Хантайка
Выбрать язык
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

Оперативная связь

Записи с меткой ‘Хантайка’

postheadericon Великан с реки Хантайки. Бороздин Виктор Петрович, 1971 год. Книга для детей про Усть-Хантайскую ГЭС

Время чтения статьи, примерно 17 мин.

velikan-oblozkaШЁЛ ВЕЛИКАН

Шёл по тундре Великан. Шёл, не выбирая пути, куда глаза глядят — в тундре нет ни дорог, ни тропок; иди куда хочешь.

Великан то поднимался на холмы, то спускался в низины… И гнулась под его ногами тундра. Хлюпала, чавкала тундра, пыталась ухватить Великана за унты. А он шагал себе и шагал. Унты на нём крепкие, непромокаемые, из оленьей шкуры — в них везде пройдёшь.

Только прошёл Великан, а там, где следы его остались, озёрца образовались. Набежала в них талая вода — и вот уже голубое небо и лёгкие облачка в них отражаются.

Незабудки, что росли с краю вмятины, заглянули в озерцо.

Жёлтый полярный мак тоже наклонился, чтобы полюбоваться собой. Но опоздал…

Тундра вздохнула, выпрямилась, и талая вода, что была в озёрцах, убежала.

А Великан уже шагал через заросли берёзок. И то ли он был так высок, то ли берёзки были уж очень малы: верхушки их не доходили Великану и до колен. Берёзки гнулись под его ногами, вминались в мягкий мох. Но стволы их упруги, ветви гибки. Едва освободившись из-под ног Великана, они приподнимались, встряхивались на ветерке и снова шелестели зелёными листочками.

qrcode_31marta.ru

QR-код этой страницы для чтения на телефоне

Налетели комары. Великан пробовал прогнать их, но ничего не получилось. Тогда он вырвал сразу пять или шесть берёзок, сколько уместилось в его Великаньей руке, и замахал ими. И комары отстали.

Из глаз Великана вдруг выкатились две слезинки. Одну незаметно смахнул ветер, а другая медленно расползлась по щеке. Великан плакал. Великан плакал от обиды. Его отец, самый добрый, самый ловкий охотник из всех охотников, самый лучший оленевод из всех оленеводов, ушёл из дома и не разбудил его.

А обещал взять с собой!

Отец собирался плыть вверх по Хантайке, вон к тем синим горам. Великану так хотелось с ним! Но отец уплыл один.

И Великан шагал по тундре. И никто не видел, как плакал Великан. А бы Великану всего лишь семь лет. И прозвал его Великаном дядя Саня. В шутку, конечно. Все другие зовут его Назаркой.

Поднявшись на холм, Назарка-Великан остановился. Потоптался на месте, с удивлением осмотрелся.

— Ой, куда я зашёл! Посёлок-то во-о-н, только крыши виднеются. А Хантайка совсем рядом. Пойду сяду на берегу и буду сидеть хоть всё пето! И когда с вернётся, пусть увидит, как я его ждал!

1МАМОНТОВ КЛЫК

У самого берега там, где выступал плоский камень, плеснула рыбина.

— Ух ты, сиг! —обрадовался Великан и стал быстро спускаться. Но вдруг поскользнулся и, если бы не ледышка, что попалась под руку, полетел бы в воду.

Ледышка была тёплая. Великан смахнул с нее кусочки сухой травы.

Нет, это не лёд. А что же! Камень! Но почему такой длинный и острый!

 «Откопаю», – решил Великан. Он достал нож, ещё дедушкин (Великан с ним никогда не расставался) и стал ковырять землю вокруг камня.        

Сначала работа шла быстро. Мох, траву, оттаявшую глину нож резал легко. Комья так и летели. Но потом копать стало труднее глина пошла промёрзшая вперемешку со льдом.,.       

Ведь за всё лето тундра вглубь оттаивает всего на две-три ладони, а дальше идёт вечная мерзлота. Великан попробовал раскачать его, но где там! Да и камень ли это!

Великан вырыл уже глубокую яму, а конца камня все не видно.

А что если это мамонтов клык?

Сердце Великана застучало часто-часто, а острие ножа стало еще упрямее ковырять мерзлоту. Великан так увлёкся работой, что не заметил, как из-за излучины реки выплыл катер.

Великан обернулся, лишь когда услышал звук мотора    

Катер приближался. Перед носом катера бурлила, дыбилась вода и пенной волной бежала наискосок к берегу.

И вдруг на палубе Великан увидел отца:

«Значит, он ещё не уехал?» Великан замахал рукой, закричал.

- Эге-е-е! Возьмите, меня-а-а!

Но на катере то ли не слышали, то ли не хотели подходить к берегу. Великан закричал ещё громче:

- Эге-ге-е-ей! Идите, сюда-а-а! Я мамонтов клы-ы-к наше-о-о-л. Люди на палубе обернулись и тоже стали махать. А отец закричал.

- Мы скоро придё-о-м! Беги домо-о-й, там гости-и!

- Нет, вы идите-е!

- Дома гости-и-и!

Катер пошёл дальше.

Великан вытер нож о мох и спрятал за пазуху: «Какие гости?…»

2ГОСТЬЯ

Дома никаких гостей не было и вообще никого не было. Только какая-то чужая девочка сидела со скучным лицом на бревне и смотрела на реку.

Великан заглянул за угол — там тоже никого, только олешки. Пробежал по улице. Может, пошли к соседям!..

У Ямкиных дедушка развешивал на столбах сети. У Лырминых старшие возились с оленьей упряжью, а малыши играли с собаками.

Тогда Великан вернулся к девочке.

— А где гости?

— Это я, — сказала девочка.

— Ты?

— Я.

— Гости?..

Великан даже присел на бревно. Потом, перекинув ногу, уселся верхом. Они смотрели друг на друга и молчали.

— А ты — Великан, да? —вдруг спросила девочка.

— Великан. А кто тебе сказал?

— А мой палка. Он про тебя всё знает. Он прошлым петом тут жил. Его зовут Александр Иванович.

— Дядя Саня! — Великан подскочил. — Дядя Саня приехал!

— Он на катере уплыл, вон туда.

— С моим отцом?

— Ну-да.

— А ты — Майка?

— Майка.

Великану всё ещё не верилось: и что приехал дядя Саня, с которым он так по­дружился в прошлом году, и что Майка — его дочка…

—  А эти деревья здесь растут? — спросила Майка и отколупнула кусочек коры.

— Эти не, — Великан похлопал по бревну, — Эти по реке идут. Их на лодке цепляют багром и — сюда.

— Значит, у вас не растут такие?..

— Ну я же сказал.

— У-у-у… — протянула Майка.

— Чудачка! Как таким большим тут расти, если в тундре мерзлотка…

— Что-что!

— Ну, лёд! Вот если копнуть немножко, сама увидишь. Ты не смотри, что тут полно цветов.

— У-у-у — снова протянула Майка, — скучно у вас тут…

— У нас скучно?! —Великан вспрыгнул на бревно. — Эх ты! Да у нас и без этих деревьев столько всего! А скучно, так уезжай.

Великан очень рассердился. Он отошёл от Майки и уселся на самом краешке бревна, спиной к ней.

Майка отодвинулась на другой конец и снова стала смотреть на реку.

 

4ДЯДЯ САНЯ-ВОДОМЕР

Великан тоже посмотрел на реку и вспомнил дядю Саню. Его все звали деда Саня-водомер.

Почему «водомер»! А работа у него такая. Он воду меряет.

А знаете ли вы, сколько в реке воды? Вы, конечно, скажете: в большой много, в маленькой — мало, а сколько точно — нипочём не скажете. Да ещё посме­ётесь: мол, вёдер не хватит, чтобы всю воду из реки вычерпать.

А вот дядя Саня без всяких вёдер измеряет. Он даже измерил воду в такой громадной реке как Енисей. А потом приехал сюда на холодную заполярную речку Хантайку.

Тогда Великан с отцом жили в оленьем стойбище, у самых Хантайских гор. Их чум стоял возле реки. Вот там дядя Саня и начал мерить воду.

Он натянул поперёк реки стальной трос. А немного подальше ещё один. И стал пускать игрушечные кораблики — белые чурбачки с красными флажками. Кораблики весело бежали по реке, красные флажки трепыхались на ветру.

Великан сначала смотрел с берега, а потом попросил:

— Можно я с вами буду играть, пускать кораблики?

— Можно, — сказал дядя Саня. — Править умеешь? Садись в лодку. Будешь помогать.

Они подгребали к первому тросу. Великан опускал в воду кораблик и по команде «Вира!» разжимал пальцы. И кораблик сразу бежал вниз по реке. А часы у дяди Сани — тик-так, тик-так, — секунды отсчитывали. Доплывал кораблик до второго троса — стоп, часики! Дядя Саня смотрел на них и, что они показывали, записывал в своём блокноте.

Они пускали кораблики и подальше от берега, и на середине реки, и у другого берега. Вода в реке течёт по-разному: где тихо, где быстро. А на середине бы­стрее всего. На середине кораблики так мчались, что часы не успевали отстукать и несколько секунд, а уже — стоп, трос!

Дядя Саня всё-всё записывал. Он сказал, что по этим записям он подсчитает, сколько протекает воды в Хантайке за минуту, за час и даже за целый год.

— Ну, Великан, — говорил он, — скоро ты свою Хантайку не узнаешь. Всё здесь переменится: и эти горы, и тундра, и берега, и сама Хантайка, Всё станет другим. Здесь даже ночью будет светло как днём.

Великану не верилось: как это можно изменить горы, каменные берега, Хантай­ку — вон она какая быстрая!

Потом по Хантайке стали плыть разные буксиры, баржи… Они везли желез­ные трубы, диковинные машины, каких Великан никогда ещё не видел. И всё туда, где они с дядей Саней воду мерили.

И вот дядя Саня снова приехал. И дочку Майку с собою привёз.

 

5А У НАС… А У ВАС…

Большая чёрная собака подошла к Майке. Майка даже ойкнула.

— Ты не бойся. — сказал Великан, — это Лапа, она не тронет.

Лапа и в самом деле вела себя мирно. Она ткнулась носом в Майкину ладонь, потёрлась о колено и улеглась.

— У вас все собаки какие-то ти-и-хие, — сказала Майка. — Мы приехали, а они молчат. А у нас чуть подойдёшь — они как залают!

— А чего нашим лаять? — сказал Великан. — Они же ездовые. Их как запрягут в нарты, да сразу трёх, а то пять. Эге-ге-е-ей! Они как понесут! Только держись! Хочешь, покатаю? — вдруг предложил он.

Майка молчала.

— А то на олешках, хочешь?

— Так нарты — это же всё равно, что сани. Как же на них летом?

— А у нас и летом на нартах ездят.

— Летом на санках никто не ездит! — решительно сказала Майка.

— A y нас ездят. Вон, — Великан показал на большие груженые нарты — в стойбище поедут.

Майка пожала плечами.

— А у нас во дворе у Борьки — кенарь, — неожиданно сказала она, — он, как утро, сразу как засвистит!..

— А у меня олешек есть, маленький. Хочешь, покажу!

Майка кивнула.

За домом, на траве, лежали два олешка. Ветвистые, одетые в мягкую шкурку рога их красовались над головами. Третий олешек стоял рядом и дремал. А малыш положил свою безрогую голову на шею большому олешку и сладко причмокивал.

Майка погладила его. Олешек вздрогнул и попятился. Потом посмотрел на Мамку большими, очень ласковыми глазами и, всё ещё причмокивая, потянулся к её руке.

— Смотри-ка. а у него рожки, — удивилась Майка, — маленькие!

— Растут, — подтвердил Великан. — скоро такие же, как у этих, будут.

— А где твоя мама? —спросила Майка Великана.

— Ушла добывать рыбу. Скоро придёт.

— Ловить?

— Ага. добывать. На лодке ушла.

Они помолчали.

— А у нас в тундре, — сказал Великан, — даже иногда мамонтовы клыки нахо­дят. И я нашёл, — Великану давно хотелось рассказать о своей находке.

— Настоящий? — удивилась Майка.

— Ага, настоящий. Только кончик торчит. А может, там, в мерзлотке, даже и целый мамонт сидит, замороженный.

— Я в тундре ещё никогда не была, — сказала Майка.

— Так пойдём. Только унты надень, а то в своих туфлях сразу промокнешь. Идём, я тебе дам, у меня ещё есть.

Унты Великана Майке были великоваты, но она потуже завязала под колен­ками, и они не стали спадать.

— Чудно, — сказала Майка, — у нас летом босиком ходят, а у вас в меховых сапогах…

— Зато теперь иди куда хочешь.

 

6ЕСЛИ МАМОНТ ПРОСНЕТСЯ

Мох под ногами пружинил, и бежать было легко и приятно.

«Как на ковре», — подумала Майка. Ей вспомнился ковёр во Дворце Съездов, в Москве, где она один раз была с мамой на концерте. Там ковёр был толстый и очень мягкий. На нём совсем не слышно было маминых каблучков, и казалось, что все ходят на цыпочках.

Этот так и окутывал ноги мягким мхом, переплетённым стебельками. И весь в цветах — голубые, жёлтые, розовые… Какой ни сорви, все красивые. И Майка нарвала целую охапку — больше некуда.

Они снова побежали. Майка прижала цветы к груди, но они всё же падали один за другим. Скоро только два огненных жарка да бутон полярной розы оста­лись в её зажатом кулаке.

Вдруг она остановилась.

— Ой, снег!

Большой серой заплатой в лощине лежал ещё не растаявший снег. Майка за­черпнула горсть.

— Настоящий снег!! Летом!!

Они прошли ещё совсем немножко.

— Вот тут, — сказал Великан.

— Что?

Вот тут давно-давно, когда не было на свете моего дедушки, и дедушки моего дедушки, и даже дедушки того дедушки, жил мамонт…

— Тот самый, твой?

Мой. Он был шибко большой и косматый. А хобот…

— Я видела слона в зоопарке, — сказала Майка.

— Ну, мамонт больше! Каждый клык его тяжелее целого олешка. И вот однажды он подошёл к реке напиться…

— А потом с ним что-то случилось, да! И он так и остался тут!

— Ага! А клык торчит, наверно, у того камня. Нет. наверно, у того. Нашёл! Вон, видишь?

— Нет,— сказала Майка.

— Ну вон торчит серый. Теперь видишь!

Держась за Великана. Майка спустилась вниз.

— А что, если мамонт спит! — вдруг сказала она. — Как сейчас проснётся, как вылезет!..

— А ты не бойся, — сказал Великан, — у меня же во! — И он достал свой зна­менитый нож. — Да он нас не тронет, он, наверно, добрый.

— Ага, — сказала Майка, — слоны тоже добрые.

— Если он вылезет, — сказал Великан, — он встряхнётся, потом подставит свой хобот, и мы заберемся к нему на спину и поедем…

— На тот большой холм? — обрадовалась Майка.

— И даже ещё дальше, во-о-н к тем горам.

Мамонт не проснулся и не вылез из мерзлотки. К холму они отправились пешком. Опять бежали по пушистому мху. Прыгали с кочки на кочку. Подъём ста­новился круче. Мокрые унты скользили. Чтобы не съехать, Майка цеплялась за траву. Когда поднялись на самую вершину холма, Майка замерла:

— Ой, как ту-у-т!..

— Что? — спросил Великан.

— Как далеко видно!

Кругом до самого горизонта зеленела холмистая тундра. То тут, то там сквозь зелень просвечивала талая вода. Снег растаял, а вода так никуда и не ушла, и светилась, играла солнечными зайчиками.

Чтобы поскорее увидеть, что скрывается за другими холмами, шлёпали прямо по трясине, по воде. А там были всё новые и новые озёра — голубые весёлые. Майка устала, но старалась не отставать.

Выбравшись на сухое место, Великан вдруг сам сказал:

— Передохнём.

Они присели на мягкий мох.

— А завтра мы с папкой поедем на стройку, — сказала Майка.

— Это на какую стройку? — спросил Великан.

— Ну, на электростанцию. Раз папка сказал, значит, поедем. Мой папка никогда не обманывает.

— И мой никогда не обманывает, — сказал Великан. — Он сказал, мы поедем туда, где было стойбище и где мы с дядей Саней воду мерили. А ты с нами поедешь?

— Не-е-т, я поеду на стройку, там интереснее.

— Нет, там интереснее, — сказал Великан, — Там теперь будет такое!.. Такое!  — Вот поедем, тогда увидишь!

Они немножко помолчали. Великан посмотрел на Майку, а она, как сидела, положив голову на колени, так и уснула.

«Вот как устала!» — подумал Великан.

Он хотел было разбудить Майку, но посмотрел на солнце, которое перебралось на другую сторону неба, подумал, что там, где живёт Майка, может, солнце уже зашло, и не стал будить.

«Где-то там у них уже ночь, — думал Великан, — потом будет день, и опять ночь. А в мае — всё лето день».

 

7НА ОЛЕШКАХ

Тихий звон долетел до Великана. Ом прислушался: где-то позвякивало. Великан вскочил и увидел вдали двух оленей, запряжённых в нарты.

— Майка, вставай, к нам едут! Да вставай же, едут!

— Кто?

Майка спросонок ничего не могла понять.

— Это, верно, старый Лема из стойбища едет.

Они побежали навстречу. Бежать вниз — не то, что взбираться кверху — ноги сами несут. Только тормози, чтобы не кувыркнуться через голову.

Олени остановились в низине. На нартах сидел старичок, одетый во всё меховое. В руке трубочка, на коленях длинная палка — хорей.

— Здравствуйте, дедушка Лема! — крикнул Великан. — Вы домой едете!

— Домой, — дедушка повертел трубочку. — Вот трубочку достал, табак достал, а огонь весь вышел.

— А у меня, дедушка, есть огонь, — сказал Великан.

Он сунул руку за пазуху. Достал кожаный мешочек, в котором носил спички, чтобы не отсырели, и протянул деду.

Дедушка улыбнулся, и морщинки на его лице сбежались к уголкам глаз, рас­курил трубочку и посмотрел на Майку.

— Это Майка, — сказал Великан, — дяди Сани-водомера.

Дедушка снова улыбнулся.

— A-а, дядя Саня-водомер — хороший человек, совсем хороший. Садись, довезу, — сказал он Майке.

— Садись, — сказал Великан, — домой поедем.

Он без приглашения уже устроился на самом конце нарт. Когда и Майка усе­лась, дедушка помахал длинным хореем, поцокал, и олешки быстро побежали, из-под ног только брызги полетели. Брызги полетели и из-под нарт. Зашипела, запи­щала вмятая полозьями трава. Нарты скользили плавно, ехать на них было очень приятно.

— Ну что? — сказал Великан. — А ты говорила — только зимой!

Майка не ответила. Она больше не спорила. Здесь, в тундре, всё по-другому. Ехать на олешках — не пешком идти. Олешки мигом домчали их до дома. А там их уже ждали Лапа, Великанья мама, Великаний папа и дядя Саня.

— Дядя Саня, здравствуйте! — закричал Великан и бросился к нему.

— Здравствуй, Великан, здравствуй!

А Лапа смотрела на них, поворачивая голову то к одному, то к другому.

— А мы уже в тундре были, — сказала Майка, — мамонтов клык видели.

— Завтра, — сказал отец Великана, — мы все поедем по Хантайке, туда, вверх.

— Ура-а! — закричал Великан. — Ну, что я говорил?

— Пап, а ты же говорил, что мы на стройку поедем? — сказала Майка.

— А мы и поедем на строительство гидроэлектростанции. Вот там-то мы с Великаном и мерили воду.

— Ура-а-а!!! — закричали теперь вместе Великан и Майка.

 

8ВВЕРХ ПО ХАНТАЙKE

На другой день, когда Майка и Великан проснулись, было уже завтра.

Катер почему-то долго не приходил. Великан и Майка уже несколько раз бе­гали к реке. Прошёл буксир, толкая впереди себя баржу с лесом, протрещала моторка… А катера всё не было.

Ом пришёл неожиданно. Спустил на берег жиденькие сходни, и едва они все поднялись по ним, как сходим сразу убрали и катер снова затарахтел.

Поплыли мимо обрывистые берега, начинённые каменными глыбами. Места­ми большие камни вылезали из воды. Хантайка пенилась, гнулась, перекатываясь через них, и бежала навстречу катеру быстро-быстро.

Великан и Майка перебегали то на одну, то на другую палубу. Везде было ин­тересно. Один раз увидели оленье стойбище. Оленей тут было столько, что и не сосчитать!

На катере запели. Великан и Майка перебрались через наваленные в проходе чемоданы, рюкзаки и тюки, сели на широкую лавку и стали слушать. Девушки были голосистые, а на воде песни особенно хорошо звенели. Их было спето много, а ка­тер всё шёл и шёл. Вдруг раздался долгий гудок. Впереди показались дома, палатки и высоченный подъёмный кран. Кто-то крикнул: «Приехали!» Катер причалил к до­щатой пристани, и все сошли на берег.

Великан огляделся. Та же Хантайка, и не та. Те же крутые берега, и не те. Этой пристани раньше здесь не было. И домов… Не было и этого подъёмного крана, ко­торый хватает своей сильнющей лапой с баржи целую связку огромных труб и переносит на берег так легко, словно это тростинки. А на барже…

— Эй, Майка, смотри-ка, медвежонок!

На носу баржи и в самом деле сидел на цепи бурый мишка. Он тоже дивился на этот большущий кран. Всякий раз, когда кран поднимал порцию груза, мишка вставал на задние лапы и задирал кверху голову. Он словно хотел понять, как это у крана всё так ловко получается.

В другой раз Великан и Майка обязательно побывали бы у этого мишки в гос­тях. Но сейчас им было некогда. Дядя Саня сказал, что надо спешить, потому что скоро начнётся перекрытие Хантайки. А такое не часто увидишь!

 

Книга детская. Великан с реки Хантайки2+ПОКОРИСЬ, ХАНТАЙКА!

Так много людей сразу Великан ещё никогда не видел: «Ой, как тут шумно! На­верное, всю тундру разбудили!» Люди собирались толпами, о чём-то говорили. Все чего-то ждали… И столько грузовиков! Весь берег запрудили, всю дорогу. А немного в стороне, в лощине, копошилось целое стадо землеройных машин.

Из громкоговорителей неслась музыка. На длинных шестах развевались флаги. Было шумно и весело, как на празднике.

— А где же плотина? — спросила Майка.

— А под нами, мы на ней стоим.

— Вот эта?

Майка потопала по деревянному настилу.

Они подошли к краю плотины и заглянули вниз.

— Ух, и высоко!

Плотина отгораживала лишь часть реки. С другого берега навстречу ей шла другая плотина. Но на середине они ещё не сошлись, и там бушевала вода. Сжатая с двух сторон, Хантайка с шумом рвалась сквозь узкую горловину. Гривастые по­токи воды неслись так быстро, что у Майки даже голова закружилась.

— Ой, как та-а-м!..

— Однако шибко потревожили Хантайку, — сказал отец Великана.

27.05.1967 г.

27.05.1967 г. Камень в проране с надписью “Покорись Хантайка!”

— Смотрите, машины идут! — крикнула Майка.

На плотину медленно вползала вереница гружёных самосвалов. На передней машине бился красный флажок.

А из громкоговорителей летели слова:

— Покорись, Хантайка! Помоги наш суровый северный край сделать ласко­вым и приветливым. Ты грозная, сильная… Но мы сильнее. Не сердись, не буйствуй!

Послышалась команда: «Давай!»

Момент перекрытия реки Хантайки на Хантайской ГЭС 1967

Момент перекрытия реки Хантайки на Хантайской ГЭС 1967

— Ура-а-а!!! — закричали все.

И Майка с Великаном тоже закричали:

— Ура-а-а!!!

А отец Великана покачал головой и одобрительно зацокал:

— Цо-цо-цо!..

За первой машиной к краю подошла вторая, потом третья. Пустые быстро отъезжали, а новые всё подходили. Огромные глыбины летели вниз и сразу исчезали под водой. Хантайка бурлила, пенилась, злилась ещё пуще — ей и до того было тесно в узкой горловине, а тут ещё эти камни загораживают дорогу!..

— А Хантайка всё равно удерёт, — сказал Великан. — Как ни перегораживай, всё равно удерёт!

— Да, — сказал дядя Саня, — реки не любят стоять на месте. И всё же Хантайке придётся покориться. Не пустит её плотина дальше. И вода будет поднимать­ся выше, выше… А нам это и нужно.

— И перельётся через плотину? — спросила Майка.

— Ну нет. Когда до верха останется совсем немного, ей откроют лазейки — большущие трубы в плотине. И по ним она станет падать с высоты вниз, на громадные колёса — во-о-н, видите, их уже привезли? Колёса завертятся, заработают машины, и побежит по проводам электрический ток.

— Вот это колесо так колесо!..

6277664Великан и Майка подбежали и подняли руки, но где там! Даже отец Beликана до середины не достал.

—  А ещё выше колёса бывают?

— Бывают, ребята, бывают и ещё выше. Но здесь нужны только такие. Вот спроси Великана, — сказал дядя Саня Майке, — зачем мы с ним воду о Хантайке мерили. А только затем, чтобы узнать, какие нужно ставить здесь колеса. Ведь если поставить очень большие, воды в Хантайке не хватит, и колёса не будут вер­теться. д поставить маленькие, вода оста­нется и будет течь зря.

Камни с самосвалов ухали и ухали… Но Хантайке всё ещё сердилась. Не так-то просто её покорить!

— Вот когда заработает эта самая се­верная электростанция…— сказал дядя Саня.

— Тогда тут будет такое!..— сказал Великан.

— Да, — засмеялся дядя Саня, — тог­да будет такое-претакое!.. В тундре по­строят новые красивые города… И боль­шие заводы…

— И кино! — сказала Майка.

— И стадион «Лужники», — сказал Ве­ликан, — как в Москве!

— И всю долгую ночь будет светло как днём, — сказал отец Великана.

—  И вырастут большие деревья, —  сказала Майка. — Да?

— Конечно.

— Я думал, это могут только настоя­щие великаны, — сказал Великан. — А оказывается, люди — великаны!! Правда?..

Книга детская. Великан с реки Хантайки2ПРИЛЕТАЙТЕ НАЗАД!

Быстро прошло короткое полярное лето. Потянулись на юг косяки перелёт­ных птиц: уток, лебедей, казарок… Небо нахмурилось, посерело. В тундре ещё не все цветы отцвели, а небо уже брызнуло мелким дождиком вперемешку со снегом. Не успели отдохнуть от прошлой зимы, а уже новая — вот она!

Скоро ударят морозы. Хантайка укроется толстым льдом, засыплется снегом;

 А пока что туда, сверху, идут последние баржи.

Эстамп. Разбуженная Хантайка (О строительстве Хантайской ГЭС).1973

Эстамп. Разбуженная Хантайка (О строительстве Хантайской ГЭС).1973

Великан и Лапа давно уже стоят на берегу. Подошли отец Великана и мать. Они тоже хотят попрощаться. Провожать пришли и дедушка Лема, и все соседи. Прибежали даже собаки. Они присели в сторонке и смотрели.

Катер уже совсем близко. Вон они. Мамка м дядя Саня, рядышком.

Майка первая сбежала на берег.

— Ох и надоело мне сидеть на одном месте!

— Бежим, — сказал Великан, — что я тебе покажу!

Лапа тоже приняла эту команду, и они все вместе побежали.

— Только не опоздайте! — крикнул им вслед дядя Саня.

— Мы скоро!

Клык был прислонён к стене дома: огромный, намного больше ребят, закру­ченный.

— Это мамонтов клык, — сказал Великан, — мы его откопали.

— А мамонт!

— А мамонта почему-то не оказалось…

Великану было очень обидно, мамонт такой огромный, а взял и затерялся где- то в тундре. Один только клык остался. Но зато какой клык!

— Как же они носили их, бедняжки!!

— Так они же сами какие были!.. А это вот тебе…— вдруг сказал Великан.

— Мне? — удивилась Майка. — Что это!

— Это я из кусочка клыка сделал. Кораблик. Смотри: и мачта, м флажок. Вот такими корабликами мы с дядей Саней воду мерили.

Катер дал гудок, и ребята побежали обратно.

— Ты ещё приедешь? — спросил Великан Майку.

Майка взбежала на катер. Катер отвалил от берега и пошёл вниз.

— До свидания, Велика-а-н, я ещё прие-е-ду-у! — громче всех кричала Майка.

«Чудная девчонка — эта Майка, — думал Великан, — приехала — говорила, здесь скучно, а стала уезжать — говорит, опять приеду!». А я, когда вырасту, буду, как дядя Саня, мерить воду в реках: в Норилке, в Курейке, в Пясине и даже в Тунгуске. И Майку научу. Мы будем вместе строить плотины».

Катер был уже далеко, уже никого не различить на нём. Все стали расходиться. Одна только Лапа осталась с Великаном.

В стороне, за рекой, послышалось тревожное гоготанье. Запоздалый гусиный косяк улетал в тёплые края.

— Прилетайте наза-а-д! — закричал им Великан. — И Майку с собой захвати-и-те! Пусть и она прилетает!

— Го-го-го-го-го! — донеслось в ответ.

«Прилетят, — думал Великан, — придёт весна, и прилетят. Все прилетят. Как же иначе!»

Книга детская. Великан с реки Хантайки1

Для старшего дошкольного возраста Виктор Петрович Бороздин ВЕЛИКАН С РЕКИ ХАНТАЙКИ Художник Ю. Копейко Редактор О. Лебедев Художественный редактор Д. Пчёлкина Технический редактор И. Колодная Корректор С. Бланкштейи Сдано в производство 8/Х 1969 г. Подписано в печать 7/IV 1971 г. Тираж 150 000. Бумага № 1 60Х9Р/в- 2,5 п. л. Уч.-изд. л. 1,8В. Изд. № 283. Заказ № 122 По оригиналам издательства «Малыш» Комитета по печати при Совете Министров РСФСР Чеховскйй полиграфкомбинат Главполиграфпрома Комитета по печати при Совете Министров СССР г. Чехов Московской области

postheadericon Снежногорск – из книги “Таймыроведение” Б.Р. Мандель

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

Снежногорск — одно из уникальных поселений Таймыра — поселок в Красноярском крае России, на реке Хантайке, в 50 км от устья Хантайского водохранилища, в 160 км к югу от Норильска (которому Снежногорск административно подчинен).В 200 5 году население Снежногорска состав или 1,3 тыс. жителей.

А основан он был в 1963 году как поселок строителей гидроэлектростанции.

235085-433В апреле 1963 года страна услышала сообщение ТАСС: «Закончены изыскания… Станция будет одной из крупнейших в зоне вечной мерзлоты».

17 мая 1963 года на берегах Хантайки высадился первый десант строителей, а вскоре вырос и большой палаточный городок на левом берегу реки у Большого порога. Лозунгом первых строителей были слова:

Мы раздвинем завьюженный лес,

Мы построим Хантайскую ГЭС!

На высоком берегу будущего водохранилища появились первые деревянные двухэтажки с печным отоплением.

 

Лютые морозы, неустроенный быт, палатки, летом — мошка, техника не выдерживала, а люди работали, пели, смеялись, писали стихи, растили детей. И им все удалось. Люди не жаловались, не сожалели. Они были молоды, дружили и любили. Работа приносила им радость.

Суровая таймырская земля стала для всех родной. Здесь выживали и оставались только сильные, настоящие люди.

Усть-Хантайская ГЭС, гидросооружение за 69-й параллелью, одно из самых уникальных творений человека. На крайнем севере, в экстремальных условиях, в кратчайшие сроки была построена станция. Построена – человеком!

235085-432Герб Снежногорска

Брезент палаток, ветер и мороз -

Все было у строителей на старте.

Но всем ветрам наперекор; и жил и рос

Поселок, не отмеченный на карте…

В 1965 году во все почтово-телеграфные справочники был вписан, а на географических картах обозначен новый заполярный поселок городского типа — Снежногорск!

Для многих, Хантайка осталась в памяти как лучшая часть жизни. Строители ГЭС вспоминают: «Спасибо, тебе Хантайка, что ты была, есть и будешь! Спасибо судьбе, что она подарила в этой жизни нам тебя, Хантайка, с твоей суровой, но прекрасной природой, с твоими чудесными, золотыми людьми. Мы любим и помним тебя, Хантайка!»

Вместо фиников – морошка.

Можно здесь сойти с ума

И ума набраться можно.

Если только не винить

За свою судьбу ладошку,

Если искренне любить,

Больше фиников — морошку.

Снежногорск связан воздушным сообщением с Норильском и Игаркой. В 2006 году аэропорт (называемый «орлиным гнездом»), находящийся здесь, был расформирован и самолетное воздушное сообщение менаду Снежногорском и Норильском прекратило свое существование.

235085-434Эта красавица и есть Усть-Хантайская ГЭС!

Еженедельно выполняются вертолетные рейсы авиакомпанией «Таймыр» по маршруту Норильск — Снежногорск — Норильск.

Градообразующим предприятием Снежногорска, как вы понимаете, и является Усть-Хантайская ГЭС мощностью 441 000 кВт.

Да, сегодня Снежногорск — современный поселок. С бассейном и спортзалом, с теплыми квартирами, с телефоном и Интернетом… И рядом с ним — Хантайское море и зеленая безбрежность лесотундры. Первое обманчиво-ласково блестит солнечной чешуей холодной глубины; от второго — впечатление, как от аккуратно подстриженного газона. Рядом со взлетной полосой — нежно-сиреневые полосы: говорят, кто-то несколько лет назад завез семена в Снежногорск, и проросли они волнистыми, мягкими коврами по поселку: весной — желтые, к середине лета — зелено-сиреневые, а к осени, к скорым снегам, седые. Ковылем их здесь прозвали, видать, за похожесть некоторую да потому что напоминают они многим далекую родную, «Большую» землю. А как на самом деле зовут эту красоту никто и не знает…

Приближается Таймырская, Снежногорская осень… Но еще зеленеет ольха, буйной краской отсвечивают лопухи (Ошибка! Лопухов в Снежногорске нет! Отсутствуют таковые и в Игарке…), желтеет пижма и розовеет иван-чай, клонятся ивы, приветствуя гостей… По дорожкам и тропкам идут люди с кузовками за пахучими груздями, солидными подосиновиками, многосемейными опятами, бахромчатыми моховиками, за морошкой, черникой, голубикой!

Вот такое лето в Снежногорске!..

postheadericon Проблемы снежногорцев во время строительства Усть-Хантайской ГЭС

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

kvitok 120Нам пишут

Жил-был красный уголок

Когда-то наше общежитие считалось одним из лучших на Хантайке. Сейчас этого о нем не скажешь. А началось все с того, что…

Летом в умывальнике испортилась водосточная труба. Долго вода лилась прямо на пол, придешь после работы умыться и обязательно обрызгаешь при этом себе ноги. Мы начали возмущаться, требовать починки трубы. Думали, поможет. И помогло. Т. Ф. Каськова, комендант нашего общежития, поставила под каждый умывальник ведро, а дежурным вахтерам было велено выносить полные ведра. Но что такое ведро воды, когда надо вымыться стольким парням, а ведь среди нас есть и КРАЗисты, и бульдозеристы, и рабочие других профессий. Долго, почти по полгода, было такое положение и только на днях, наконец, исправили трубу.

Вы скажете, мол, нечего баню разводить в умывальнике, для этого есть душ. Правильно. Но от душа, как когда-то и от теплого сухого умывальника, остались одни приятные воспоминания. Было время, когда действительно можно было, придя с работы, помыться в душе. Но в начале зимы вышли из строя какие-то трубы и до сих пор ремонт не продвинулся, ни на шаг. Сейчас воду в общежитии можно найти в умывальнике, да и то очень горячую — холодной нет. Если хочешь пить — беги к колонке. И ходим, а куда же денешься? Ходим с графинами, кастрюлями, ведрами

Был раньше у нас и красный уголок, где можно было посмотреть телевизор, поиграть в шахматы, почитать газеты. Сейчас же он наглухо опечатан. Там хранятся матрасы и прочий житейский инвентарь, бывший в разных общежитиях, которые сейчас закрыты. Но причем здесь мы?

Была у нас когда-то и фотолаборатория. Сейчас в ней — тоже гора матрасов, и дверь опечатана.

Воспитатель нашего общежития регулярно приносит почту, но на этом, к сожалению, ее деятельность, как воспитателя, и заканчивается. Не знаем, поможет ли паше письмо, но хочется верить, что администрация общежития и вышестоящие органы поймут нас и, наконец, устранят эти недостатки.

Жильцы общежития № 7.

kvitok 124И отвечают

БУДЕТ СНЕСЕНА

Отвечая на письмо жильцов дома № 13 по улице Молодежной, сообщаем, что нами, работниками ЖКО, приняты по нему следующие меры. Выяснено, что пользуются частной баней жильцы дома № 114 из квартир 16 и 11 рабочий АТК-9 Д. Кооп и работник СУ-2 Ю. Ружейников. Им были вручены извещения следующего содержания: «Частная баня, находящаяся рядом с жилым домом, должна быть убрана вами в течение трех дней. По истечении этого срока баня будет снесена бульдозером без повторного предупреждения». Д. Кооп и Ю. Ружейников отказались расписываться в получении этого предупреждения. Они хотят сделать вид, что ничего не видели, ничего не слышали, так же, как сделали такой вид и после опубликования в газете жалобы их соседей.

Конечно, баня будет снесена в ближайшее время и без их согласия. Однако удивляет тот факт, что в нашем обществе еще существуют люди, способные думать, что им все дозволено, и они могут не считаться с тем, что их прихоти заставляют страдать других. Д. Кооп и Ю. Ружейников забыли, что они живут в советской стране, и никто не позволит им нарушать принципы нашего общества.

Т. ЛУЧИНИНА, управляющий домами.

 

Чтобы праздник был весёлым

Новогодний праздник по праву считается самым веселым в году. Весело у елки и Детям, и взрослым. Но что это? Вспыхнула одна игрушка, другая, по зеленым веткам побежал огонек и комната наполнилась дымом.

Праздник испорчен. И не злой умысел повинен в этом, а совершенно невинная кварцевая лампа, которой воспользовались для освещения нарядной елки. Под действием тепловых лучей лампы целлулоидные игрушки воспламенились и елка загорелась.

Чтобы праздник принес радость, а не огорчения, чтобы избежать пожаров, необходимо строго соблюдать противопожарные правила устройства новогодней елки.

Елку нужно устанавливать на устойчивом основании (бочка с песком, подставка) вдали от отопительных приборов. Ветви ее от стен и потолка должны находиться на расстоянии не менее одного метра. Для освещения елки пользуйтесь: только электрическими гирляндами заводского изготовления. Не применяйте для украшения новогодней елки свечи, игрушки из целлулоида и других легко воспламеняющихся материалов.

Не зажигайте бенгальских огней вблизи елки, не посыпайте ее бертолетовой солью. Не украшайте ватой, если она не пропитана огнезащитным составом.

Товарища! Соблюдая противопожарные правила про устройстве новогодней елки, вы убережете, свой дом от пожара, сохраните в нем радость и веселое настроение.

Г. ЯКОВЛЕВА, старший инструктор отряда ППО-6.

kvitok 128

postheadericon Этимология нерусских географических названий. Хантайская гидросистема

Время чтения статьи, примерно 11 мин.

6 Природа Хантайской гидросистемыДважды публиковались материалы по топонимике Хантайской гидросистемы [Малолетко А.М., 1980, 1983]. Ниже приводится этимология географических названий нерусского происхождения, в ряде случаев уточненная. Помимо словарных и других литературных источников при анализе топонимики бассейна использованы сведения, полученные от информаторов. Особенно ценные сведения были получены от эвенков Петра Михайловича Елогира (1905—1979), Федора Степановича Укочера (1919—1977), Брускона Васильевича Панкагира (1923 г. р.), Мамия Федоровича Елогира (1932 г. р.), Афанасия Ивановича Чукачара (1933 г. р.), Иллариона Степановича Яроцкого (1933 г. р.), Николая Савельевича Утукогера (1943 г. р.).

Сокращения: г. — гора, зал. — залив, о. — остров, оз. — озеро, п-ов — полуостров, р. — река, ур. — урочище (местность).

Абджак — г., «запирающая» конец северной «штанины» Б. Хантайского озера. От эвенк, абду (авду) «скот», «стадо», «табун», «домашний олень». Место, где удобно пасти оленей. Их загоняют на плоскую вершину горы jr перегораживают чумами перешеек. Отвесные склоны горы не позволяют оленям разбредаться.

Абджакит — р., впадающая в «штанину» Б. Хантайского озера восточнее г. Абджак. Место, по которому загоняют оленей на Абджак (см.).

Аккит—1) р., до заполнения водохранилища впадала справа в р. Могокто, ныне впадает в северо-восточную часть водохранилища; 2) р., до заполнения водохранилища впадала в Хантайку. Сэвенк, «причал». По словам М. Ф. Елогира, там сохранились избушки экспедиций.

Амбар — п-ов на Б. Хантайском озере. Назван по амбару богатого эвенка, который хранил в нем продукты и разные товары.

Амнундакта — р., впадающая слева в р. Кутара-макан между озерами Кутарамакан и Б. Хантайским. «Наледная» — от эвенк, амнунда «наледь». Эвенкийское название р. Наледной, впадающей в южную «штанину».

Анаджа — обособленные горы: 1) в нескольких километрах западнее пос. Хантайское Озеро; 2) в 5 км западнее устья залива южная «штанина», на южном берегу озера. С эвенкского «сирота».

Анаджакан — р., впадающая с юга в Б. Хантайское озеро рядом с горой Анаджа (см.), буквально «маленькая сирота», т. е. небольшая речка, стекающая с горы Сирота.

Арбакли — залив М. Хантайского озера. «Мелководье», от эвенк, арба «мель» и суффикс -ли, который указывает на большое расстояние (распространение) признака именной основы, то есть «везде мелкий» залив.

Бобо — р., впадающая с юга в Б. Хантайское озеро у мыса Чаячьего. Названа по имени шамана, которое, возможно, произошло от эвенк, боби «гадание».

Богарич—1) р., впадающая слева в р. Кутарамакан между Б. Хантайским оз. и оз. Кутарамакан; 2) левый приток р. Ирбо; 3) горы восточнее устья р. Кутарамакан. «С гарью» или «с горелым лесом» от эвенк, бугар «гарь», «горелый лес».

Брус — г., р. в южной части Хантайской гидросистемы. По мнению всех информаторов, название исходит от русского слова «брусок» (точильный камень), который якобы добывали на этой горе. Возможно, переосмыслено иноязычное название.

Бугар — р., впадающая с юга в южную «штанину» Б. Хантайского оз. (западнее р. Иркинда). См. Богарич.

Буркан — г., р., находящиеся на северном побережье западной части Б. Хантайского озера. «Залесенные горы», что соответствует действительности (вершины гор не достигают гольцовой зоны).

Галель — р., правый приток р. Кулюмбе (см. Халель).

Гогочонда — р., впадающая с юга в Б. Хантайское озеро. Осмысливается как «тайменья» от эвенк, гого «черен топора»: река, в которой водятся небольшие, размером с топорище, таймени. Другое название Эдындэ (см.).

Гомер — г., другое название Абджак (см.). Осмысливается как «высокие горы» (Б. В. Панкагнр). М. Ф. Елогир под этим именем понимает гору восточнее устья р. Кутарамакан и связывает этот топоним с эвенк, гомер «смерть» (т. е. гора недоступная, смертельная).

Горбиачин (Горбиячин) — р., впадающая в южную часть водохранилища. «Безымянная» от эвенк. гэрбийэ «имя» и ачин «нет».

Г у б д ж а к и т — г. (см. Ухубджакит).

Гуткэн — зал., находится западнее п-ова Амбар. «Щука», от эвенк, гуткэн «щука». Другое название — Гуткорш «щучий». Залив мелководный, хорошо прогреваемый, с обильной водной растительностью.

Далир — зал. в северо-западной части М. Хантайского озера. «Чировый» (Б. В. Панкагир) или «запорный» от эвенк, далир «преграда», «запор», «заездок» на реке для ловли рыбы (П. М. Елогир). Вероятнее первая этимология, т. к. в условиях залива устройство «запоров» практически невозможно.

Дёлдая (Дельдая) — г. в верховьях Тукуланды. Возможно, от эвенк, дело «скала», «большой камень» или дело «горный баран».

Деличи — зал., отходящий от Дюпкуна на юг. «С тайменями».

Джа-Валгал (Джавалган, Джавалгар, Дявалгар) — р., впадающая с севера в Б. Хантайское озеро, в его западной части. После смерти шамана на могиле в шалаш положили шаманские принадлежности. Джавалган — «железная ручка от бубна». Ср. дявалган «дужка котла, чайника», «рукоятка».

Джейта (Двейта, Дейта) — р., впадающая в конце северной «штанины» западнее г. Абджак. Еще в 1977 г. П. М. Елогир связывал это название с какой-то невкусной ягодой, русское название которой он не знал. В 1983 г. жена Б. В. Панкагира сообщила, что эвенкийское название жимолости (синей горькой ягоды) — джикта, что может быть и принято, так как в долине реки действительно очень много этого ягодника. М. Ф. Елогир при обсуждении этого имени реки упомянул другое имя г. Абджак—Джегиктел—«гора, изрезанная на куски», — с которым связывал и название р. Джейта.

Джельмакит (Дельмакит) — восточная часть М. Хантайского озера. «Тайменье» от эвенк, джэли «таймень».

Джупкун (Дюпкун) — протока с озеровидным расширением, соединяющая М. и Б. Хантайские озера. Происхождение неясно. Местными жителями осмысливается как «горло». Эвен. джапка «промежуток, щель».

Дюр-Амут — двойное озеро в истоках р. Джейта. Буквально «два озера».

Ехандэ — р. (см. Неконды).

Иель — р., впадающая с запада в северную «штанину» Б. Хантайского озера. Осмысливается как «место, где олень после гона сбрасывает рога». От эвенк. ие (ийэ) «рог».

Икон (Икэн) — р., впадающая с севера в Б. Хантайское озеро в его западной части. Здесь мы имеем случай перехода имени нарицательного (местного географического термина) в имя собственное. Местными жителями воспринимается как лощина, удобная для перехода в другую речную долину. В эвенк, икэн «седловина, перевал горный, ущелье, падь».

Иктого (Иктэнэ, Иттэнэ) — о. в зал. Гуткэн. Назван по имени или прозвищу («беззубый») эвенка, жившего и умершего здесь в начале века.

Ипкит — до сих пор не выяснен географический объект, которому принадлежит это имя. В 1977 г. Ф. С. Укочер объяснил, что Ипкит — это залив, расположенный западнее п-ова Амбар. Имя залива, по его информации, происходит от названия мешочка, в котором хранятся мелкие домашние предметы (иголки, нитки, ножницы и др.). Для наглядности Ф. С. Укочер завернул угол скатерти в виде мешочка. Реалии не противоречат такому толкованию: залив буквально набит небольшими песчаными островами, что могло побудить эвенков сравнить его с мешочком, наполненным мелкими домашними предметами. На другой год П. М. Елогир заверял, что название Ипкит принадлежит заливу, расположенному восточнее перешейка. Б. В. Панкагир и Н. С. Утукогер, каждый в отдельности, сообщили, что Ипкит — это перешеек, «где стада оленей загоняют» для пастьбы на полуостров. В 1983 г. М. Ф. Елогир сообщил автору, что Ипкит — это пролив, где рыба переходит из залива в залив (см. Эвкит).

Ирбо — 1) р., впадающая с севера в Б. Хантайское озеро; 2) М. Хантайское озеро и истоки р. Хантайки между М. Хантайским озером и Третьим Порогом. «Нерестная» («икрометная») от эвенк. ирбэ «нерест», ирбэ «метать икру, нереститься».

Иркинда — 1)  левый  приток оз.  Кутарамакан; 2) р., впадающая в южную «штанину» Б. Хантайского озера (первый с востока приток). Осмысливается как место, где олень обдирает о дерево кожу с рогов перед гоном (сентябрь); от эвенк. иркин «обдирать (кожу с рогов)».

Июль — оз., отчленившееся от зал. Арбакли  (см. Ююль).

Калан — 1) зал. в северо-западной части Б. Хантайского озера; 2) р., впадающая в этот залив. С эвенк. «котел». Информатор П. М. Елогир в детстве видел треснувший бронзовый котел, брошенный у залива.

Капчук — оз. и р., соединяющая его с оз. Кутарамакан. Возможно, «теснина», «сжатая долина» от эвенк. капчи «тесный». Озеро Капчук около оз. Лама, очевидно, названо долганами, т. к. реалии здесь более соответствуют понятию капчук «мешок» (тюрк.).

Кая — р., впадающая с запада в Б. Хантайское озеро. Буквально «сковородка». Название дано по сковородке для выпечки хлеба, забытой здесь (по информации Ф. С. Укочера).

Кутарамакан — 1) оз., расположенное к северу от Б. Хантайского; 2) р., протекающая через оз. Кутарамакан, впадает с севера в Б. Хантайское озеро. Название дано по оз. Кутарама (ныне Б. Хантайское); суффикс -кан уменьшительный (озеро, меньшее, чем Кутарама, т. е. «Кутарамчик»). Об этимологии см. Путарана.

Кулюмбе (Колюмбэ, Кулюмбэ) — р., впадающая с востока в южную часть водохранилища. Названа по имени эвенка.

Логанчи — горный массив по южному берегу Б. Хантайского озера к западу от устья р. Могады (см. Лянгачи).

Лонтоко — 1) г. в верховьях рек Дудинки, Фокиной, правых притоков Тукуланды; 2) р., стекающая с этой горы. От эвенк. лонгдоко «сопка», лэнгтэке «самая высокая точка высокого плато». Название реки дано по горе.

Лянгачи — левый приток р. Ирбо. «Место, где ставят ловушки» от эвенк. ланг «пасть» (ловушка давящего типа на мелкого зверя).

Манумакли — оз. в истоках р. Иркинды, впадающей с востока в оз. Кутарамакан. Этимология неясна.

Могады — р., впадающая с юга в Б. Хантайское озеро. «Лесная» в дудинском говоре эвенкийского языка.

Моген — р., впадающая с востока в водохранилище. Названа по имени эвенка.

Могокта — р., впадающая в крайний северо-восточный залив водохранилища. Этимология недосточно ясна: «река, где есть глубокие места, как чопко» (Б. В. Панкагир), «заводь» (Н. С. Утукогер), «река со спокойным течением» (М. Ф. Елогир).

Мококон — левый нижний приток Тукуланды. Некоторые эвенки осмысливают как могокта (см.), но меньшая по размерам.

Моя-ачин — правый приток р. Кутарамакан, впадающей в одноименное озеро. «Безлесная».

Мусюмакит (Мучумакит) — р., вытекающая из небольшого одноименного озера и впадающая в залив западнее п-ова Амбар. Буквально «возвращение». Осмысливается местными жителями следующим образом: «рыба поднимается по высокой воде, при понижении уровня скатывается обратно».

Неконды — р., впадающая с севера в протоку Дюпкун. «Окуневая» от эвенк, (подкаменно-тунг. говор) н’ экенгдэ (н’ экэнгнэ) «река, озеро, богатые уловами окуня».

Нероткар — р., впадающая с севера в Б. Хантайское озеро. «С молодыми кумжами (гольцами)» от эвенк. неро-«кумжа» (рыба) и -кар суффикс уменьшительной формы множественного числа.

Нерунгда — оз. в верховьях р. Хаканчи. «Кумжевая» (см. Нероткар).

Нюриге — р., впадающая справа в Тукуланду, возможно «Хариусовая» от эвенк. ниру «хариус».

Путорана — плато, сложенное чередующимися пластами черных траппов (базальтов) и лиловых, зеленых туфов, иногда осадочных пород. В имени плато обращает на себя внимание конечное ана, которое можно сопоставить с юкагирким ана «гора». Этимология определяющей   части путар   не выводится    из известных диалектов юкагирского языка. С именем Путарана связано, несомненно, и аборигенное название Б. Хантайского озера — Кутарама, Кутарма, Кутармо, Путармо, Путарамо и Пайторма. Последний вариант зафиксирован П. Третьяковым (1869). Местные жители старшего поколения озеро называли и Путарамо (Ф. С. Укочер), и Кутарама (Б. В. Панкагир). Такое вольное употребление эвенками имени озера указывает на его иноязычное происхождение. Б. В. Панкагир неуверенно этимологизировал название Кутарма как «большая вода», очевидно опираясь на финальное -ма, которое близко к общетунгусскому му «вода».

Салаткина остров — небольшой песчаный островок, почти затопляемый в высокую воду, с обширной отмелью в Дюпкуне недалеко от его истока. Назван по фамилии эвенка, жившего здесь еще в начале 70-х годов.

Тагода — зал., самый южный в системе М. Хантайского озера. Назван по имени эвенка.

Тукулякар (Тукулакар) — р., впадающая справа в р. Ирбо. «Сараночная» от эвенк. тукала «сарана». Этимология предложена П. М. Елогиром.

Тукаланда — р., впадающая с северо-запада в водохранилище. «Песчаная» от эвенк. тукала «земля, мелкий песок».

Турука — р., в истоках которой имеются соленые источники с минерализацией до 26 г/кг. «Соленая» от эвенк. туруктэ «соль».

Турумакит — 1) гора на западном побережье водохранилища в 30 км севернее Снежногорска; 2) р., стекающая с этой возвышенности. «Столбовая», от эвенк. туру «столб». Здесь, вероятно, туру — священное дерево, мировое дерево в чуме шамана. Другой вариант — Турмакит.

Тыгок — левый приток р. Ирбо. «Икряная» от тыга «икра кумжи».

Угубджак — р., впадающая с востока в северную «штанину». По мнению информаторов, «узкая долина», возможно, из эвенк. ухикэ «узкое место между двумя горами у ручья».

Укана — г., к северо-западу от водохранилища. Если от эвенк. укури «холм», то при наличии уменьшительного суффикса -кан «холмик».

Укомокон — правый приток Тукаланды. «Река, на которой ставят   запоры   (для ловли рыбы)» от эвенк. уки «запор    (перегородка   для ловли   рыбы)» и мокан «ставить».

Ухубджакит — г., разделяющая «штанины» Б. Хантайского озера. Название связано с горными баранами, которые еще сохранились здесь в условиях практически недоступных скал. Название местными эвенками осмысливается как «место горных баранов» (Н. С. Уту-когер) или «барана убили, баран упал» (Б. В. Панкагир).

Хагды-Аккудин — оз., находящееся в нескольких километрах к северо-востоку от Третьего порога. Озеро «старейшины (старосты) Аккудина». Ныне местными эвенками называется Хагды и расшифровывается как озеро, «где старое (давнее. — А. М.) поселение».

Хаканча — р., впадающая с юга в Б. Хантайское озеро у пос. Хантайское Озеро. Местные эвенки выводят название из хакин «печень» и связывают это с представлением о максе — деликатесном кушанье из печени налима.

Хантайка — 1) р., впадающая в Енисей, вытекающая ныне из Хантайского водохранилища. Ее былое верховье между водохранилищем (Третий Порог) и оз. М. Хантайское теперь чаще называется Исток; 2) р., впадающая с востока в северную «штанину» Б. Хантайского озера. Имеет местное название Абджакит (см.).

Хантайское зимовье, заложенное в правобережье Енисея недалеко от устья Хантайки, известно по русским историческим документам начала XVII в. как своеобразный филиал русской Мангазеи. Местное энецкое население в то время называлось хантайской самоядью. Несомненно, что зимовье названо по реке, то есть название Хантайка является дорусским. Это название распространялось только на низовье реки, заселенное самодийцами. Не могли дать имя правобережному притоку Енисея и угроязычные ханты. Во-первых, пребывание их здесь не зафиксировано историческими документами и, во-вторых, в XVII в., как и позднее, ханты были известны русским как остяки. Мы не располагаем материалами, которые позволили бы раскрыть смысловое содержание названия Хантай (если допустить обычное русское приращение -ка). Но в тундренном диалекте юкагирского языка есть слово хон «ходить» и производное от него хонтэjэ «пойду». Фонетическое сходство может иногда отражать и семантическое родство. В данном случае можно предположить, что в далеком   прошлом в таежных районах реки были главными путями сообщения.

Можно сделать попытку и по-иному объяснить происхождение названия Хантай.    В эвенкийском языке термином хон (хэн) обозначается река,  вытекающая из озера  (напр., р. Воеволи-хон вытекает из оз. Воеволи). В некоторых случаях хон переходит в хан (р. Турухан, вытекающая   из оз. Советского,    в прошлом носившего эвенкийское название Ховоки-амут «божье озеро»). Исходя из этого, можно    предположить, что основа хан в имени реки указывает   на наличие   в ее истоках озера (или озер), имя реки может   осмысливаться как «озерная», что соответствует реалиям. Неясно происхождение компонента -тай. Этот компонент популярен у монголо-язычных народов, у эвенков    же как будто не встречается.

Хентамакит — р., впадающая в Б. Хантайское озеро у пос. Хантайское Озеро (несколько западнее устья р. Хаканчи, имея с ней общую дельту). «Налим поднимается» от хенгэн «налим» (в ербогаченском и илимпийском говорах).

Хенгысар — оз. в истоках р. Калан. «Налимье» (см. Хенгамакит).

Хибарба — р. в восточной части Хантайской гидросистемы. Верхняя часть р. Абджакит (см.) — до впадения во второе М. Хантайское озеро. Этимология неясна. Река с аналогичным названием впадает слева в р. Аякли (правая составляющая Хеты).

Хиго (Хихо) — ур. в левобережной части дельты р. Хаканчи, где расположен пос. Хантайское Озеро. «Большой камень» от хихэ «камень» в дудинском и илимпийском говорах эвенкийского языка. Название дано по единичным крупным (более 2 м) глыбам траппов, вынесенным рекой (Б. В. Панкагир).

Хитакит — р., впадающая с юга в Б. Хантайское озеро, «речка, по которой ездят вниз по течению» от эвенк. хиты «перемещаться вниз».

Холель — 1) р., впадающая с юга в Б. Хантайское озеро в его восточной части; 2) р., впадающая с юга в южную «штанину» Б. Хантайского озера (второй приток от входа в залив). От эвенк. (ербогаченский и илимпийский говоры) хэлэ «железо». Название первой Халель осмысливается местным населением как «Железный рудник», второй — «Железная речка» (по лагерю геологов, которые искали здесь железную руду).

Худжэн (Худей) — 1) р., впадающая в северозападный угол северной «штанины» Б. Хантайского озера; 2) мыс на южном берегу южной «штанины» между устьями рек. Этимология, предложенная эвенками, разноречива. По мнению одних, это «губа», вероятно, от эвенк. хэджун, по мнению других, — «мыс» от эвенк. суджэн/худжэн/шуджэн «мыс» (на реке). По-видимому, все информаторы правы, т. к. понятие «губа» перенесено на географический объект, что обычно в топонимике. Губа ассоциирует у оленеводов с выступающим в реку (озеро) мысом, а пара мысов (губ), ограничивающих участок берега, создает впечатления пасти оленя. Об этом, в частности, свидетельствует одинаковое обозначение губы в эвенском — худжин/уджэн — с приведенным выше вариантом понятия «мыс» в эвенкийском. Река может получить название Худжэн по конусу выноса (дельте), далеко выброшенному в озеро и образующему мыс.

Хукта — р., впадает справа в р. Кутарамакан вблизи ее истоков. Происхождение названия не ясно. Возможно, от эвенк. юкта «родники», «источники» (см. Юктакан) или «холм, возвышенность».

Хундук — обособленная гора с плоской поверхностью (между Тукуландой и Аккитом). Вариант русского слова «сундук».

Чопко — 1) р., впадающая в крайнюю северо-восточную часть водохранилища (до заполнения водохранилища— левый приток Могокты); 2) р., впадающая с севера в Б. Хантайское озеро. «Ямная» от эвенк. (юкагирского?) чопко «яма на дне реки», а также «глубокое ущелье», «река в ущелье».

Чурингда — двойной (в высокую воду) остров в крайней западной части М. Хантайского озера. Это название, «снятое» с карты, местным эвенкам неизвестно. В их говорах оно должно было бы звучать Хурингда: река, «обильная сигом», от эвенк. сури/хури «сиг» и суффикса -нгда, выражающего наличие чего-то в большом количестве.

Шамаииха — р., впадающая с юга в Б. Хантайское озеро. В верховьях реки находилось культовое место с деревянными идолами (от эвенк. шаман и русского аффикса -иха).

Эвкит (иногда на картах неправильно Эквит) — урочище, перешеек между Амбаром и «материком». Осмысливается как «спуск», «переходное место» (от эвен, эв- «спускаться»). Очевидно, название дано в связи с удобством перехода оленей в низкую воду с «материка» на Амбар. Возможно, что фонетическое сходство ипкит (см.) и эвкит и создало путаницу в расшифровке этих названий. В связи с этим становится понятным, что Ф. С. Укочер действительно под именем Ипкит понимал крайнюю восточную часть зал. Гуткон, узкую и длинную, заполненную мелкими островами, как мешочек рукодельниц наполнен соответствующими предметами. А Эвкит — это перешеек, по которому удобно спуститься с гор на Амбар.

Эдындэ — второе название р. Гогочонда (см.), практически    вышедшее    из употребления.    «Ветряная» от эвенк. эдин «ветер». И.действительно, по широкой долине реки часто дуют сильные ветры.

Юктакап — правый приток р. Акит. «Речка с ключиками (родничками)».

Ююль — оз. в 10 км к северу от Истока. «Голодное» («рыба там худая, то есть нежирная»). Маньчжурский имеет корень этого слова в глаголе йуйу- (jyjy-) «голодать».

Ягдакту — р. в истоках р. Кутарамакан. «С родниками» от эвенк. якта «родники», «ручьи с заболоченными берегами». Б. В. Панкагир эту реку называет Дялтакту и осмысливает это имя как «река, которая течет среди больших камней».

Ящиктал (Ящикталь) — р., впадающая с севера в Б. Хантайское озеро (восточнее р. Ирбо). Название дано по находимой в русле гальке, «плоской, как пуговица» (Ф. С. Укочер)

Скачать сканкопию книги

 

postheadericon Две статьи из газеты “Гидростроитель Заполярья” №№ 47-48 (557-558)

Время чтения статьи, примерно 2 мин.
Локтионов Станислав Никитович - директор Усть-Хантайской ГЭС 1970-1975 г.г.

Локтионов Станислав Никитович – директор Усть-Хантайской ГЭС 1970-1975 г.г.

ПАРТИИ, РОДИНЕ – НАШ УДАРНЫЙ ТРУД

ГИДРОСТРОИТЕЛЬ ЗАПОЛЯРЬЯ

ОРГАН ПАРТКОМА И УПРАВЛЕНИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА     ХАНТАЙГЭССТРОЯ

№№ 47-48 (557-558)

ЧЕТВЕРГ, 25 сентября 1975 года       |       Цена 2 коп.

25 сентября Усть-Хантайская ГЭС сдается в промышленную эксплуатацию. Свою трудовую победу строители посвящают XXV съезду КПСС.

Вот они главные вехи….

Читать далее »

postheadericon БЫТЬ ЕЩЕ ОДНОЙ СЕВЕРНОЙ ГЭС!

Время чтения статьи, примерно 2 мин.

Здесь станет плотина  Курейской ГЭС.Даешь Курейку!
4 июня 1975 года—по-особому теплый, солнечный день. У здания управления Хантайгэсстроя собрались сотни людей, чтобы проводить на новую стройку первый отряд гидростроителей.
Митинг открыл секретарь парткома П. В. Туркулец и вручил отряду государственный флаг.
С приветственным словом и напутствием выступил на митинге начальник «Красноярскгэсстроя» В. М. Плотников.
Начальник управления Хантайгэсстроя В. Е. Бажанов выразил удовлетворение, что первую бригаду плотников возглавил опытный гидростроитель В. А. Сысоев, который принимает участие в сооружении четвертой гидроэлектростанции.
Участник первого отряда, член КПСС, В. М. Жданов выразил большую благодарность за оказанное доверие и от имени всех своих товарищей заверил, что порученная им работа будет выполняться с честью.
19 гидростроителей, представители пяти национальностей нашей страны, вылетают вертолетом на Курейку.

Первый десант
Первым рейсом вертолета МИ-6, который выполнял экипаж под руководством командира авиаотряда И. Масловского, на место нового строительства были доставлены четверо десантников первого отряда, представители управления Хантайгэсстроя и первый груз – доски, спальные мешки, топоры, пилы, продовольствие и т. п. На месте вертолет встречали бульдозеристы Ю. А. Тоцкий, Б. А. Смирнов и геодезисты.
Щедро греет солнце, земля пахнет просыпающимся летом, и десантники сбрасывают куртки, фуфайки, остаются в одних рубашках. Им многое интересно на новом месте, но лирика отодвигается на вечер, а сейчас – за топоры. До вечера надо поставить палатку и разобрать груз, еще двумя рейсами прилетят товарищи, привезут горючее и остальной груз.
bazahantgesСколочен настил, дружными усилиями натянута десятиместная палатка. И вскоре над этой новой, еще не обтрепанной ветрами и не выжженной солнцем, первой палаткой курейских строителей взвился красный флаг. Короткая передышка – и снова за работу. Прилетел снова вертолет – его дружно разгрузили. Одни разбирают прибывший груз, другие налаживают уют в палатке. Не отстает от старших товарищей самый молодой, Василий Кравченко. Ему 20 лет, только демобилизовался из армии, как и четверо его друзей, они составляют в первом отряде комсомольскую ячейку. В бригаде Виктора Сысоева, которой выпала честь начинать новое строительство, скомплектованной из опытнейших строителей, три коммуниста – С. Никитин, И. Разумный и В. Жданов.
— Отличные ребята в бригаде, — говорит В. Сысоев. — Владеют многими специальностями, испытаны не одним годом работы. Уверен, что доверие, оказанное нам хантайскими строителями, оправдаем своим трудом.
Ю. Н. Мызников, начальник первого строй — управления, П. В. Туркулец, секретарь парткома, П. Ф. Маджара, командир отряда, делают последние уточнения, где лучше разместить вагончики, базу ГСМ, причалы для барж.
Последний вертолет десантники провожают без грусти. Здесь, их руками, осуществляется давняя мечта строителей – начинается новая ГЭС.

Для новой стройки
Такой навигации, как навигация текущего года, у нас, пожалуй, еще не бывало. В течение очень короткого времени нужно переправить водным путем технику и строительные материалы на площадку новой Курейской ГЭС. Караван в четыре баржи, водоизмещением 1800 тонн каждая, вывозит бульдозеры, экскаваторы, компрессоры, краны, автомашины, спецавтомашины. Часть этой техники уже на стройплощадке. ГЭС.
Кроме того, баржи загружены лесом, разобранными домами, железобетонными плитами. Там же установлены для доставки на Курейку 60 вагончиков.

Бюллетень газеты «Гидростроитель Заполярья». 4 июня 1975 год.

postheadericon Снежногорск. Хантайский разлив.

Время чтения статьи, примерно 3 мин.

0polovod08_thumb7361f9447ab0496da6c52971447991a6

    В 2007 году 29 мая на Хантайке в местечке под названием «Молдавия» к берегу пришвартовался плавмагазин. Уже после рабочего дня к нему стали съезжаться снежногорцы, истосковавшиеся по свежим продуктам питания. Приход в посёлок плавмагазина это большое событие, правда, об этом осведомлены и сами работники плавучего магазина, поэтому цены они держат на высоком уровне. Подкупает свежесть продаваемых продуктов это важный аргумент.

 В 2008 году Хантайка разлилась довольно-таки широко, на причале «Снежногорск» (причал № 5) нижняя часть крана КБГС находится в воде и скорее всего, вода продолжит прибывать. Кромка ледохода на Енисее находится уже в районе Потапова, а в Дудинке наблюдали подвижку льда.

Читать далее »

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru