Случай с майором Копыловым. Валерий Игарский. Рассказ.
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей

postheadericon Случай с майором Копыловым. Валерий Игарский. Рассказ.

Время чтения статьи, примерно 17 мин.

       Алексей Копылов всегда считал, что обычно ему везет, и вдруг приключилась с ним одна история почти волшебная. Так часто бывает, случится что-то неожиданное, непонятное и потом еще долго-долго человек так и не может понять, неужто так удивительно все и произошло на самом деле, или это был только сон?
Правда, судя по документам, его сознательная жизнь была лет на двадцать короче, чем его возраст, но он никогда не рассматривал этот факт, в качестве источника возможных недоразумений или неприятностей.Сознательная жизнь начиналась с окончания Томского Артиллерийского Училища (ТАУ), затем Афганистан, контузия с потерей долговременной памяти и далее быстрая, хотя и не полная, реабилитация и вполне успешное продвижение по службе в последнее время. Семья, любимая жена и два сына, вполне приличное жилье в Красноярске, все складывалось неплохо. Дома, когда вопрос касался его детства или юности, он обычно отшучивался, говоря, что вот, мол, миллионы лет назад “птенцы” динозавров не могли проклевать свою яичную скорлупу, “так и моя память: скорее всего это наследственное”.

Два-три раза в году ему приходилось ездить в командировки “на точки”, и это также не было особо обременительным даже и тогда, когда начальство давало особое задание и намекало, что “именно успешное выполнение подобных заданий является основным локомотивом, продвигающим офицера вверх по служебной лестнице”.


ОХОТА НА ГУСЕЙ

В этот раз он впервые летел в Игарку по делам, связанным с размещением и эксплуатацией новой матчасти, а сверх плана ему поручалось неофициально выяснить, “что там творится в военкоматах, и почему именно сейчас, в середине девяностых, так резко упал приток игарских новобранцев”.

Предстоящие осенние дни сулили роскошную возможность поохотиться, наконец, на серого перелетного гуся при полном отсутствии комара и прочего гнуса, и майор захватил с собой ружье и сотню патронов. Прилетел он в пятницу вечером, чтобы успеть поохотиться до понедельника, когда его уже будут ждать в “точке”. Проснулся рано утром, позавтракать было негде, магазины и ларьки были еще закрыты. Правда, в рюкзаке, разумеется, был НЗ, однако начинать с него не хотелось. “Что ж поделаешь, придется стрелять поточнее”, – подумал Алексей.

Затевать стрельбу на Острове, где расположен Аэропорт, ему тоже не хотелось, и поэтому он переправился через Протоку, быстро пересек притихший, опустевший, по-осеннему сумеречный и сиротливый город и направился на северо-северо-восток, где карта местности указывала наличие озерно-тундровой равнины.

Некоторое время тропинка шла лесом вдоль заросшей малопосещаемой просеки, которая вдруг резко оборвалась вблизи полусгнившей деревянной триангуляционной вышки и ему действительно открылась тундровая равнина, где поблескивала вода двух небольших, но глубоких озер. Вблизи росли редкие и довольно высокие, с высохшими верхушками ели и кедры. Почва под ногами стала мягкой, болотистой, Алексей невольно замедлил шаг… Ему хотелось развести костер и попить на воле горячего чайку, пачку которого еще дома ему положила в рюкзак жена. Идти же дальше пока не стоило: сырость будет только увеличиваться, а количество дров уменьшаться.

Где тут подходящее место для костра? Но не успел он даже скинуть на землю свой тяжелый рюкзак, как вдруг почти над головой услышал хорошо знакомое: “Ти-ли ку-ли-ри, ти-ли ку-ли-ри…”. Гусиный караван шел характерным несимметричным клином. “Штук сорок”,- подумал Алексей, вскидывая ружье, и, несмотря на то, что гуси летели высоковато, выстрелил дуплетом, почти не целясь…

Клин продолжал лететь дальше, как ни в чем не бывало, а времени на перезарядку ружья и на второй дуплет уже не было, далеко. И вдруг один гусь резко потерял высоту и шел теперь метров на двадцать ниже основной стаи, еще ниже, еще… и, наконец, он плавно приземлился почти в сотне метров от охотника, а клин, как ни в чем не бывало, так и продолжал лететь дальше…

Майор бросился в погоню за раненой птицей. “Вон он, голубчик… Странно, почему эта одинокая карликовая березка так сильно качается? ”- едва успел подумать он на бегу, как вдруг провалился по самую грудь в липкую, болотистую грязь. Он ухватился руками за ружье, которое легло на трясину, зацепилось за кустики багульника и голубики и тем спасло его от полного погружения в эту густую, холодную западню. “Не только убивает, но и спасает…”- мелькнуло в голове… и майор замер, понимая, что каждое движение приближает неприятную развязку.
“Так, стоп… хладнокровие… долго в такой напряженке я все равно не продержусь… надо погрузиться немного поглубже… тогда и выталкивающая сила увеличится и увеличится опора на непромокаемый рюкзак”, – и он заставил себя погрузиться почти по горло… Стало заметно легче держаться, но теперь холод пронизывал все тело:
“Не шипко положительная температура, не шипко…”

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 Single Page

Оставить комментарий

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru