Я памятник воздвиг себе… Газета “Заполярная правда” № 136 (01.09.2004) и № 138 (03.09.2004)
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

postheadericon Я памятник воздвиг себе… Газета “Заполярная правда” № 136 (01.09.2004) и № 138 (03.09.2004)

Время чтения статьи, примерно 8 мин.

3-1-1

Упоминание о Снежногорске, входящим в состав ЕМО, к сожалению, редкость на страницах “Заполярной правды”. 40–летний юбилей, который город будет отмечать в эту субботу — лучший повод посмотреть на Снежногорск пристальнее. Там ведь, как и везде, всякое бывает…

“Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами”.
(Илья Ильф и Евгений Петров).

В нашем повествовании мы будем строги и документальны, хотя не скроем, очень хочется быть наоборот, эмоциональными и… еще раз эмоциональными!
Итак, 5 марта 2004 года на свет появился документ, названный “Планом мероприятий по подготовке к 40–летнему юбилею поселка Снежногорск”, составленный директором Усть–Хантайской ГЭС Анатолием Парыгиным и утвержденный генеральным директором ОАО “Таймырэнерго” Юрием Ямпольским. На тот момент ни сомнений, ни, тем более, разногласий по поводу воплощения этого плана в реальность между составлявшим план и его утверждавшим не возникало.
А мероприятия (всего их 17) были великолепными: благоустройство улиц города и детских площадок, издание юбилейной книги и альбома, выпуск значков, множество интересных конкурсов, монтаж фонтана(!), строительство въездного знака “Снежногорск”, памятника гидростроителям и даже закладка фундамента православной церкви!
Справедливости ради нужно сказать, что часть мероприятий была выполнена, а вот судьба двух из перечисленных, вернее — их строительство, сложилась не столь удачно и счастливо. Через четыре месяца, день в день, по ОАО “Таймырэнерго” за подписью генерального директора издается распоряжение за №60.
“Учитывая НЕЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ с точки зрения формирования финансового результата общества, отсутствия финансовых ресурсов, а также положения приказа №72 от 16.04.04г.
Обязываю:
1. Директора Усть–Хантайской ГЭС Парыгина А.Н. прекратить все работы, в т.ч. не выделять человеческие ресурсы, механизмы и материалы, связанные со строительством стелы и памятника гидростроителям в поселке Снежногорск. Срок: 6.07.2004 г.
2. Начальнику УМТС Заболотному А.Д. прекратить закуп материалов и оборудования, предназначенных для строительства стелы и памятника. Срок: 6.07.2004 г.”
А о чем гласит приказ №72 от 16.04.2004 года, упомянутый в распоряжении? Цитируем:
“О лимитах финансирования закупок товаров, работ и услуг.
В целях достижения безубыточной финансово–хозяйственной деятельности ОАО “Таймырэнерго” в 2004 г. и формирования финансовых резервов для финансирования реконструкции Усть–Хантайской ГЭС приказываю:
…2. Произвести распределение лимитов финансовых ресурсов на закупку ТМЦ по филиалам и службам с учетом ПРИОРИТЕТНЫХ потребностей.(…)
3. Пересмотреть объемы и(или) ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ проведения подрядных работ по филиалам и службам с учетом ПРИОРИТЕТНЫХ потребностей в пределах установленных лимитов…” (Курсивы здесь и далее наши).
Мы знаем, нехорошо, негоже считать деньги в чужом кармане. Тем более, давать “советы постороннего”, как ими распоряжаться. Но в марте, когда утверждался план мероприятий, его воплощение, стало быть, было “целесообразным” и “приоритетным”? То есть не мог он тогда и потом повлиять на “достижение безубыточной финансово–хозяйственной деятельности ОАО “Таймырэнерго”? Или мог? Думали, думали, значит, и не додумали. Не досчитали… А потом выяснилось — то, что в марте считалось “приоритетным” и “целесообразным”, то есть не праздник, не юбилей города даже, а дань памяти, малая ее толика, может в июле серьезно пошатнуть финансовые силы ОАО “Таймырэнерго”?
Ну, бывает… Приказ №72 говорит о реконструкции Усть–Хантайской ГЭС, деле серьезнейшем, можно сказать без преувеличения, стратегически важном для всего северного региона. Правда, как тут быть с памятью и памятником? М–да…
Не знаем, так или не совсем так рассуждал автор, директор Усть–Хантайской ГЭС Анатолий Парыгин, когда родилась его служебная записка: “Уважаемый Юрий Петрович! Поистине удивлен изданным Вами распоряжением от 5.07.2004 г. №60 о немедленном запрещении работ по монтажу стелы поселка Снежногорск и строительстве памятника строителям в честь 40–летия поселка Снежногорск без предварительной оценки состояния дел или хотя бы предварительного разговора с директором филиала, как организатором и руководителем этих работ.
4-1-1По состоянию дел сообщаю Вам следующее:
1. Данные работы выполняются в соответствии с “Планом…”, утвержденным генеральным директором ОАО “Таймырэнерго” господином Ямпольским Ю.П. 05.03.2004г.
2. Все работы выполняются хозяйственным способом и ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЗНАЧИТЕЛЬНЫХ СРЕДСТВ НЕ ТРЕБУЮТ.
3. По объемам выполнения:
3.1. Работы по изготовлению въездного знака выполнены на 80%, МАТЕРИАЛЫ для покраски ПРИОБРЕТЕНЫ… Каких–либо других материалов не требуется.
3.2. По строительству памятника строителям все основные материалы: цемент, арматура, опалубка — ИМЕЮТСЯ В НАЛИЧИИ, работы ведутся в соответствии с графиком БЕЗ УЩЕРБА ОСНОВНОМУ ПРОИЗВОДСТВУ.
Дополнительно требуются плиты дорожные ДП–46 в количестве 60 штук на сумму 600000 рублей, плитка–брусчатка 210 квадратных метров на сумму 150000 рублей. ПРИ ОТСУТСТВИИ СРЕДСТВ у ОАО “Таймырэнерго” на приобретение временно возможно выполнить планировочные работы отсыпкой гравийно–песчаной смеси. Возможен вариант финансирования данных средств за счет ПОЖЕРТВОВАНИЙ ОТ ЖИТЕЛЕЙ ПОСЕЛКА СНЕЖНОГОРСК.
На основании вышеуказанного прошу Вас срочно отменить распоряжение №60 от 5.07.2004 г.
В случае Вашего отказа в отмене распоряжения настаиваю на СРОЧНОМ РАССМОТРЕНИИ вопроса об окончании работ на стеле поселка Снежногорск и памятника строителям НА ПРАВЛЕНИИ ОАО “Таймырэнерго””.
Ага, значит, во–первых, для стратегически неприятных последствий нет оснований: праздничное строительство осуществляется без ущерба основному. Ну, слава Богу, а то мы, было, заподозрили, что все силы, людские и моторизованные, брошены на стелу и памятник! Во–вторых, пишет эту записку человек, четверть века отдавший работе на станции, умеющий отвечать за свои слова (и держать слово). И мы верим ему. А деньги? Как с ними? Так и тут есть выход: отсыпать гравийно–песчаной смесью. Всем миром готовы достроить дорогой им памятник!
Ну, вот и ладно, кажется, близится счастливое разрешение вопроса. Близится? Нет, если что и “близится”, то это ответ:
“Уважаемый Анатолий Николаевич! В ответ на Вашу служебную (следует понимать “записку” В.М.) хотелось бы напомнить, что согласно Уставу общества, его цель — получение прибыли для акционеров (то есть как раз тех, кто готов жертвовать на памятник В.М.). Вы, как член правления общества, это обязаны знать (стыдитесь, Анатолий Николаевич — В.М.).По утвержденному бизнес–плану на 2004 год (…) разработан ряд мероприятий и принято решение о корректировке бизнес–плана на недопущение убытков в 2004 году.
Кроме того, заморожены программы компенсационных выплат для работников общества. Эти средства лучше направить на выплату компенсации работникам, чем “зарывать в землю”, как Вы предлагаете.
В соответствии с п.1.2.1 договора с членом правления Вы имеете ПРАВО ВКЛЮЧИТЬ ДАННЫЙ ВОПРОС в повестку правления. Генеральный директор Ю.П. Ямпольский”.
К повестке и наличию права “включить в нее вопрос” мы еще вернемся. Но каково сказано! Умри — лучше не скажешь: “зарыть их в землю”. Известно давно: благими намерениями… Вот “разработан ряд мероприятий”. Для чего, спрашивается? А для того, чтобы “направить на выплату компенсации работникам”. Что тут возразишь? Да ничего: благое дело заботливого руководства. Однако Анатолий Парыгин недоумевает, как строительство (или, вернее, нестроительство) памятников способно “разморозить” выплату компенсации работникам? Нет, конечно, можно допустить, что и закупленную краску, цемент или песчано–гравийную смесь, к примеру, можно выдавать в качестве компенсации. Банками, мешками… Или продать, и вырученные деньги… Так сумма–то ничтожная, не хватит на всех. Эти соображения он высказывает генеральному директору. В личной беседе. А потом и в следующем послании:
“Объяснительная записка. Генеральному директору ОАО “Таймырэнерго” Ю.П. Ямпольскому. На Ваш №119–2298 от 19.07.2004 г. сообщаю:
…2. По вопросу распоряжения №60 от 5.07.2004 г. по строительству памятника гидростроителям и окончанию стелы поселка Снежногорск, согласно утвержденного Вами плана мероприятий, мною Вам направлена служебная записка от 6.07.2004г. №001–826, где изложено состояние дел.
ПО СОГЛАСОВАНИЮ С ВАМИ 12.07.2004 г. №001–848 вопрос о продолжении работ направлен секретарю правления ОАО “Таймырэнерго” Т.А. Кульбакиной на голосование членов правления путем заочного опроса, по непонятным причинам решение правления не оформлено.
Мною получены ОДОБРЕНИЯ БОЛЬШИНСТВА членов правления, поэтому я вправе СЧИТАТЬ ВОПРОС ИСЧЕРПАННЫМ, а приобретать или не приобретать недостающие материалы — это вопрос Вашей чести и совести.”
Считаю, что должно быть делом чести любого руководителя выполнять коллективные решения по увековечиванию памяти людей, совершивших подвиг в суровых условиях Крайнего Севера…
…Готов доказать на любом компетентном уровне, что те мизерные затраты, когда основные работы выполняются хозспособом, никоим образом не могут отразиться на финансово–хозяйственной деятельности ОАО “Таймырэнерго”.
Что же произошло с момента, когда было издано запретительное распоряжение и до процитированной выше объяснительной записки, где тон деловой переписки перерос в эмоциональную, но с точки морали правильную “фазу”. А вот что… Парыгин, воспользовавшись тем самым пунктом 1.2.1 договора с членом правления ОАО “Таймырэнерго” рассылает другим трем его членам Макарову Б.Н., Жежелю И.И., Бардюкову В.Г. письма с просьбой высказать мнение о продолжении строительства памятника, ставя этим же письмом в известность секретаря правления Кульбакину Т.А. Мнение членов правления однозначно: необходимо строительство довести до конца. “…Требует обязательного окончания”, — пишет свое заключение директор Курейской ГЭС В.Г. Бардюков. “Учитывая социальную и историческую значимость данного объекта, предлагаю продолжить работу по завершению строительства памятника гидростроителям”, — пишет И.И. Жежель.
Социальную и историческую!.. Вот как?! Кому ж это не ясно? Ведь составляя и утверждая план мероприятий, дирекция тем самым понимала и соглашалась не столько со спонсорской, сколько именно с социальной и исторической значимостью своего участия.
Посчитав требования пункта 1.2.1 выполненными, Парыгин продолжил работы по памятнику, после чего и последовало требование вышестоящего начальства объяснить свое непослушание. Вышестоящее начальство понять можно; на то оно и вышестоящее, чтобы блюсти исполнительскую дисциплину. Анатолий Николаевич Парыгин, заслуженный энергетик, орденоносец и директор ГЭС, в одночасье оказался производственным хулиганом и ослушником! На что ему и было указано (вы успеваете следить, читатель?) в письме №001–896 от 20.07.2004 г. вышестоящим… генеральным директором:
“…Разъясняю вам:
…в нарушение указанного Распоряжения Вы продолжили вести работы, не довели настоящее Распоряжение до сведения работников филиала Усть–Хантайская ГЭС, что подтверждается объяснениями работников…”
и дальше…
“В соответствии с пп. 6.8, 7.9, 8 Положения о правлении общества (…) Вы, как работник общества, обязаны исполнять мои распоряжения… Общее собрание акционеров, совет директоров не выносили на рассмотрение правления вопросы строительства стелы и памятника гидростроителям. Следовательно, принимать решение выносить или не выносить вопросы о строительстве стелы и памятника гидростроителям на рассмотрение правления вправе только я, генеральный директор…”
Вот тут стоп! Стоп! Вы что–нибудь понимаете? Мы — нет. Решение, на наш взгляд, уже ведь БЫЛО ПРИНЯТО, когда генеральный директор поставил свое “утверждаю” на плане мероприятий. Что, еще раз нужно “утвердить” утвержденное?
Однако мы отвлеклись…
SAMSUNG DIGITAL CAMERA“Вы нарушили установленный порядок…” “Вы не сочли нужным направить…” “Также ставлю Вас в известность, что акционер общества изменил количественный состав членов правления — ранее 5, сейчас 7”.
Что–то нам это напоминает… до боли знакомое… А вам? Правда, похоже? Но изменил, так изменил… И наконец:
“Впредь рекомендую Вам… действовать исключительно в рамках Вашей компетенции, соблюдать субординацию и трудовые обязанности работника”.
Нам очень хотелось отыскать Юрия Петровича Ямпольского, чтобы задать ему лишь один вопрос: почему, ну почему возникло столь принципиальное несогласие с памятником людям, его, безусловно, заслужившим? Ведь воздастся же. Благодарностью воздастся потомками, которые фамилию Юрия Петровича с теплотой поминать будут! Хорошо. Допускаем (хотя с бо–о–ольшим трудом): с финансами у энергетиков “напряженка” и есть другие проблемы, “горящие” и безотлагательные. Ну, скажи: друзья, коллеги, черти–дьяволы — или как нынче принято — господа, мы ж не “юбилейщики”, в конце концов?! Доделаем позже, сейчас откроем памятник “по временному варианту”, а в будущем Бог даст…
Мы вот как думаем. А выходит какой–то бумажный вавилон, а не памятник. Нервотрепка сплошная выходит…
Мы нашли Юрия Петровича по мобильной связи, в автомобиле, пробирающемся в московских “пробках”. Назвали себя и высказали желание узнать его взгляд на “памятные” события. “Статью писать будете?” — спросил Юрий Петрович. — “Ну, будем — не будем, — ответили мы. — А ваше мнение нам знать нужно”.
Юрий Петрович посоветовал перезвонить в офис минут через сорок. Перезвонили… Потом еще раз, еще… В московских “пробках” застрять немудрено…
Да и что бы ответил Юрий Петрович? Что он против памятника? Мы так не думаем. А вот ведь приказом №120 от 22.07.2004 года “за ненадлежащее исполнение своих обязанностей” выговор Парыгину объявил и лишил его премии за третий квартал на 100%. Более того, полномочия работодателя на Усть–Хантайской ГЭС приказом №121 от 22.07.2004 года возложил (читай, отстранив Парыгина) на главного инженера станции.
– Я теперь почетный директор, — невесело шутит по телефону Анатолий Николаевич.
Все тем же 22 июля датированным, выходит еще один приказ №68 о назначении комиссии “для установления наличия (отсутствия) материального ущерба вследствие неисполнения директором филиала “Усть–Хантайская ГЭС” Парыгиным А.Н. распоряжения генерального директора ОАО “Таймырэнерго” от 5.07.2004года №60 о прекращении с 6.07.2004 года всех работ по строительству стелы и памятника гидростроителям в поселке Снежногорск”.
“Скучно, господа, жить на свете!” К гоголевскому прибавим: скучно и гадко…
Где памятник? Где мероприятия к 40–летнему юбилею Снежногорска, столь славно глядевшиеся на бумаге? А нету! Скрылись за пеленой дождя из чернил, бумажным ураганом и… нет–нет, никаких эмоций, мы обещали быть выдержанно–документальными.
– Каковы результаты работы комиссии? Ее мнение? — продолжаем телефонный разговор с Анатолием Парыгиным.
– А никакие… никакое, — отвечает Анатолий Николаевич.
– А памятник, что с ним?
– Ничего…
Cтелу, слава Богу, достроили методом народной стройки. Мудр народ, мудр и дальновиден.
…Я памятник воздвиг себе?
От авторов. Во всех цитированных документах стилистика сохранена авторская.

Виктор МАСКИН.

Газета “Заполярная правда” № 136  (01.09.2004) и № 138 (03.09.2004)

Оставить комментарий

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru