К 80-летию города Игарки: времена и поколения. Статья о семье Гробовых. Газета “Игарские новости” № 16 от 29 апреля 2009 г.
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей

postheadericon К 80-летию города Игарки: времена и поколения. Статья о семье Гробовых. Газета “Игарские новости” № 16 от 29 апреля 2009 г.

Время чтения статьи, примерно 4 мин.

Перед юбилеем города волна воспоминаний захлестнула игарчан. Ведь жизнь каждого из нас неотделима от города – мы чувствуем ее сквозь игарские морозы и тепло человеческих сердец наших земляков.

Галина Гробовая посвятила свой рассказ 50-м годам прошлого века, в котором прошло ее детство в так называемом старом городе.

Мне часто по прошествии многих лет жизни снится маленький домик по улице Трудовой, 51 (ныне Пионерская), в котором проживала наша большая семья. В таких домиках жило большинство горожан старого города.

2grobovaj-statja1

Прекрасно помню детский сад по улице Шмидта и длинные гудки, которые разносились утром по старому городу с паросилового хозяйства лесокомбината, будя жителей на трудовые подвиги. Каждое утро отец доставлял нас с сестрой Людмилой в детский сад на нартах, запряженных огромным псом по кличке Пират, который прожил в нашей семье более 16 лет. Этот пес был настоящим трудягой, на нем не только возили нас, детей, но и доставляли воду с водокачки, ведь раньше не было центрального водоснабжения, как сейчас. Жители старого города в далекие 50-е сами добывали питьевую воду кто как мог. Память перелистывает картинки прошлого, как мы с папой приезжали на нартах, запряженных Пиратом на улицу Смидовича, где рядом с баней находилась водокачка. Отец из большого шланга, который был подвешен на деревянных опорах, заливал в бочку воду, а на воду накладывал деревянный кружок, чтобы при доставке домой не выплескивалась. Белье мама стирала талой водой, которую получали из снега, нагревая его в больших баках на печке, и нас, четверых детей, купали в этой же талой воде, благо, снегу-то в нашем родном городе во все века хватало. Надо сказать, что печь занимала главное место в маленьком домике, она была расположена так, чтобы все пространство, состоящее из маленькой кухоньки и комнатки-спальни. Мы, ребятишки, очень любили спать на сундуке, который стоял возле обогревателя этой самой печки, и всю ночь от него шло спасительное тепло, которого всегда нам, детям, так не хватало студеной зимой. Весной, когда солнце начинало уже пригревать, извещая о том, что зима идет к концу, мы высыпали на улицу и устраивались, как воробьи на завалинке, чтобы погреться под лучами теплого весеннего солнца.

После длинной зимы наступало жаркое лето. И несмотря на тучи комаров и мошки, которые не щадили никого – ни детей, ни взрослых, это было самое счастливое время. В июне начиналась огородная пора, и мама с папой начинали вскапывать огород, с которого осенью наша большая семья получала около сорока мешков картофеля. Огород располагался перед домом и был огорожен забором, чтобы стада лошадей и коров, которые бродили по улицам старого города в те времена, не забрели в него и не потоптали наши посевы. Выращивали не только картофель. Мама сеяла репу, морковь и турнепс, всякую зелень, особенно мне запомнился мак, который ярким пятном сияла в нашем огороде. Зимой мама из этого мака пекла очень вкусные рулеты, и вообще, наша мамуля была классной стряпухой. Чего она нам только ни пекла: и манники, которые выпекались прямо в печи на большой чугунной сковороде, и пироги с черникой, и блины, и еще много-много всего. Мы, вся ребятня, с нетерпением ждали, когда этот чудо-манник мама вынет из печи и разрежет на маленькие кусочки, которые мы затем с большим аппетитом уплетали, сидя за маленьким, сколоченным отцом, самодельным кухонным столом.

Летом в огороде топили железную печь, на которой готовили пищу, в домах печи не топили по той причине, что спать в натопленной избе было невозможно и еще из экономии дров. Летом топили печи только щепой, которую специально подвозили к домам вместе с опилками из лесокомбината. У меня и у моей сестры Людмилы были свои трудовые обязанности, так как мы с ней были погодки и считались старшими детьми в семье. Мама, уходя на работу, давала нам задание набрать щепок. Для меня это было нетрудно, и даже, можно сказать, радостно покопаться в приятно пахнущих опилках. Еще надо было накормить свиней травой мокрицей, это сочная трава, росла в нашем огороде в большом количестве, затем мы кормили крупой наших курочек и цыплят, которых мама разводила каждый год. Курицы неслись по всему огороду, и мне приходилось ползать между рядами картофеля и выискивать яйца, которые они откладывали. Иной раз в день курочки приносили до двадцати яиц, и это было большим подспорьем для нашей семьи. Многие игарчане в то далекое время держали коров, у нас коровы не было, но у наших соседей по улице Трудовой – Мазуровых, Смеховых, Дудченко. Калябиных, Сухоплюевых – коровы были, и мы ежедневно брали у них свежее молоко. К тому же мама водила нас в лес за ягодами и грибами, которые в больших количествах заготавливались на длинную полярную зиму. Из ягод варили варенье, а грибы солили и мариновали. Папа заготавливал рыбу, которую, слава Богу, в то время можно было беспрепятственно ловить.

1grobovaj-statja2

Хранили се в больших бочках в сенях, там же хранился небольшой бочонок с красной икрой, которую мы любили употреблять с мелко нарезанным луком, намазывая на кусочки хлеба. За короткое заполярное лето успевали все: и вырастить урожай в огородах, и заготовить дров на длинную зиму и сено для скота, которое косили по Черной и Губенской речкам. Нас часто брали на покосы на Черную речку, так как у нашей тети Ани Якимовой, старшей родной сестры нашей мамы, была своя корова, и им необходимо было заготавливать корм для своей кормилицы. До покосов мы добирались на моторной лодке, которую наш отец сделал своими руками. Лодка была вместительной, десять человек могли спокойно доехать до места назначения. Когда трава поспевала, взрослые косили сено, а мы, ребятня, ворошили его для скорейшей просушки, сухое сено сначала складывали в копны, а затем в стога. Какое счастье, забравшись на верхушку стога, прыгать в пахучем сена, утаптывая, чтобы осенние проливные дожди не пролили его! Вывозили сено в ноябре на лошадях. Это было опасное и трудное мероприятие, так как Черная речка местами не замерзала, и лошадь вместе с возом сена могла попасть в наледь, из которой не всем удавалось вырваться, приходилось даже оставлять воз с сеном в ледяном плену. Только по истечении некоторого времени, когда река прочно замерзала, сено доставлялось в Игарку.

(Продолжение следует) Галина КОЧЕТОВА-ГРОБОВАЯ.

Оставить комментарий

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru