Надо бы по одежке протягивать ножки, или Где взять такую тумбочку?
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

postheadericon Надо бы по одежке протягивать ножки, или Где взять такую тумбочку?

Время чтения статьи, примерно 6 мин.

09-01-2006, 14:12:07, Igarka OnLine | 3367 x прочтений

18 ноября  в Москве состоялся  Конгресс муниципальных образований РФ,  участвовали  в нем  и представители Ассоциации  малых и средних городов России, членом которой является  наш город.  Перед этим  в администрацию Игарки из дирекции Ассоциации поступило письмо, в котором предлагается начать работу по подготовке  законодательных поправок, меняющих механизм формирования бюджетов муниципальных образований с целью обеспечения соответствия доходов муниципальных образований их расходным обязательствам.
Обязательства муниципальных образований сводятся  к выполнению  поселениями  основных  своих функций – создание благоприятной среды для проживания и реализации  преобладающей части жизненных потребностей и интересов  населения, практически такие же обязательства  на муниципальные образования  возложены   и по отношению  хозяйствующих субъектов.  Но все это возможно при условии  экономической самостоятельности и финансовой самодостаточности территории.

 

Признаками  самостоятельности муниципалитетов являются земли  в рамках установленных границ, их собственность и необходимые финансовые ресурсы (бюджет), кроме того, к  атрибутам   самостоятельности муниципальных образований отнесены избираемые населением органы местного самоуправления. Эти условия – основа реального городского самоуправления. Насколько мы приближены к ним? О финансовой самодостаточности  дотационной территории не стоит, наверное,  и речи вести, об  экономической самостоятельности города, в  котором  дважды обанкротилось головное предприятие, не нужно бы и заикаться, чтобы не смешить людей;  границы муниципального образования пока не определены и даже обсуждение данного вопроса   превратилось, по выражению одного из депутатов районного совета,  в территорию  войн. Остается только одно условие нашей самостоятельности – избранный нами  орган представительной власти – городской совет. Но что может сделать городской совет муниципалитета, не имеющего ни экономической самостоятельности, ни финансовой самодостаточности?
Поэтому есть опасения, и они небезосновательны, что по уровню  бюджетной обеспеченности мы будем опускаться все ниже и ниже. Если раньше, взять 70 – 80-е годы, город  Игарка  по уровню предоставляемых населению услуг в образовании и здравоохранении практически соответствовал крупному районному центру, и  это чувствовал каждый приехавший с материка человек, что и делало наш  город привлекательным,  то теперь мы можем опуститься  до уровня  деревни, тем более что центром нашего района, в который мы недавно вошли, является село. Правда, найдутся люди, которые скажут, что опуститься нам не дадут, поскольку социальные обязательства перед населением существуют еще  и у государства, и у региона, и у района. Но при этом надо бы заметить, что  предоставить  свою часть стандарта услуг, гарантированных государством, каждый уровень власти сможет только лишь в том случае, если потребность в финансовых ресурсах будет обеспечена необходимыми доходными источниками. А вот с этим, особенно в свете реализации закона 131-ФЗ и последовавшими изменениями в Налоговом и Бюджетном кодексах,  у муниципалитетов могут возникнуть  препятствия, потому  что критериев для определения достаточности доходной базы  не существует, как не существует  и минимально необходимого объема расходов. Значит,  постоянно   будут создаваться ситуации, когда  при  реализации  муниципальными образованиями своих полномочий  их  доходы не будут соответствовать потребностям муниципалитетов  на предоставление услуг населению.   И это положение можно было бы принять за вполне естественное, поскольку запросы общества  и должны  превышать его  возможности и  таким образом служить своеобразным локомотивом для развития и  движения вперед, если бы не множество “но”.
Во-первых,   хотя  в Бюджетном кодексе  и  содержатся положения о  финансовом обеспечении  государственных и муниципальных услуг  на определенном минимально допустимом  уровне,  стандарта  минимума услуг пока не существует. Правда, решение социальных  вопросов    уже  законодательно   разграничено между всеми уровнями власти.  Эти  полномочия  закреплены   Законом об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации (131-ФЗ), где кроме того сказано, что “органы местного самоуправления имеют право дополнительно использовать собственные материальные ресурсы и  финансовые средства для осуществления переданных им отдельных государственных полномочий в случаях и порядке, предусмотренных уставом муниципального образования”.  Мало того, наделение местного самоуправления отдельными видами государственных полномочий обеспечивается субвенциями,  предоставляемыми  местным бюджетам из  бюджета федерального или регионального, и все это на основании  соответствующих законов, которые должны содержать способ (методику) расчета нормативов для определения общего объема субвенций, “включая федеральные или региональные государственные минимальные стандарты”.  Но в заключительном пункте цитируемой  статьи 19 закона 131-ФЗ разъясняется, что положения федеральных законов, законов субъектов РФ, предусматривающие наделение органов местного самоуправления отдельными  государственными полномочиями,     вводятся в действие ежегодно соответствующим законом о бюджете при условии, “если федеральным законом о бюджете или законом о бюджете субъекта РФ на соответствующий финансовый год предусмотрено предоставление субвенций на осуществление указанных полномочий“.   Вроде бы все хорошо, ну а если так случилось, что  нет доходных источников и предоставление субвенций не   предусмотрено?  Значит, снижайте уровень стандарта или отказывайтесь от некоторых видов услуг и полномочий? А если отказ от какого-либо вида полномочий, например, в образовании или в здравоохранении  будет сопровождаться ломкой структур, сокращением кадров или  элементарным, в ожидании следующего финансового года затягиванием поясов живущих на этой территории людей?  И что, допустим,   через год, когда доходная часть бюджета вдруг превысит расходную и можно будет вернуться к утраченным полномочиям, мы вновь начнем воссоздавать разрушенное?
Во-вторых,   как обеспечить соответствующий   уровень стандарта услуг для стагнационных территорий,  в частности,   районов Крайнего Севера, где вряд ли когда-либо  появятся муниципальные образования с профицитным  бюджетом? А если эти муниципальные образования расположены  к тому же  еще и в дотационном регионе?  Ведь только такие поселения, только такие муниципальные образования, только такие субъекты РФ,   в которых доходная часть бюджета превышает расходную, имеют возможность отойти от минимума предоставляемых населению услуг, дать людям чуть больше и получить хоть какое-то развитие.
В-третьих,  какое развитие  могут получить дотационные территории, даже если им и будет своевременно каждым уровнем власти  обеспечен этот самый минимум? Минимум он и в Африке минимум, а на Севере – тем более.  Не окажутся ли  жители этих поселений  в заведомо ущемленном положении?   Естественно, окажутся. Если будет предоставляться минимум, процесс стагнации, поскольку развития не предвидится,  будет только усугубляться, переходить в стадию деградации, которая характеризуется сменой статуса поселений: город превращается в село, село – в деревню, деревня, лишившись прав муниципального образования,  превращается в рыболовецкий стан.
Все  это  необходимо бы воспринимать  тоже как естественное положение вещей.   Хотя  трудно, поскольку  для подобного  восприятия  требуется болезненная психологическая ломка. Мы  амбициозны,  в нас по-прежнему живы старые понятия, мы  думаем, что осваиваем Север, обустраиваем  город, который был, есть и будет форпостом культуры на Севере, надеемся,  что  кому-то нужны.  Но  реагировать  мы начинаем только тогда, когда  разруха коснулась нашего быта, напрямую связанного с социальной инфраструктурой города. Когда разрушалась экономика, мы этого не замечали или старались не замечать. К тому же многое двигалось по инерции. Теперь    мы  обвиняем власть в воровстве (мол, деньги разворовали, разбазарили, потому и  не смогли, например,  отремонтировать паром); требуем, чтобы у нас на острове  по-прежнему, как это было  20 лет назад,  выполнялось 15  рейсов автобуса, и    возмущаемся, когда кто-то говорит, что трех пенсионеров на почту  возить  нерентабельно,  а   на вопрос, где  взять средства на перевозки, заявляем: в бюджете. Но  ведь действительно нерентабельно возить трех пенсионеров на почту,  тем более что пенсию им могут принести на дом!  И  бюджет – это не  тумбочка, в которую кто-то регулярно кладет деньги! А денег не стало не потому, что их разворовали, а потому что деньги просто некому стало зарабатывать. Тут же предвижу другой вопрос, не менее возмущенный:   “А разве мы, бюджетники, не зарабатываем деньги?” Увы, мы, бюджетники,  денег не зарабатываем.  И это отдельная тема для разговора, в частности,  о  принципах  формирования  доходной части бюджета,  и в целом – о производительном труде и производительности труда, о создании материальных ценностей  и  о том,  “как государство богатеет и почему не нужно золота ему, когда простой продукт имеет”.
Подобное  положение вещей характерно не только для Игарки.  Неудовлетворенность жителей действиями власти по созданию условий жизнеобеспечения отмечается во многих уголках нашей страны, даже в  ста  километрах от стен Кремля, не говоря уж о Крайнем Севере.  И  пусть упрекнут  в  кликушестве, но хочется  предречь, что в дальнейшем,  если не последует  реальных сдвигов  в этом направлении, сначала возникнет  социальная напряженность на уровне малых муниципальных образований, как наиболее ущемленных,   а затем  к ним присоединятся    и более крупные города. А поскольку человек,  проживающий  в бараке на окраине столицы,    гораздо резче, чем провинциал, ощущает контрасты,    уже просматривается   арена будущих баталий.
Озабоченность всем этим     высказывается и  в письме  из  Ассоциации малых и средних городов России. Что было вынесено  на обсуждение  Конгресса муниципальных образований? Во-первых,    предложено ежегодно  на федеральном уровне законодательно устанавливать размер минимальной бюджетной обеспеченности, гарантирующий  предоставление каждому жителю России определенного перечня, качества и объема услуг. Для учета региональных особенностей разработать соответствующие  коэффициенты, которые будут использоваться при корректировке минимальной бюджетной обеспеченности.
Во-вторых,  -  разработать  стандарт минимальных услуг, определяющий перечень, количество и качество услуг, гарантированных   государством каждому жителю страны за счет бюджетных средств федерального,  регионального и муниципального уровней.
Все это хорошо, безусловно,  это попытка  решить уже назревшие проблемы и даже заглянуть чуть-чуть вперед,  но   особо впечатлительным  обольщаться не стоит:  так как стандарты  минимальных услуг  будут  разработаны (если только будут) для каждого типа муниципальных образований, “тумбочки”  все равно окажутся   разными.  А это значит, что минимальный стандарт услуг, к примеру,  в жилищно-коммунальном хозяйстве, первичном  здравоохранении, в культуре и образовании  для города с населением семь – восемь тысяч  всегда будет отличаться  и от перечня, и от уровня  точно такого же стандарта, но для  города, где живет миллион человек.
При этом, как ни парадоксально это прозвучит, в миллионном городе при высоком уровне бюджетной обеспеченности стоимость услуги  на душу населения  будет  значительно ниже,  чем в небольшом поселении. К чему это  приведет? А все к тому же:  к дальнейшей несбалансированности доходов и расходных полномочий и к ухудшению финансового положения   малых муниципальных образований  и снижению качества оказываемых населению услуг.
А в целом  данную ситуацию можно охарактеризовать короткой фразой: полномочия есть, денег – нет.

Страницы: 1 2 Single Page

Оставить комментарий

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru