Минералогия
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей

Записи с меткой ‘Минералогия’

postheadericon Памятные доски в Норильске, Талнахе и улица в память Николая Михайловича Федоровского

Время чтения статьи, примерно 10 мин.

51575953Профессор, академик  Федоровский Николай Михайлович. Автор многочисленных книг по геологии и изучению полезных ископаемых.

Перечень книг Федоровского Николая Михайловича

1. Апатиты, 1936 год – здесь полный текст книги.

2. Генетическая минералогия 

3. Охотники за камнями (о горном УРАЛЕ), илл., ОНТИ, М-Л, 1935г. Прижизненное издание

4. Экономическая минералогия СССР. Том I. Армянская ССР в формате PDF скачать здесь

5. На Урале. Охотники за камнями. В поисках радия.

6.  По горам и пустыням Средней Азии здесь полный текст книги.

7. В стране алмазов и золота. Путешествие по Южной Африке 

С 1945 по 1954 год отбывал ссылку в Норильском лагере. В Норильске об этом человеке не забыли, помнят его здесь, как основателя прикладной минералогии и преподавателя горно-металлургического техникума (в 1962 году техникум стал структурным подразделением Норильского индустриального института).

В память о нем названа улица в Талнахе и на доме № 1 имеется памятная доска с надписью «Улица названа в честь Федоровского Николая Михайловича 1886 – 1956. Доктора геолого-минералогических наук, профессора, члена-корреспондента Академии наук СССР, директора Всесоюзного института минерального сырья. С 1943 года узник Норильлага. Преподавал в Норильском ГМТ».

В Норильске 27 декабря 1989 года была октрыта еще одна памятная доска художника В. Истомина и скульптора Т. Будницкой со следующим содержанием: «В Норильске (1945 – 1954 г.г.) был в заключении, работал и преподавал в техникуме основатель прикладной минералогии, член – корреспондент АН СССР Николай Михайлович Федоровский».

IMG_20190719_145423

На углу дома № 7 по улице 50 лет Октября 27 октября 1989 года состоялось открытие памятной доски

IMG_20190719_145423 - копия

Как много нового найдешь в любой породе. науку только полюби! как много жизни в неживой природе! в ней вся история земли! Н. Федоровский

IMG_20190719_145420

Ракурс для понимания местонахождения памятной доски

IMG_20190719_145410

Ныне здание Индустриального института

IMG_20190719_145404

Памятная доска ракурс со стороны дороги (и училища № 5)

IMG_20190719_14542

Доска в развернутом виде

IMG_20190719_145404 - копия

Памятная доска с текстом и барельефом Н.М. Федоровского в форме бюста

Николай Михайлович Федоровский – один из основателей Нижегородского государственного университета, ученый, поэт, гражданин.

В начале XX века выдвинулась целая плеяда талантливых людей – ученых, общественных деятелей, организаторов производства, чьи труды способствовали восстановлению нарушенного войной народного хозяйства России и быстрому вхождению молодой республики в число передовых индустриальных держав мира. Среди таких людей одним из первых следует назвать Николая Михайловича ФЕДОРОВСКОГО, члена-корреспондента АН СССР, чья жизнь и научная деятельность являются примером сочетания в одном лице могучего интеллектуала-мыслителя и активного деятеля, творца, подвижника, умело воплощающего самые трудноосуществимые планы.

Николай Михайлович родился 18(30) ноября 1886 г. в Курске в семье разночинцев. Его отец Михаил Михайлович был присяжным поверенным, а мать Ольга Михайловна Федоровская-Церевицкая – учительницей гимназии. Оба они были народовольцами.

В 1898-1905 гг. он учился в гимназии в Курске; с ранних лет мальчик отличался недюжинными способностями. Политический настрой в ближайшем окружении способствовал раннему формированию Н. М. Федоровского как революционера, и он в 18 лет был принят в большевистскую партию. В 1905 г. его исключили из восьмого класса гимназии за активную политическую агитацию против режима, и к началу 1905 г. он переехал в Москву и начался новый период его жизни – жизни профессионального революционера-подпольщика.

В 1908 г., сдав экстерном экзамены за гимназический курс, Федоровский поступил в Московский университет на физико-математический факультет, но в 1911 г. исключен из него за политическую деятельность. Оказавшись в тяжелом материальном положении, он был вынужден принять предложение одной из торговых фирм, выпускавших учебные пособия, заняться сбором минералогических коллекций с выездами в экспедиции на Урал. Готовясь к этой работе, он встретился в минералогическом музее университета с тогдашним хранителем коллекций, а впоследствии выдающимся ученым академиком А. Е. Ферсманом. Беседы с ним, а затем неожиданная встреча на Урале с академиком В. И. Вернадским определили судьбу Федоровского. В. И. Вернадскому с первого взгляда понравился молодой охотник за камнем, он разглядел в нем черты, столь необходимые настоящему ученому-естествоиспытателю – пытливый ум, зоркий глаз, энтузиазм и настойчивость в достижении намеченной цепи. С помощью В. И. Вернадского он восстановился в университете, но уже на кафедре минералогии, которую блестяще окончил в 1914 г. Тогда же была опубликована первая научная работа Н. М. Федоровского брошюра “Граниты в природе и технике”.

После завершения учебы Н. М. Федоровскому предложили остаться на кафедре для подготовки к профессорскому званию, но практические соображения в 1915 г. подтолкнули принять приглашение работать в эвакуированном из Варшавы в Москву политехническом институте старшим лаборантом кафедры минералогии и рудных месторождений горного отделения. Позднее этот институт перебазировался в Нижний Новгород и находился на ул. Большой Покровской в доме N37. Так началась плодотворная деятельность молодого ученого, продолжавшаяся почти всю его жизнь. В институте Федоровский создал минералогический кабинет.

Нижегородский период жизни Н. М. Федоровского ознаменовался его активным участием в революционных событиях. Он установил связь с местной социал-демократической организацией и включился в работу по сплочению революционных сил города.

В апреле 1918 г. Н. М. Федоровского отозвали в Москву в Высший Совет Народного Хозяйства, где он проработал с апреля 1918 года до 1927 года. ВСНХ был создан в декабре 1917 г. для осуществления социалистического переустройства экономики страны. Работе этого органа управления придавал исключительное значение В. И. Ленин.

В апреле 1918 г. в Москве Федоровский возглавил Горный Совет ВСНХ и провел на этом посту огромную работу по централизации управления горной промышленностью России, восстановлению наиболее важных горно-промышленных предприятий и разработке горного законодательства. Под его руководством была создана стройная и жизнеспособная система управления всем горным делом, которая прекрасно функционировала в условиях гражданской войны и послевоенной разрухи. Федоровский пользовался влиянием в высших кругах руководства Советской России, что очень помогало ему решать многие вопросы восстановления и развития горной промышленности, науки и исправлять многие ошибки, допущенные малоопытной администрацией того времени.

Н. М. Федоровский был инициатором издания ряда важных Декретов Советского правительства. Еще в первые месяцы Советской власти председатель нижегородского Губкома партии Н. М. Федоровский выступал одним из инициаторов создания в Нижнем Новгороде первого советского университета, который бы открыл двери рабочим и крестьянам. 28 марта 1918 г. исполком Нижегородского Совета постановил “учредить университет в Нижнем Новгороде”. Университет был создан на основе Нижегородского Политехнического института (бывшего Варшавского Политехнического института), Нижегородского Городского Народного Университета и Высших Сельскохозяйственных Курсов. Организационную работу по созданию первого советского университета возглавляла коллегия преподавателей – Н. М. Федоровский, Д. Ф. Синицын, Д. Н. Артемьев, С. Л. Иванов, И. А. Черданцев, Д. А. Гонтарев.

Через несколько месяцев он узнал, что в Петрограде органами ВЧК арестован В. И. Вернадский за участие в деятельности Временного правительства России. Федоровский обратился к члену правительства А. В. Луначарскому, и Вернадский был освобожден.

В начале 20-х годов Н. М. Федоровского по инициативе В. И. Ленина назначают руководителем Бюро иностранной науки и техники (БИНТ) в Берлине, которое было создано для получения зарубежной научно-технической информации и в целях восстановления международных связей русской науки. Тогда произошла памятная встреча Н. М. Федоровского с Альбертом Эйнштейном, который был покорен эрудированным и хорошо владеющим немецким языком русским ученым. Эйнштейн попросил передать приветственное письмо “русским товарищам”: “От наших товарищей я узнал, что русские даже при настоящих условиях заняты усиленной научной работой. Я вполне убежден, что пойти навстречу русским коллегам приятный и святой долг всех ученых, поставленных в более благоприятные условия, и что последними будет сделано все, что в их силах, чтобы восстановить международную связь. Приветствую сердечно русских товарищей и обещаю сделать все от меня зависящее для организации и сохранения связи между здешними и русскими работниками науки. А. Эйнштейн”. Инициатива Эйнштейна способствовала развитию контактов с Россией зарубежных ученых.

В марте 1920 г. Николай Михайлович добивается создания первого в России Минералогического заповедника на Ильменских озерах (Урал).

В 1923 г. по инициативе Федоровского в Москве был создан институт минерального сырья (ВИМС), до 1935 г. называвшийся институтом прикладной минералогии и цветной металлургии, – один из первых советских научно-исследовательских институтов. Николай Михайлович был назначен директором института и находился на этом посту 14 лет до 1937 г. Он привлек к его работе виднейших ученых и превратил это небольшое научное учреждение, проводившее далекие от практики узко специальные работы, в крупнейший исследовательский центр страны. Именно из этой среды вышли такие ученые как И. П. Апимарин, П. А. Ребиндер, В. И. Спицын, Л. В. Пустовалов, А. К. Русанов и многие другие.

В 1930 г. Николай Михайлович становится председателем Международной метрической комиссии и входит в редакционный состав Большой советской энциклопедии. Он создает новую методологию, известную как комплексный подход Федоровского.

Н. М. Федоровский был поэтом, воспевавшим науку и любимые минералы:
Как много нового найдешь
В любой породе,
Науку только полюби!
Как много жизни
В неживой природе:
В ней вся история Земли!

Огромную научно-организационную работу Н. М. . Федоровский сочетал с педагогической деятельностью. Она началась преподаванием минералогии в Нижнем Новгороде и продолжилась в Московской горной академии. Федоровский развивал новый, физико-химический аспект расшифровки процессов образования минералов в земной коре и выявления условий их концентрации в форме месторождений полезных ископаемых. В 20-30-е гг. XX века он опубликовал большое число книг – учебных пособий, лекционных курсов, научно-популярных книг. Книги, написанные им – целая библиотека!

Классификация минерального сырья по энергетическим признакам, являющаяся по существу научным открытием, не была завершена Николаем Михайловичем, но не потеряла своего значения до сих пор. Известный физико-химик А. Ф. Капустинский писал в 1961 г.: “Предложенная Н. М. Федоровским схема выгодно отличается от всех других известных схем тем, что она одновременно удовлетворяет двум, казалось бы, взаимно противоположным требованиям: во-первых, она является вполне строгой и опирающейся на такую количественную физико-химическую характеристику… как количество энергии… Во-вторых, она не является мертвой и неподвижной, поскольку… находится в непосредственной связи с уровнем развития производительных сил. Успехи техники ведут к прогрессу методов производства, который заключается в уменьшении затрат энергии на получение продукта, причем общей тенденцией является передвижение категорий энергоемкости от высшей до малой, так что классификация Н.М. Федоровского указывает и на направление прогресса техники”.

Н.М. Федоровский часто бывал в научных экспедициях на Урале, Кавказе, Закавказье, на Алтае, в Карелии, на Кольском полуострове, в Средней Азии. В 1929 г. он представлял Советский Союз на XV Международном геологическом конгрессе в Южной Африке. Он пришел к выводу о возможности обнаружения алмазов и на территории нашей страны “в многочисленных вулканических областях Сибири и Северного Урала”. Это высказывание было первым в отечественной литературе указанием на потенциальную алмазоноскость определенных регионов нашей страны.

Под впечатлением поездки в Южную Африку Федоровский написал книгу “В краю алмазов и золота”. В ней он рассказал о шахтах и обогатительных фабриках алмазных предприятий Кимберли, о золотодобывающих рудниках Витватерсранда. Федоровский – автор многих научно-популярных книг, на которых воспитывались поколения геологоразведчиков.

Большая заслуга Н. М. Федоровского – в создании промышленности неметаллических ископаемых, что освободило страну от необходимости закупать минеральное сырье за границей. Федоровский поставил перед институтом задачу – разрешение научных проблем, связанных с созданием и развитием отраслей цветной металлургии и неметаллических полезных ископаемых, в которых остро нуждалась страна. Он начал осуществлять творческий союз науки и производства. Прикладная минералогия, по идее Федоровского, связывает науку с промышленностью и производством, строительством и сельским хозяйством.

В 1933 г. Н. М. Федоровский был избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1935 г. ему была присвоена ученая степень доктора геолого-минералогических наук.

25 октября 1937 г. он, будучи директором ВИМСа, по клеветническому вздорному обвинению в шпионаже в пользу фашистской Германии был арестован, осужден на 15 лет и этапирован в Воркутлаг. В ходе следствия ему припомнили, что в начале 20-х годов он, будучи руководителем Бюро научно-технической информации России, делился с представителями германских деловых кругов информацией о минеральных ресурсах РСФСР. Федоровский пытался убедить следователей, что все эти материалы приводились неоднократно в открытой печати и что многие из упоминавшихся месторождений разрабатывались иностранными концессиями. Но все было направлено на осуждение “врага народа” и 26 апреля 1939 г. он по пресловутой 58-й статье Уголовного кодекса был осужден. 29 апреля 1938 г. Федоровский общим собранием был исключен из Академии Наук СССР (восстановлен 2 февраля 1959 г.). Как “особо опасного преступника” его не допускали к научной работе по специальности. Начались скитания по этапам и “островам архипелага ГУЛАГа”. До 1942 г. он отбывал срок в Воркутинском лагере, участвуя в освоении угольных месторождений. На некоторое время геологам удалось забрать его к себе для организации геологического музея. Музей организовать не удалось – он появился позже, а Федоровского этапировали в Москву, где он в 1943-1946 годах работал в IV спецотделе НКВД (“шарашке”) и занимался поисками способов синтеза алмазов для абразивной промышленности и был очень близок к созданию промышленной технологии такого производства.

Но внезапно в 1945 г. его переводят в систему ГУЛАГа в Норильский лагерь на тяжелые работы. Некоторые просветы в лагерной жизни были, когда он работал в химической лаборатории Норильского металлургического комбината и преподавал в Горном техникуме. И так все 15 лет. До нас дошло послание Н. М. Федоровского, адресованное заместителю наркома Внутренних дел СССР А. П. Завенягину, написанное тогда: “12.Х.45 я был передан в ГУЛАГ и IV спецотдела НКВД СССР, где я поработал с 1942 по 1945 г., т.е. почти три года. С этого момента до настоящего времени, т. е. почти три месяца, я нахожусь в этапных поездках в тяжелейших условиях – наравне с каторжниками, бандитами, рецидивистами. Так как в Норильсклаг, куда я направлен, меня не принимал, то я проехал Красноярск – Иркутск и обратно до Новосибирска, валяясь на голых нарах, на голодном пайке. Между тем мне уже 60 лет, и я, истощив последние силы, в отчаяньи обращаюсь к Вам с просьбой…” Далее он просит “…прекратить мои мученья, заменив этапирование спецконвоем… не посылать меня в северные лагеря, т.к. при моем здоровье это равносильно смертному приговору. За три года пребывания в Воркуте я был сактирован как инвалид. И только возвращение в Москву вернуло мне здоровье… Основная просьба заключенного – направить его вновь в IV спецсектор МВД, где были прерваны начатые им важные работы. Неизвестно, дошло ли это письмо до А. П. Завенягина, но вскоре Н. М. Федоровский оказался снова в Воркуте, а в январе 1947 г. – в Норильске, где завершилась его лагерная эпопея. Он здесь в последний раз принял участие в экспедиции, проверявшей заявку о находке марганцевых руд в предгорьях Полярного Урала. Он пишет письма И. В. Сталину и Л. П. Берия. Приведем только одну фразу из этих писем:

“…Я оторван от любимой работы и бессилен реализовать свои творческие идеи. Помогите мне!”

Но, несмотря на высочайшую оценку Н. М. Федоровского, данную академиком В. А. Обручевым, которому были направлены эти письма, мучения Федоровского завершились только после 5 марта 1953 г.

Н. М. Федоровский мужественно переносил все испытания, но, когда 24 апреля 1954 года его реабилитировали, у него произошел инсульт. В тяжелом состоянии он был привезен дочерью Еленой Николаевной в Москву, но так и не оправился после болезни и 27 августа 1956 г. скончался.

Велико наследие ученого. Он был создателем и главным редактором журнала “Минеральное сырье”, пользовался широкой известностью в нашей стране и за рубежом. Большую работу провел при издании Большой советской энциклопедии и Технической энциклопедии. На его увлекательных научно-популярных книгах воспитывались первые поколения советских геологоразведчиков и строителей горной промышленности. С большим интересом читаются эти книги и сегодня.

Его именем названы набережная реки Оки в Нижнем Новгороде и минерал – федоровскит. В Москве на здании Всесоюзного института минерального сырья установлена мемориальная доска с горельефом Н. М. Федоровского.

Авторы: А. Калинин, Л. Ведерникова. Газета “Нижегородский университет” № 9 (2034) октябрь 2005 г.

postheadericon Палеонтология, этнография, минералогия Норильского района

Время чтения статьи, примерно 9 мин.

p1-05 p1-29 p1-28 p1-26 p1-04 p1-01 p1-02

Палеонтология
Давно человечество мечтает заглянуть в далекое прошлое Земли, воочию увидеть обитателей планеты, живших миллионы лет назад.

Норильский музей – единственное учреждение на Таймыре, которое имеет богатую по разнообразию и представленности коллекцию окаменелостей, воссоздающую историю геологического развития полуострова. За последние пять лет фонды музея пополнились уникальными образцами, которые представлены в экспозиции выставки новых поступлений в соответствии с геохронологической шкалой – от палеозоя до кайнозоя.

Из истории палеонтологической коллекции музея…

В первом собрании основные фонды музея располагали уникальными коллекциями – “Палеонтология окрестностей Норильска” и “Палеонтология Дудинского района”, которые собрали, определили и передали музею ученый палеонтолог Н. И. Соколов и проф. В.А. Фролов. Образцы древней растительности Норильского района в окаменелостях собрал, определил и передал музею профессор В.А. Хахлов, научные работы которого были на уровне мировой науки того времени.

А в 1965 году, к годовщине 30-летия комбината, Историко-производственный музей Норильского комбината был ликвидирован.

“…часть фондов разошлась по рукам, а кое-что было выброшено к мусоросборнику. Последние экспонаты, – осадочные минералы с отпечатками и окаменелостями древнейших растений Таймыра, – были выброшены в 1969 году” (из докладной записки директору Норильского комбината Б. И. Колесникову, составленной директором Дома Техники Н. К. Неклюдовой и зав. картотекой истории комбината Т. Я. Гармашом, 1977 г.)
На выставке демонстрируется большая группа ископаемых животных – брахиоподы, аммоноидеи, кишечнополостные, пелециподы, гастроподы.

Среди экспонирующихся образцов представлены интересные образцы ископаемых растений.

Это и отпечатки, и пласты угля, образованные отмершими растениями, и окаменевшие стволы, древесина которых замещена различными минералами.


Этнография

Таймыр – край суровый и удивительный. Разнообразна, причудлива и величава его природа, но еще более разнообразна и богата культура народов, ее населяющих: долган, ненцев, энцев, нганасан, эвенков.

Несмотря на развивающийся в последние десятилетия кризис культуры северных народов, за 1992-97 годы коллекция МИНПР по разделу “Этнография народов Таймыра” значительно пополнилась. И если подавляющее большинство материалов, поступивших до 1990 года, было либо найдено в тундре мигрантами, либо попало в музей неизвестным путем и не имело легенды, то в этот период нам удавалось приобретать отдельные вещи и целые коллекции или непосредственно от их создателей и хозяев, или от людей, которым авторы вещей были известны, и нам предоставлялась о них полная информация.
Нганасаны проживают только на Таймыре. Когда-то это был самый северный народ, отлично приспособившийся к суровым климатическим условиям. По последней переписи населения в 1989 году их насчитывали всего 849 человек. Сами нганасаны считали, что они произошли от шерсти шкуры дикого оленя.

p1-18

Нганасанская женская одежда – праздничная парка “тосодя лу” из белых шкурок оленя.

Кроме “тосодя лу”существовали повседневные парки “лу” и погребальные парки “тангака лу”. Основная особенность этого вида одежды состоит в том, что ее оформление мозаичным орнаментом и радужной бахромой показывало половозрастное и семейное положение ее владелицы. (По материалам книг А. А. Попова “Нганасаны”, изд. АН СССР, М.-Л., 1948 г, и Г. Н. Грачевой “Традиционное мировоззрение охотников Таймыра”, Ленинград, “Наука”, 1983 г, стр. 79-80).

Одежда бытовала в поселке Волочанка Авамского района в 1925-30 г.г. XX века и была приобретена в 1949 году для музея НГМК начальником фотолаборатории комбината А. М.Сорокиным. После закрытия музея в 60-х годах экспонаты были переданы в школу-интернат № 2. В 1993 году коллекция была возвращена МИНПР. Вещи находились в плачевном состоянии и были отреставрированы М. С. Турдагиным в 1994 г. с использованием подлинных материалов: ровдуги, оленьих сухожилий, меха, сукна. В процессе реставрации была проведена чистка одежды, зашивание дыр, восстановление орнамента, замена подмышечных деталей, манжет, нижней опушки, обновление кистей на спинке, прикрепление полос хендю.

p1-16

Нганасанский шаманский бубен с колотушкой.
Деревянный идол, изображающий щуку.

В традиционном миропонимании нганасан отсутствует деление на сверхъестественное и естественное: естественному приписываются сверхъестественные свойства, сверхъестественное проявляется во вполне “вещных” предметах. Все естественно и все вплетено в действие, в практику. Весь окружающий мир, каждое растение, животное, событие, явление природы являются вместилищами или проявлениями деятельности духов – нго. Жизнь каждого нганасанина проходит в общении с нго, зависит от помощи добрых нго и защиты от злых. Для этого и существуют идолы – койка. Каждый койка – ребенок своего нго. Почитая, подкармливая, украшая койка, человек получает от их родителей необходимую помощь. Хранят и возят койка в специальных маленьких нартах. В свою очередь, шаманство – это способность обладающих особыми свойствам и людей получать информацию из мира духов, влиять на их отношение к людям. Шаманы, также как и койка, являются детьми нго, и даже обращаются к ним за помощью одинаково постукивая их. Путешествие шамана в мир духов и общение с ними осуществляется во время камлания, необходимым атрибутом которого являются бубен с колотушкой – средство разбудить мир нго, привлечь их внимание. (По книге Г. Н. Грачевой “Традиционное мировоззрение охотников Таймыра”).

Центральный Таймыр, начало ХХ века.

Экспонаты возвращены музею школой- интернатом № 2 в 1993 г.

p1-12

Нганасанская койка-нарты.

Центральный Таймыр, первая половина ХХ века. Экспонат передан музею О. Р. Крашевским в 1993 г.

Долганы – основное население из коренных народностей Таймыра. Это самая молодая народность, и самая многочисленная из проживающих на Таймыре. В XVII веке этой народности еще не существовало, она сложилась из групп различного происхождения. Ядро долган составили четыре группы тунгусского происхождения: долган, эдян, каранто, донгот.

p1-03

Парка долганская женская осенне-весенняя парадная

p1-07

Такая парка носится в теплую погоду с шалью, а в более прохладную может быть одета поверх “хон” (песцовой шубы мехом внутрь).
Орнамент выдержан в строгой долганской традиции.
Экспонат передан музею А. З. Бетту в феврале 1994 г.,

p1-24

Парка долганская зимняя “г’ялама” (или “сакъян”).

Сшита из меха оленя, оторочена мехом росомахи и волка, орнаментирована бисером и сукном. Бытовала в станке Часовня Дудинского района. Мелкий бисер датируется 1910-20 гг. XX века, более крупный дошивался на месте утерянного в 50е гг. Парка была реставрирована Е.А.Сотниковой в 1996 году (в частности, на рукавах восстановлен традиционный орнамент “сырбаньях”). Экспонат из коллекции музея Норильского комбината 50-х гг.

p1-14

Шапка долганская женская.

Была изготовлена в поселке Камень Дудинского района У. Д. Катыгинской в 1955 г. Экспонат передан музею М. А. Молчановой в декабре 1996 г.

p1-06

Мужские осенне-весенние парки.

p1-10
Долганские мужские осенне-весенние парки для повседневной работы “оюлак танас”. Они сшиты из сукна, отделаны сатином. В холодную погоду под такие парки одевается душегрейка из меха песца. Рисунок на цветной кайме “ою” одной из парок имитирует северное сияние. Бытовали в поселке Катырык Хатангского района в начале 30-х и в 40-х г.г. XX века.

Шапка долганская мужская зимняя.

Шапка долганская мужская зимняя.

Шапка долганская мужская зимняя для работы и дальних поездок “чукураа”. Сукно, меха оленя, мех песца, бисер. Бытовала в поселке Катырык Хатангского района, сшита Е. К. Бетту для сына, родившегося в 1948 г. Шапка выполнена в строгой народной традиции, для украшения в основном использован старинный бисер, отлично подобранный по тонам. Экспонат передан музею А. З. Бетту в феврале 1994 г.

p1-21

Лучки долганских женских седел и остов седла.

Домашнее оленеводство долган сочетало в себе традиции тунгусского верхового оленеводства с приемами и техникой, заимствованными у оленеводов самодийской группы. Так, долганы употребляли оленей под седло и вьюк (летом), и вместе с тем ишроко применяли упряжку оленей в нарты (зимой). Предметы бытовали в Хатангском районе, в частности, парные лучки (в центре композиции) – в поселке Кресты в 40х гг. XX в. и переданы музею Е. А. Сотниковой в январе 1997 г. Оленьи наголовники бытовали в 30х гг. XX в. в поселке Катырык Хатангского района в семье Бетту и переданы музею А. З. Бетту в 1994 г.

p1-17Фрагменты долганской мужской и женской оленьей упряжи: наголовники пристяжных оленей с костяными налобниками “хели” и “мос” и нащечниками “хыгак”, а также цепи, которыми соединялись наголовники пристяжных оленей. Бытовали в 30х гг. ХХ в. в поселке Катырык Хатагского района в семье Бетту. Экспонаты переданы музею А. З. Бетту в 1994 г.

p1-091Нганасанская костяная курительная трубка с деревянным мундштуком.
Экспонат передан музею И. Б. Паншиным в 1992 г.
Мехи для раздувания огня.
Экспонат возвращен в школу-интернат №2 в 1993 г.
Центральный Таймыр, середина XX века.

p1-092Долганский лоток для еды.
Центральный Таймыр, середина XX века.
Экспонат возвращен школу-интернат №2 в 1993 г.
Лопатка бытовая нганасанская из кости.
Экспонат передан В.К. Евдокимовым в 1992 г.

p1-2011. Малое лучковое сверло, стамеска. Использовались для обработки дерева.
2. Скребки “утэр” (двуручный) и “кыхыак” (с лезвием в виде кольца) использовались для выделки оленьих шкур. Бытовали у нганасан и долган в Авамском и Хатангском районах во второй половине XX в.

p1-202

Костяная игла для вязания сетей“С”-образный нож-секач.
Переданы музею Е. А. Сотниковой в январе 1997 г.

p1-22Фрагменты копий. Наконечник копья “фонка”. Металлические ножны. Наконечник “фонка” передан музею О. Р. Крашевским в 1993 г.
Остальные экспонаты переданы музею Е. А. Сотниковой в январе 1997 г. 

p1-08

Пулелейка. Предметы бытовали у долган Хатангского района в 80-х гг XX века.

Большое внимание уделяли долганы воспитанию детей. Их не изолировали от взрослых, они постоянно находились под наблюдением кого-то из взрослых. От детей ничего не скрывали, по возможности ничем не ограничивали. Жесткое и грубое обращение с детьми осуждалось обычаями. Их игры были связаны с занятиями и образом жизни народа.

p1-30p1-13Долганские детские игрушки из косточек оленей. Бытовали в Хатангском районе до 50-х гг. XX века.

p1-25Ненецкая куколка. Гусиный клюв, цветное сукно.
Экспонаты переданы музею Е. А. Сотниковой в январе 1997 г.

В последнем разделе, посвященном этнографии народов Таймыра, уделяется внимание явлениям сохранения и развития этнокультурных традиций и национально-окрашенным явлениям в культуре этноса, характерным для современности.

p1-23Сувенирные пуговицы.

p1-19Статуэтки “Нганасанка”, “Идол”, “Заяц”, изготовлено О. В. Вишленковым в Норильске в 1991 году.

Коллекция сувениров из кости, изготовленная народным мастером Российской Федерации Л. Е. Налтановым в 1995 году.


 

Минералогия

Геолого-минералогическая коллекция музея сформирована в основном из минералов, пород и руд месторождений НПР.

С 1992 по 1997 гг. ее пополняли коллекционеры, дарившие музею редкие и интересные образцы минералов. Среди них Р.Г. Пермяков (ПГП “Норильскгеология”), Г.Б. Сафонова (горный инженер-геолог, научный сотрудник музея), Б.С.Ковычко (горный инженер НГМК), Л.Н. Коваленко (зав. лабораторией ГМОИЦ, кандидат геолого-минералогических наук).

На выставке представлены природные минеральные ассоциации, формирующиеся в разнообразных геологических условиях.

Фотография Название Место находки Найден и определен
min01 Гипс Октябрьское месторождение Ковычко Б.С.
min02 Друза кристаллов кальцита в марказитовой рубашке. Рудник “Известняков”  Ковычко Б.С.
min03 Кремень рисунчатый Талнахское месторождение  Сафонова Г.Б.
min04 Жеода бледного аметиста Карьер “Скальный”  Пермяков Р.Г.
min05 Красно-оранжевый ангидрит Рудник “Комсомольский”  Ковычко Б.С.
min06 Синевато-голубой ангидрит  Рудник “Комсомольский”  Ковычко Б.С.
min07 Борнит (пестрая медная руда) Рудник “Маяк” Пермяков Р.Г.
min08 Сиенит р. Микченда (ниж. течение) Пермяков Р.Г.
min09 Оливин р. Микченда (ниж. течение) Пермяков Р.Г.

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru