САЛАНГИН Алексей Павлович – О ПРЕБЫВАНИИ В ЛАГПУНКТЕ № 1 Ермакове с 1948 по 1953 гг.
Выбрать язык
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

Оперативная связь

Фотоархив

postheadericon САЛАНГИН Алексей Павлович – О ПРЕБЫВАНИИ В ЛАГПУНКТЕ № 1 Ермакове с 1948 по 1953 гг.

Время чтения статьи, примерно 2 мин.
ERT

Салангин Алексей Павлович. Заключённый лагпункта № 1. 1950 г. Пос. Ермаково Красноярского края. Стройка № 503. До 1998 г. проживал в г. Игарка. Умер.

Первую зиму провели в палатках, постепенно строили бараки. Стахановский барак – так мы их называли, там не было сплошных нар.

В лагпункте № 1 было 1,5 тысячи человек, а всего, как говорят, в Ермаковских лагерях до Янова стана было 35 тысяч заключенных.

Начальником лагеря был Шерман. Сидели здесь по разным статьям: бытовики, политические, один председатель колхоза сидел за изнасилование, которого не было, другие за убийство. Были в бараке свои «блатные», жил с нами в одном бараке и староста. А охрана в зоне не жила, ее казармы стояли отдельно.

Кормили поначалу в палатках плохо, мало давали даже каши, а позже и питание стало хорошим. Были ларьки, нам первое время 100% зарплаты отдавали, потом 50%. Но наша зарплата зависела от того, сколько «сунет» наш бригадир десятнику и выше, то есть как «отчитается». После освобождения, кстати, многие уехали со стройки с тысячами (кто смог бумажные аферы провернуть), а я увез 800 руб.

Зона была обнесена колючей проволокой, поэтому решеток не было на окнах.

Одевали ватные телогрейки, брюки, маска, чтоб лицо не обморозить. Матрац, набитый сеном. Одеяло суконное, серое. Подушки ватные с наволочкой.

Бригадами строили в Ермакове ПГС – посёлок гражданского строительства, водонапорные башни, пожарку, больницу, ресторан. Звено, где я работал, было из 5 человек. Строили и школу, большая была, оставил на ней след – свои отметки. А позже строили железнодорожную станцию, перрон, депо.

Лагпункты стояли через 3-5 км, рядом с нашим был женский барак. Существовал и детский барак.

Показывали кино, позже сеансы были платные 2-3 раза в неделю. По воскресеньям писали письма, но их никто не запечатывал. Их проверяли. В пересылке вещей никто не ограничивал.

В 1953 году, когда узнали о смерти Сталина, работа пошла медленнее, чувствовалась растерянность, мы стали потихоньку самодельничать, мастерили чемоданы, к ним замки. Многие пили. Вскоре стало известно, что с навигацией начнут всех вывозить. Сначала тех, у кого сроки большие, потом нас – амнистированных. Некоторые дали согласие ехать на Новую Землю, строить атомный полигон.

IMG_2629

“Один из многих” на страшной стройке. Автор Игорь Маслов

В Ермакове дома стали разбирать и вывозить в Туруханск, Игарку.

Вспоминаю последние годы в Ермакове в лагерях, мы жили лучше, чем сейчас пенсионеры.

Не нужны такие стройки никому. Сколько людей погибло на них! Были у лагерей кладбища. Но хоронили не всех. Бывало в лес идем, сколотим брус и тащим на себе. В лесу, когда идешь то убитый, то застреленный (лежит). Самоохранники были так называемые, из числа зэков, они «шестёрок», других неугодных пристреливали, к дереву привязывали.

Побеги были редкими. Был у нас нарядчик (тот, кто разводит на работы), его фамилия Алимов. Штурманом дальнего плавания был. Хорошо ориентировался. Убежал вместе с блатным. Вернулся блатной один. Где. говорят, второй? Я его съел. За людоедство расстреляли.

Оставить комментарий

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru