В горах Северного Урала. Н. Ловцов. Библиотека пролетарского туриста. 1930 год. Полный текст книги.
Поиск
Выбрать язык
Анонс статей
Этот день в истории

Нет событий

postheadericon В горах Северного Урала. Н. Ловцов. Библиотека пролетарского туриста. 1930 год. Полный текст книги.

Время чтения статьи, примерно 26 мин.

За станцией, сонной, жаркой, закуренной, блещет электрическими глазами железоделательный Чусовской завод. На нем выделывают листовое железо, котельное, тянут проволоку, прокатыва­ют рельсы. На нем же изготовляются и фермы для железнодорожных мостов.

Под ногами сталью блестит Чусовая. Серые скалы частоколом огораживают берег, мохнатые рукава слей и пихт рисуют на глади реки при­чудливые узоры. Иногда всплеснется рыбешка, стрелой прорежет щука—река зарябится. Я долго не могу оторваться от этой далекой реки.Чусовая — когда-то единственный путь сообщения Европы с Азией. По ней Ермак плыл на своих стругах. Чусовая — его коммуникационная линия в походе на Сибирь. Здесь каждая пядь земли— память ермаковых дней. Что ни шаг, то либо утес какого-нибудь есаула, либо камень Ермака, либо горо­дище.

И в наши дни Чусовая не утратила своего зна­чения. По Чусовой через Каму и Волгу к Каспию едет лес. Каждую весну длинные плоты тянутся по Камско-Волжскому простору. Высокие избы, причудливые башни, расписанные береговой охрой наличники, гирлянды цветных флажков—медлен­но и важно плывут к далекому морю.

На станции движение. Паровоз нетерпеливо пыхтит, сцепщики машут красными фонарями, перекликаются голосами сигнальных рожков. От Чусовой идем по Луньевской ветке. История Луньевской ветки не лишена интереса. Задумана и построена она по прихоти уральского магната Демидова—владельца большинства заводов и ко­пей. Миллионер решил, что вывозить продукцию своих заводов по ухабистым и извилистым гор­ным дорогам невыгодно. Он съездил в Питер, по толковал в Министерстве путей сообщения, сма­зал руки алчных чиновников и вернулся с утвер­жденным условием, по которому правительство брало постройку на себя, Демидов же для доро­ги должен был отпустить только рельсы. За это он выговорил себе в течение первых лет эксплуатации бесплатную перевозку своих фаб­рикатов.

Тысячи людей были согнаны в горы, леса, на болота. Тысячи людей, засучив рукава, вручную .врезались в уральский гранит. Когда постройка была закончена, производитель работ не досчи­тался половины рабочих. Гнус, лихорадка, мед­веди унесли много человеческих жизней. Люди работали лето, осень и зиму. Люди носилками возили насыпи, кирками и лопатами срыли горы и на сотне с небольшим километров уложили де­мидовские рельсы. В результате в демидовские сейфы лег не один лишний миллион прибыли, ну а тысячи загубленных человеческих жизней маг­ната не интересовали.

Поезд трясется, словно в припадке малярии Луньевская ветка—одна из худших дорог страны. Она готовилась наспех, и только теперь её при­водят в порядок.

Паровоз то-и-дело свистит. Эхо возвращает гуд­ки тысячами переливов. Многоголосые гаммы плавают в горах. Не успевают проводники зак­рутить у товарных вагонов тормоза, как машинист требует их ослабить. Мы качаемся, подни­маемся и падаем, как на волнах. Крутые подъемы чередуются с такими же спусками.

В нашем составе всего три пассажирских ваго­на. Остальные—товарные. На станции Чусовой нас из ускоренного переделали в товарно-пасса­жирский, и мы подолгу стоим на каждой оста­новке.

Пятилетка должна изменить лицо Луньевской ветки.

Она будет электрифицирована. Есть даже проект соединить Урал с Архангельском.

Со мной едут железнодорожники. Они против электрификации.

— Сделать две колеи, и кончено.

Они считают, что копи не смогут выполнить задание пятилетки.

— Зачем электровозы? Чем хуже наши «Ж», или «Щ»? Эти паровозы любой состав вывезут. Подумаешь—электрическая  тяга, когда угля не так много. Обходились ранее без этого…

Вдруг паровоз тревожно свистит. Слышно, как стонут ржавые тормоза. Вагоны налетают одни на другой. Мы бросаемся к окнам. Сквозь утрен­нюю мглу видны обомшелые зубцы гор, хмурые ели и блестящие слезами тумана пихты. Поезд остановился среди гор, в лесу. Железнодорожники торопливо бегут к выходу. Я спешу за ними. У паровоза толпа, возле—лужа крови. Маленькая струйка ползет под откос.

Машинист и кочегар весело гогочут.

— Что такое?.. Кого задавило?..

— Медведя,— широко улыбаясь, отвечает коче­гар—Вот он!..

Кочегар наклоняется и вытаскивает из-под ко­лес два жирных медвежьих окорока. Голова, грудь и передние лапы зверя вывалены в песке и поли­ты маслом—все скаталось в один комок.

— Ты хоть одну-то ногу дай нам,— и провод­ник нашего вагона тянется к кочегару.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Single Page

Оставить комментарий

При копировании материала с данного сайта присутствие ссылки обязательно!

Top.Mail.Ru