проблем СССР.
За прошедшую 5-летку работа в приполярных и заполярных частях СССР значительно оживилась. Освоение Карского моря и в связи с этим рост морского грузооборота в этом направлении, значительные работы по Второму Международному Полярному году, организация Главного Управления Северного Морского пути и т. д. – все это заставляет подойти вплотную к организационным вопросам Севера.
Своеобразные условия северной работы обусловливают необходимость самого тесного контакта научных работников Севера и работников по хозяйственному освоению Севера. Кроме того, освоение Севера не может быть мыслимо изолированно от вопроса о поднятии местных малых народов до уровня активного участия их в научном и хозяйственном освоении Севера.

 

Читать далее »

postheadericon Почетная грамота лучшему работнику газеты “Коммунист Заполярья”

Время чтения статьи, примерно 1 мин.

Почетная  грамота 1963 года

В ознаменование дня печати Игарский ГК КПСС и исполком горсовета награждают …

Читать далее »

postheadericon Игарке было 80! – Гоним грузы на Ванкор. Олег БУРЦЕВ

Время чтения статьи, примерно 2 мин.
Олег Бурцев

Олег Бурцев

   Жизнь заполярного города без ритмичной доставки грузов и товаров первой необходимости невозможна. «В холодное время года это делается по зимникам, – поделился с «Известиями региона» игарский предприниматель, один из руководителей группы компаний «Статус» Олег БУРЦЕВ, – Летом выручают речпорт и аэропорт, но в суровых условиях Заполярья северные трассы, без преувеличения – «дороги жизни».
С этим согласен и красноярский компаньон Олега по бизнесу Александр ЧЕРНОУСОВ. «Наше предприятие не только обеспечивает Игарку необходимыми груза¬ми, – говорит он, – но и дает рабочие места более чем 60 ее жителям: водителям, экспедиторам, диспетчерам, продавцам. «Статус» располагает собственными оптовыми складами и торговыми точками, поставляя в Заполярье товары из Тюменской области и Москвы».
В Игарку идут продукты питания, в том числе, молочные продукты, свежие овощи и фрукты, а также бытовая техника и стройматериалы. По отзывам северян, цены на привозимые товары вполне доступные. Оптимизировать транспортную составляющую партнерам помогает собственный автопарк, который обслуживает и промысловиков, занятых на Ванкорском месторождении.

Читать далее »

postheadericon Игарке было 80! – «Пусти Игарку плавать – далеко уплывет». Федор Игоревич Крахмалев

Время чтения статьи, примерно 3 мин.
Северные прибрежные территории России - настоящий клад для развития экстремального туризма, считает директор «Игарской промышленной компании» Федор Крахмалев

Северные прибрежные территории России – настоящий клад для развития экстремального туризма, считает директор «Игарской промышленной компании» Федор Крахмалев

  Статья из  газеты о людях Игарки -  “ИЗВЕСТИЯ РЕГИОНА” понедельник,  14 сентября 2009 года, выпуск №8.

«Пусти Игарку плавать – далеко уплывет»

Северные прибрежные территории России – настоящий клад для развития экстремального туризма, считает директор «Игарской промышленной компании» Федор Крахмалев.

Яхтингом сегодня увлекаются не только сильные мира сего, но и просто успешные люди с воображением. Кому не хочется встать за штурвал и ощутить себя бесстрашным капитаном, ведущим свой корабль в неведомые дали? Брызги в лицо, свист ветра в такелаже, короче: «Поолный вперед! Как считает глава «Игарской промышленной компании» Федор КРАХМАЛЕВ, будущее северных территорий – именно за такими проектами.
- Создать заполярный яхт-клуб – отголосок моей детской мечты, – рассказал Федор Игоревич «Известиям региона», – Хотел, обогнув Скандинавию, оказаться в Санкт-Петербург, занимался парусным спортом, своими руками построил восемь яхт, у меня много друзей-единомышленников по всему миру, которые с удовольствием посетили бы Игарку и прошли под парусом. Тихокеанские и атлантические маршруты «изъезжены», хочется новых ощущений и адреналина в крови. Представляете? Пройти из Балтийского моря до устья Оби, потом до Енисея, Лены и Владивостока? Фантастика с точки зрения человека, живущего в Европе или Америке!

Читать далее »

postheadericon Цена вопроса – 260 тысяч рублей.

Время чтения статьи, примерно 2 мин.

   Сразу хочется заметить, что Игарка, даже при нынешнем сокращении своей территории, по-прежнему остается городом. Он имеет несколько районов, связь которых с центром, с микрорайонами, где расположены школы и учреждения дополнительного образования, может осуществляться только городским транспортом – автобусом. Два года назад, в связи с отменой местному автотранспортному предприятию льгот на перевозку детей, исчезло такое понятие, как детский и ученический проездные билеты. Но, поскольку одновременно с этим в Игарке появился школьный автобус, проблему доставки учащихся к началу занятий в школах и отправку их по домам по окончании занятий удалось решить.

 

Читать далее »

postheadericon Пусть это будет нечаянной радостью

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

09-01-2006, 14:00:00, Igarka OnLine | 2090 x прочтений

Алексей Иванович Агарков – личность достаточно известная у нас. Более 40 лет отработал он в комбинате, был грузчиком, стивидором, бригадиром, начальником смены, начальником погрузки.   В 70-80-е годы его бригады и смены неоднократно выходили в лидеры   соцсоревнования. При этом, что интересно, Алексей Агарков  почти никогда не был инициатором каких-либо громких починов, никогда он не вызывался ставить рекорды погрузки, но зачастую так получалось, что именно его  вполне рядовые  смены, его скромные и никем и ничем не усиленные  бригады, которым никто не оказывал особого содействия, по итогам навигации вдруг выходили в лидеры перевалки.  Чем же брал Агарков? Кто знавал его, говорит, что секрет был прост. Есть такое понятие – работать в натяг. Вот  Алексей  Агарков работал именно так – в натяг, без рывков, без  рекордов, вслед за которыми у иных бригад  одна за другой следовали "провальные" смены. Агарков же делал норму, может быть, чуть побольше, но зато каждый день, каждую смену.
Так уж получилось, что  десятки лет Алексей Иванович Агарков  был в передовиках погрузки  – того подразделения комбината, которое необходимо признать ведущим цехом Игарского ЛПК, которое, отгружая по миллиону кубометров пиломатериалов, ковало действительную славу Игарки, а вот благоустроенной квартиры  он так и не удостоился.  Говорит, некогда было ходить по инстанциям, оформлять всевозможные справки и документы,  да и просителем лишний раз  быть не хотелось. Но комбинат закрылся, погрузка то ли будет, то ли – нет, да и здоровье уже далеко не  то, что было еще три-четыре года назад. К тому же квартира на Коммунальной стала опасной для проживания: если не околеешь с холоду, то соседи  сожгут…       Что было делать дальше?  Конечно, процедура оформления бумаг  на переселение отпугивала, но  он заставил себя собрать все  документы и стал  участником  программы, хотя и без  особой надежды.
Алексей Иванович  Агарков  считает, что  ему просто повезло. Субсидию  он получил одним из первых.  И  в начале сентября, опять же, практически не имея надежды, поехал в  Белгород,  где живут близкие и друзья.
Теперь он житель Белгорода. Квартиру в 42 квадратных метра приобрел в  пятом этаже новой панельной  пятиэтажки, которую сдали только полтора года назад.   Дом последней серии, хорошая удобная планировка, кухня 8,2 квадрата, есть балкон. Удобно не только в самой квартире: просторны лестничные пролеты, в подъезде железные двери, есть домофон,  благоустроенная озелененная  дворовая площадка и никаких признаков новостройки.  Для одного, рассказывает Алексей Иванович, а так уж получилось, что остался один, – даже роскошно.
Многих пугает покупка квартир   в незнакомом месте. Сейчас  Алексей Иванович Агарков может делиться опытом. Да, у него   имеются в Белгороде родственники. Хорошо, когда есть где остановиться, под рукой  телефон, машина – ведь пришлось и по городу поездить, и у телефона подежурить.   И в этом помогли  родственники. А вот за вариантами обращался в риэлтерские конторы. Вообще,  белгородский рынок жилья большой, работают на нем и за наличные деньги, и по российским жилищным сертификатам.    В конторах говорят, что  с  красноярскими бумагами уже  работали. Причем  опыт был не совсем удачный: какой-то норильчанин оплачивал  квартиру из двух источников – по федеральному  жилищному сертификату и по договору субсидирования Красноярского края, и сумму, причитающуюся по краевой субсидии,  удалось  истребовать лишь через суд. Что и насторожило некоторых риэлтеров. Однако резкого отказа в содействии Алексей Иванович не получил ни в одной конторе, один из риэлтеров даже оказался в далеком прошлом игарчанином.
На выбор каждый раз предлагалось  примерно  десяток вариантов, но, между прочим, рассказывает  Алексей  Иванович,  выбирал не только я, выбирали  меня.  Некоторые продавцы отказывали из-за недоверия к сертификатам  вообще или к нашим, красноярским, бумагам в частности, поскольку помнят тот норильский случай. Некоторые  риэлтерские фирмы – не посредники, а  имеющие в своем распоряжении собственный  жилой фонд, принципиально работают только с наличными средствами.
Квартира в  Белгороде Алексею Ивановичу  Агаркову обошлась в  10,5 тысячи за квадратный метр при рыночной стоимости  тамошнего жилья  от 10 до 16 тысяч за квадрат. Довольно быстро, всего за 18 дней, он  оформил  жилье в регистрационной палате: совершенно незнакомые люди охотно выслушивали,  как говорится, входили в его положение и  бескорыстно помогали.
Выбирая себе  квартиру и просто гуляя по Белгороду,  Алексей Иванович невольно сравнивал этот город с Игаркой.  Было еще тепло, радовала глаз зелень, и такого понятия, как зеленая или промышленная зона там не существует – зелено всюду. Удивляла  чистота, красивые, мощеные мозаичной плиткой  улицы и тротуары. И повсюду и во всем отмечал   рачительное отношение к городскому хозяйству. Удивляла дешевизна, хотя ничего удивительного, кажется, в том нет – там  растет все: овощи, фрукты, виноград… Например, на дачах даже не весь урожай собирают, говорят, никто и не ворует его.
Удивлял народ: люди  красивые, яркие, улыбаются… Видно, что просто гуляют, просто живут, но безработные так улыбаться не могут.  Интересовался: работу найти можно. Работа для молодежи – практически без проблем. Промышленность – пищевая,  перерабатывающая, есть машиностроительные заводы. Заработками  особенно не интересовался, но запомнил одно объявление: на завод какого-то оборудования требовался мастер – зарплата 28 тысяч рублей.  Отметил, что много банков,  почему-то преимущественно якутских, тюменских…
– Какое-то везение есть,  – повторяет  Алексей Иванович Агарков. – Квартира  новая, в ней никто еще  не жил, и   ситуация в целом оказалась благоприятной. Всю жизнь проработал на комбинате, не заработал себе на квартиру, а тут…  Нечаянная радость.
Спасибо тем, кто разработал программу переселения, кто с таким трудом внедряет и отстаивает ее для нас. Спасибо главе города  Елене Прокопьевне Кигене, спасибо губернатору Александру Геннадиевичу Хлопонину и остальным руководителям края, депутатам, которые поддержали и поддерживают администрацию города Игарки. Спасибо!
Ну, а нам остается только порадоваться за хорошего человека. И пусть он считает, что ему просто повезло.

postheadericon На всякий блин есть свой клин

Время чтения статьи, примерно 7 мин.

20-11-2005, 07:34:03, Igarka OnLine | 2423 x прочтений

О статье, которая вбивает клин между людьми и разделяет общество и которая  на страницах газеты «Игарские новости» не появилась.  В Постскриптуме   подробная информация  для тех, кто заинтересовался   нынешней жизнью  в Курейке.
Земельный вопрос  до сих пор не закрыт, он по-прежнему  будоражит умы и души игарчан. Мало того,  разногласия  мнений различных людей превратили Игарку в территорию войн.  Газета  «Игарские новости»  и местное телевидение стали тем полем, где периодически противники скрещивают свои копья.  Эта статья депутата районного совета Н.Н.Аносова подготовлена для газеты  «Игарские новости». Но в свет она пока не вышла.  По мнению редактора газеты,  публиковать подобные материалы нельзя, поскольку они «вбивают клин между людьми и разделяют общество».  Но автор статьи твердо стоит на своем мнении: «Иного я заявить не могу!»
В последнее время меня  часто спрашивают о том,  как я отношусь к  статьям  В.А. Гапеенко и  Р.Ю. Жимкуса, опубликованным в  №139  «Игарских новостей» от  13 октября, и почему я, Аносов Николай Николаевич,  не хочу на них отвечать. Отвечать и мало того – отстаивать свое мнение с различных трибун  я  готов. Депутаты районного совета  Н.С. Алексеенко и  А.Г.Злобин сделали все, что от них зависело. Мы постарались  привлечь людей к борьбе за свои интересы.  Именно в этом, я считаю,  настоящий патриотизм.  Вопрос территории надо признать архиважным, однако на обсуждение народа  нашими СМИ он вынесен не был. Осталось неопубликованным обращение жителей города, Совета ветеранов,  части депутатов Игарского городского и трех депутатов Туруханского районного советов в Законодательное собрание и администрацию края.

Читать далее »

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru