На всякий блин есть свой клин
Поиск
Выбрать язык
Реклама друзей
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

Архивы погоды

postheadericon На всякий блин есть свой клин

Время чтения статьи, примерно 7 мин.

20-11-2005, 07:34:03, Igarka OnLine | 2423 x прочтений

О статье, которая вбивает клин между людьми и разделяет общество и которая  на страницах газеты «Игарские новости» не появилась.  В Постскриптуме   подробная информация  для тех, кто заинтересовался   нынешней жизнью  в Курейке.
Земельный вопрос  до сих пор не закрыт, он по-прежнему  будоражит умы и души игарчан. Мало того,  разногласия  мнений различных людей превратили Игарку в территорию войн.  Газета  «Игарские новости»  и местное телевидение стали тем полем, где периодически противники скрещивают свои копья.  Эта статья депутата районного совета Н.Н.Аносова подготовлена для газеты  «Игарские новости». Но в свет она пока не вышла.  По мнению редактора газеты,  публиковать подобные материалы нельзя, поскольку они «вбивают клин между людьми и разделяют общество».  Но автор статьи твердо стоит на своем мнении: «Иного я заявить не могу!»
В последнее время меня  часто спрашивают о том,  как я отношусь к  статьям  В.А. Гапеенко и  Р.Ю. Жимкуса, опубликованным в  №139  «Игарских новостей» от  13 октября, и почему я, Аносов Николай Николаевич,  не хочу на них отвечать. Отвечать и мало того – отстаивать свое мнение с различных трибун  я  готов. Депутаты районного совета  Н.С. Алексеенко и  А.Г.Злобин сделали все, что от них зависело. Мы постарались  привлечь людей к борьбе за свои интересы.  Именно в этом, я считаю,  настоящий патриотизм.  Вопрос территории надо признать архиважным, однако на обсуждение народа  нашими СМИ он вынесен не был. Осталось неопубликованным обращение жителей города, Совета ветеранов,  части депутатов Игарского городского и трех депутатов Туруханского районного советов в Законодательное собрание и администрацию края.


Идут какие-то закулисные политические игры, хотя нужно бы  думать об экономике. Если мы потеряем  территорию, мы потеряем  экономическую самостоятельность – вот в чем корень проблемы.    Постараюсь пояснить это на примерах. Совсем недавно в городе  работали  специалисты Роснефти, проводившие предварительную оценку всех объектов аэропорта.  Эти данные нужны для анализа: что выгоднее Роснефти – строить новую полосу на Ванкоре или  использовать мощности нашего аэропорта?  Думаю, перевес будет все-таки за нашим вариантом.   Наверное, это будет дешевле.   Ориентировочно,  на реконструкцию взлетно-посадочной полосы и  строительство аэропортового комплекса потребуется  700 – 800 миллионов рублей. Да, необходимо  заново построить грузовой и пассажирский терминалы, восстановить энергоснабжение острова через ВЛ-35, но все издержки будут несравнимо ниже там, где уже есть какая-то инфраструктура.  И уже ясно, что будут востребованы и  Прилуки, и Старая  Игарка, и нефтебаза. Как стало известно из структур Роснефти, уже к 2008 году на Ванкоре  намереваются построить нефтеперегонный завод, предназначенный для обеспечения горюче-смазочными материалами близлежащих территорий: Дудинки, Норильска, Туруханского района. Водным путем эти ГСМ   можно будет транспортировать в иные  регионы. Самым ближним  к Ванкору  речным и морским портом была, есть и будет Игарка.  Мало того, если использовать емкости нашей нефтебазы, можно  организовать бункеровку у нас морских судов, после чего стоимость доставки грузов Северным морским путем  снизится на 10 – 15 долларов за тонну, и тогда,  возможно, мы вновь заговорим  о  возрождении нашей перевалки.
Поэтому наша земля  -  это не просто грибные и ягодные угодья и рыбные места, хотя и это тоже важно,  это  тот плацдарм, с которого начнет развиваться наш город.  А если сегодня  отдаем эти территории, то как мы будем жить в будущем, за счет чего?  Ведь в дальнейшем  бюджет муниципального образования, его доходная часть, практически целиком  будет зависеть от налога на землю. Признаемся себе, что  пока мы являемся  дотационной территорией, как сейчас, мы никогда не будем жить хорошо. Да, может быть, появятся у нас дополнительные рабочие места, люди начнут получать достойную зарплату, с этой зарплаты в бюджет пойдет налог, но это  мало – копейки.  И вот вам пример того, как живет дотационная территория: желаем, чтобы на острове было организовано автобусное движение, но не можем себе этого позволить, не можем отремонтировать паром, подобные транспортные проблемы  вскоре могут возникнуть и в городе.
В конце октября из информации  наших СМИ вдруг стало известно, что в Курейке сложилась очень напряженная ситуация  с продуктами и товарами первой необходимости.  Об этом уже подробно рассказано в одном из предыдущих номеров газеты. Сейчас мне хотелось бы остановиться на том комментарии, который прозвучал в заключение моего интервью МТК «Игарка».  После того, как было рассказано  об итогах моей командировки  в Курейку, закадровым голосом ведущая бодренько сообщила, что в том бедственном  положении, в каком оказалось село, виноват чуть ли не я лично.  Молча снести подобное оскорбление не могу, поскольку к Курейке у меня особо трепетное  отношение. В свое время  в этом селе многое было построено с моим участием: скотные дворы, телятники, водоподъем, теплотрассы, и мне  сейчас больно видеть все это в  упадке.  В Курейке проживает много моих друзей,  да   меня там  каждая собака знает, и вдруг такое обвинение!
Курейка живет. Если ее не забывать и хотя бы чуть-чуть помогать, она выживет. Из  своих многочисленных встреч  с курейчанами знаю, что они по-прежнему  ориентируются и надеются на Игарку, овощи, которые в достаточно больших объемах      могут выращивать в селе, может взять только наш город.  Туруханску  курейская картошка и капуста не нужны. Могут курейчане зарабатывать и добычей рыбы. А вот здесь мы вновь  упираемся в   вопрос  территории. Нам заявляют, что никто  у нас не отнимет Енисей, наши участки любительского лова,   огороды и прочее…  Заберут!  Вот вам пример с Курейкой, где участок любительского лова рыбы с 15 километров уменьшен до двух.  А те места, где традиционно, почитай 300 лет, добывали себе пропитание жители села, отданы для промысловой  добычи предпринимателю из Ворогово.  Курейчане  теснятся на маленьком участке, вынуждены идти в ночь, заниматься браконьерством…   И тонут. Два года назад погибли отец и сын Жилинские, этой осенью – Михаил Белеля.  Гибнут мужики в расцвете сил и лет, специалисты, без которых село  и осиротело, и осталось без рук. Получается, что людей различными способами выживают с насиженных мест.
И  сразу же  мне припоминается  летняя  встреча на теплоходе  со староверами, которые везли   в Дудинку и Норильск на продажу грибы- сушеные, маринованные, соленые…  Как выяснилось из разговора,  живут они в   деревне под  Ворогово.  Школы нет, свет дают на два-три часа в сутки. Заниматься охотой и рыбалкой нельзя, ближняя территория уже поделена, рыбачат и охотятся почему-то пришлые люди.    Кто  может,  тот занимается сбором грибов и ягод, кто не может – уходит,  бросает дома, кто не находит  себя  в новом деле,  спивается. Вы только вдумайтесь: спивается староверческая деревня!  И это ли не пример той разрушительной силы, с которой мы сейчас сталкиваемся.
В целом о ситуации с территорией,  не ради спора  с кем-либо, а чтобы еще раз утвердить свою точку зрения, скажу словами песни: «Прежде думай о Родине, а потом о себе». Так вот, мои оппоненты, а это все люди известные, думают только о  себе. А почему, вполне ясно. Используя  служебное положение, защищают свои сугубо меркантильные интересы.  Действуют в угоду определенных  структур и ждут от тех откровенной подачки. Иного я  заявить не могу.

  Н. Аносов,
заместитель председателя  Туруханского районного совета.

 

Постскриптум:

Из отчета  о командировке в село Курейку помощника главы города Игарки  Л.А.Бирюкова   (31 октября – 2 ноября 2005 г.)
В настоящее время  в Курейке проживает  128 человек, из них 20 детей (15 школьников плюс 5 ребятишек детсадовского возраста),  108 взрослых, достигших 18 –летнего возраста, из них  работающих 65 человек. Пенсионеров, нигде не работающих, 24 человека, остальные – безработные (19 человек). Кроме того, в селе проживает так называемое сезонное  население, численность которого  колеблется в зависимости от сезона. Это люди, получившие жилье на материке, но по каким-то причинам не уехавшие из села, приезжающие в Курейку на лето или живущие в ней постоянно. Таковых насчитывается  от  12 (как  в данный момент, например,  зимой) до  30 – 40 человек (вместе с рыбаками)  в летнее время.
Единственным хозяйствующим субъектом  в селе является ТВК  (тепловодоканал) – структура Игарского ЖКХ. В ведении ТВК находится котельная, дизельная (свет в Курейке до сих пор дают круглосуточно), гараж, где стоит старенькая водовозка и колесный трактор.
Среди объектов социального назначения на первом месте находится школа. В Курейке уже давно поговаривают, что  село живет только школой – негде будет учить детей, село сразу же прекратит свое существование.
Курейская  школа рассчитана на 200 учащихся, сейчас школу  посещает 15 детей:
1-й класс – 2 ученика,
2-й -  2,
3-й – 4,
4-й- нет учеников,
5-й – нет учеников,
6-й – 1,
7-й –нет учеников,
8-й  -1 ,
9-й – 3,
10-й- нет учеников,
11-й – 2 ученика.

Таким образом, уже на будущий год  в курейской школе  не будет 1-го класса (детей  школьного возраста на «подходе» нет), не будет и 11-го выпускного класса, возможно, не будет  9-го,  8-го, 6-го классов.
В школе работают 8 педагогов, включая воспитателя группы продленного дня. Из них 4 пенсионера, 1 – молодой специалист. В случае закрытия школы без работы останутся 3 педагога.

В школе всего два старых компьютера, единственное, что удалось обновить в этом году – закупили новый спортинвентарь, но текущий ремонт в этом году не проводился. Требуется капитальный ремонт  кровли.
В селе действует клуб, который находится под одной крышей со школой, но в различных помещениях, и библиотека, расположенная в здании сельской администрации. Кроме того, есть почтовое отделение и отделение Сбербанка.  Нормально функционирует фельдшерско-акушерский пункт, где работают всего два человека – фельдшер и санитарка.

Основная проблема села Курейка сводится не к снабжению людей продовольствием –  с этим они справляются самостоятельно, а  к заготовке дров. Техника, способная преодолевать лесное бездорожье, тяжелые гусеничные тракторы, находится у частника – Виктора Васильевича  Нагорнова.   К Нагорнову выстраивается очередь, растянутая на многие месяцы. Кроме того, Нагорнов же  зимой ведет очистку подъездных путей к стоящим на отшибе отдельным  зданиям и жилым домам.  Курейчан не беспокоит то, что Нагорнов является фактическим монополистом по поставке дров и очистке улиц (цены Нагорнов держит приемлемые, ориентируясь больше не на собственные издержки, а на покупательную способность курейчан); жителей села, в основном одиноких женщин и пенсионеров, тревожит то, что  Нагорнов не вечен, ему 55 лет, в любой момент он может отказаться от заготовки дров, заболеть, выехать из села и т.д.  Курейскому ТВК или администрации села необходима собственная тяжелая  гусеничная техника.

В Курейке отсутствует пожарная машина.  Пожарную машину в село поставлять, может быть, не нужно. Требуется рассмотреть вариант поиска специального насоса высокого давления, который устанавливается  на водовозку и нагнетает воду в брандспойт.  Такие водовозки в Игарке есть.
В целом социальную обстановку в Курейке следует считать удовлетворительной. Недовольства отдельных ее жителей   связаны в основном с тем, что из села вынуждены уезжать именно те люди, которые нужны Курейке: например, дизелисты, механизаторы, учителя и просто работящие и непьющие мужики и семьи, способные к деторождению. Но здесь необходимо принимать во внимание  весь комплекс обстоятельств, в которых оказалось наше село. Курейка, как бы нам ни хотелось этого, никогда уже не будет совхозом «Курейка» – подсобным хозяйством Норильского комбината, не будет она  даже отделением совхоза «Игарский»,  сюда уже никогда насильно  не пригонят сотни людей, как это было в конце 40-х годов: женщин из Украины, а мужчин из норильских лагерей. Понятна ностальгия людей, родившихся здесь, выросших в то время, когда Курейка была востребована,  когда на енисейских заливных лугах  нагуливали себе бока  около  5 тысяч голов крупного рогатого скота,  когда за счет шефской помощи строились коровники, свинарники, птичники, а для людей -  жилье, взлетно-посадочная полоса аэропорта, когда в Курейке действовали детский летний пионерлагерь и круглогодичная  санаторная школа, в полную силу работала известная на всю Европу опытная станция  научно-исследовательского института земледелия  и животноводства Крайнего Севера,  когда ежедневно в Курейку совершали грузовые и пассажирские рейсы пять-шесть самолетов Ан-2, а  на берег с теплоходов сходили сотни туристов, желающих познакомиться с местом ссылки Сталина.   Ничего этого уже не будет, и многим людям не понять, почему это произошло, они склонны винит в этом конкретных лиц, в данном случае – главу села.

По словам главы села М.В.Ярославцева,  сейчас положение жителей села стало более стабильным, нежели 5 и уж тем более10 лет назад, когда во многом наблюдалась неопределенность, когда  чего-то ждали от Игарки и даже надеялись вновь стать отделением совхоза «Игарский». Народ избавился от иллюзий, надеется теперь только на собственные силы, каждый человек нашел свою нишу в жизни: кто-то – работает и зарабатывает  рыбалкой, огородом, кто-то – пьет и перебивается временными заработками на летних работах, а зимой колет дрова и чистит снег у домов. В селе появилась определенная категория людей, а это практически все, кто имеет устойчивый денежный доход, в том числе пенсионеры, которые уже не садят картошку сами, не пропалывают ее, не заготавливают сено, не таскают мешки  с берега от плавмагазина,  а нанимают для этого других. И эти другие с охотой выполняют подобную работу, правда, чаще всего, что печально, за бутылку, за кусок хлеба. Вот поэтому  в селе трудно выделить тех, кто спаивает население. Спирт не для продажи, а для того, чтобы расплатиться с поденщиками, закупают практически все, кто имеет  такую возможность. И в первую очередь это пенсионеры, которые могут  надеяться только на постороннюю помощь. К тому же – это гораздо дешевле.
Село не деградирует, как это было  10 лет назад, когда пьющих в селе было больше, чем непьющих,  село развивается, но не теми революционными методами, что применялись в 40-50-х годах, а эволюционным порядком:  лучше живет тот, кто  желает выживать.

Страницы: 1 2 3 Multi-Page

Оставить комментарий

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru