Газета "СССР на стройке", 1932, № 11, с. 24-34, (текст – А. Александров, фото – Н. Страж, кол-во фотоснимков – 34)
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

postheadericon Газета "СССР на стройке", 1932, № 11, с. 24-34, (текст – А. Александров, фото – Н. Страж, кол-во фотоснимков – 34)

Время чтения статьи, примерно 5 мин.

(Орфография оригинала сохранена)

ИГАРКА,  ПОЛЯРНЫЙ  ПОРТ

На карте Советского Союза Карское море легло от островов Новой Земли до Земли Северной. Бескрайние льды. Тяжелые туманы. Трехмесячная зимняя ночь. Трехмесячный летний день. Здесь зарождаются еще неизученные воздушные и морские течения. Здесь один из узлов мировой погоды. Сотни лет, с тех пор, как предприимчивый дух купцов и исследователей пытался проложить через это море великий торговый путь из портов Англии и Голландии к Дальнему Востоку и в Индию, Карское море сопротивлялось. Оно издевалось над лучшими кораблями времени. Те из героев торговой наживы и научных открытий, которые выходили из него живыми, теряли веру в возможность победы над ним.
- Погреб, набитый льдом!..
- Коварное море непроходимых льдов я туманов!.. Великий Северный Путь не удавался.
1932_czumВ 1553 г. два английских корабля, богато нагруженные, были раздавлены льдами. Начальник экспедиции сэр Гуго Виллоуби оледенел с судовым журналом в руках.
Через тридцать лет другой англичанин Чарльз Джекман пробился в Карские ворота, но погиб со своим судном у Кольских берегов.
До XIX века ледяное море оставалось недоступным.


Вильям Баренц, Най, Тетгалес, Циволка, Русанов, Брусилов – мореплаватели торгового капитала – навеки остались вместе со своими кораблями в бездонном погребе, набитом льдом. Но Великий Северный Путь был нужен. Он дешев. Он стоил жертв. Русские купцы Сидоров и Трапезников, шведский купец Диксон в конце прошлого столетия нанимали выдающихся мореплавателей для борьбы с коварным морем.
Три экспедиции Сидорова окончились крахом.
И только в 1876 г. знаменитые Норденшильд и Виггинс проскользнули через льды и дошли к устью  Енисея. Торговать можно было.
Но победить ледяное туманное море не под силу было капитализму. Открыть постоянный путь через “коварные льды”, укрепить его, организовать на нем регулярные рейсы и сделать их доходными, используя естественные богатства тяготеющего к нему края, под силу было только такой организации, которая могла выставить против сил природы организованную силу науки, современного мореходства, ледокольной техники и крупнейшего хозяйства.
1932_pervostroiteliЭтой организацией была советская власть. Этой силой было социалистическое строительство. В погребе, набитом льдом, была пробита широкая дорога, прочно связавшая торговлю советов с Западом.
В 1921 г. начались регулярные рейсы сквозь льды Карского моря к берегам Сибири. В течение короткого полярного лета проходило одно или два судна. Они брали в портах на сибирских реках Оби и Енисее грузы пшеницы, леса, графита и торопились скорее выбраться из опасного моря, грозившего ледовым сжатием.
Океанские пароходы приходили из Лондона, Амстердама и Гамбурга под конвоем ледоколов. В 1924 г. только три парохода прошли Карским морем. Из года в год их шло больше. В 1929 – двадцать шесть. Еще через год – пятьдесят!
Советское полярное мореходство победило.
Наш ледокол “Красин” проводит через льды английские пароходы.
На “низу” Енисея, в 1.900 километрах от Красноярска, жил когда-то самоед по имени Егорка. Местное произношение переделало его в Игорку. Там, где стояли чумы его рода, возник рыбачий станок Игарка.
Несколько избушек прилепились к левому берегу реки. Вдоль правого берега лег длинный остров, отгородив от материка неширокий канал – Игарскую протоку.
1932_lesozavodНемногие рыбачьи лодки составляли ее флот.
Теперь энтузиасты Игарки спокойно говорят:
- Игарская протока сумеет принять двести пароходов сразу. Здесь стали отроить порт. В восьмистах километрах от моря.
В 1930 г. по Енисею поднялись туда первые рабочие. Они высадились в Игарской протоке в летнем месяце июне. Берег лежал под снегом.
Город никогда так не строили. В тайге вырубали улицы. В тайге выжигали площадки для заводов.
Земля оттаяла на полметра. Рубили мерзлоту. Рубили чистый лед. Находили кости мамонтов. Так рыли котлованы. Днем людей ела мошкара, от нее распухали шейные железы.
В тайге по вырубленным улицам отступал медведь. Поднималась электрическая станция. Материалы не успевали доходить. Пороги задерживали плоты.
Потом пошли дожди. На полтора месяца. Дожди смывали постройки, сносили драгоценные строительные материалы. Люди работали. Они ложились спать, дымясь от влаги.
Но был уже профком, была ячейка, были активисты и ударники. Как в Москве, как на Камчатке.
К приходу заграничных пароходов на берегу стоял штабелями экспортный лес. Было сделано обыкновенное: выполнили программу.
1932_novyj_klubВ два года на вечной мерзлоте встал промышленный город и порт. Три лесозавода пилят лес для Европы и Америки. Электрическим сердцем вошла в тайгу электростанция. В 1933 г. будет пущена фабрика для размола и обогащения графита. Вплотную поставлен вопрос земледелия за полярным кругом. Появились стада молочных коров. Затрещало радио. В городе Игарке появилась главная улица. Ее назвали Портовой. Она вымощена лиственницей.
Первая партия зимовщиков в Игарке состояла из трехсот человек. Теперь там жителей 15 тысяч. Советские темпы… Темпы социализма… Загс уже регистрировал рождения. Для первых уроженцев Игарки возникли детские ясли. Для юных поселенцев полярного порта открылись три школы-семилетки. Открыты 2 больницы на 225 коек и амбулатория.
Застучала печатная машина в типографии – Игарка начала издавать газету: на пятнадцать тысяч взрослых, детей и младенцев – 2.000 экземпляров. Газета называется, как нужно: “Советская стройка”. Построили кино. В клубе начались лекции, доклады, музыкальные вечера. Негры и англичане, индусы и шведы приходят сюда с пароходов – в культурное гнездо приполярной тайги. Сотнями домов обставился город. С электрическим светом. С телефоном. По улицам забегали лошади и тракторы.
Лес – главная статья хозяйственного актива Игарки. Лесные массивы, тяготеющие к ней, неисчерпаемы. Но логика советской экономики говорит, что на экспорте леса останавливаться нельзя. Заготовка экспортного леса дает много отходов. Отходы – богатейшее сырье для лесохимической промышленности. Мебельные фабрики Москвы и Ленинграда работают на таком лесе, который в Игарке идет на дрова и настилы для мостовых дорог.
1932_torg_portИ Комсеверопуть – хозяин Карского водного пути и порта Игарки – создает предприятия для использования отходов и отбросов. Лес – только начало. Производительные силы края только-только разбужены.
Норилья ждет разработки угольных месторождений и др. полезных ископаемых. Остров Вайгач может дать Союзу дефицитный свинец и цинк. Тунгусский бассейн приступил к добыче угля и графита. На нижней Тунгуске обнаружены залежи сапропелитов. На протяжении 25 километров они тянутся толщиной до двух метров.
Отважные работники Комсеверопути – полярные летчики и начальник морской части Карской экспедиции заслуживают быть отмеченными здесь. Воздушная разведка помогала ледоколам одолевать упрямые льды Карского моря. На самолетах Комсеверопути составляли карты сибирских лесов по породам и сортам, чтобы передать их людям, разрабатывающим лесные массивы для экспорта. Спасали в тайге охваченные эпизоотией оленьи стада, перебрасывая ветеринаров, снабжение и медикаменты. В ответ на тревожные сигналы из тундры разыскивали становища рыбаков и оленеводов, нуждавшихся в продовольствии и медицинской помощи. Несли службу связи, разведки, исследования, скорой помощи.
Игарка разработала свою пятилетку.
Что обещает дать стране край самоеда Егорки?
Прежде всего – высоко-качественный лес. Лесокомбинат № 1 перерабатывает 367.000 кубометров сырья пиловочника. В состав комбината входят три лесопильных завода с восемью рамами.
Созданы еще два комбината – № 2 и № 3. К концу второй пятилетки они дадут десятки тысяч стандартов экспортных материалов. Заводы будут оборудованы одношатунными рамами советско-го производства. Общая ежегодная распиловка – 720.000 кубометров сырья. Для использования отходов будут построены: фабрика древесной муки и завод гидролиза древесины. Вырастет энергетическое хозяйство.
1932_vykatkaК концу пятилетки предприятия Игарки потребуют 6.000 лошадиных сил. Их даст локомобильная станция, которая будет работать на щепе и опилках. Сейчас две паровые машины дают Игарке 1.000 сил.
И еще денежные цифры.
Не считая жилищного и коммунального строительства, пятилетка Игарки потребует 28.962.000 рублей.
Общая, стоимость валовой продукции одной лесообрабатывающей промышленности составит в 1937 г. 48.214.000 рублей. А за все пять лет – 147 миллионов рублей.
Так на огромной территории, скрывающей источники невиданных производительных сил, рождается еще одна Советская Сибирь – Полярная Игарка будет ее промышленной столицей.

Оставить комментарий

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru